Артур Сулейманов: Московские консультации по афганскому урегулированию – поворот к многосторонней дипломатии

Афганистан / Политика    15 мая, 14:38, 2020 г.    865

13 мая 2020 года состоялось заседание Совета министров иностранных дел ШОС. В ходе заседания были рассмотрены приоритетные задачи ШОС в связи с распространением новой коронавирусной инфекции и её последствиями. Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров в своём выступлении акцентировал внимание на вопросе афганского урегулирования. 

«Что касается афганского урегулирования, то у нас нет никаких сомнений в том, что оно возможно исключительно на основе, которая учитывает интересы прежде всего самих афганцев, и, во-вторых, законные интересы стран региона, в том числе ближайших соседей Афганистана» - подчеркнул министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Ситуация в Афганистане в течение десятилетий не находит своего мирного разрешения, а сам конфликт приобрёл такие глобальные свойства как множественность участников и многофакторность последствий для всего международного сообщества.

Российская позиция по этой проблеме довольно проста, но в тоже время последовательна: учёт, в первую очередь, интересов жителей Афганистана и компромиссные решения с другими государствами региона, как наиболее эффективные способы к урегулированию.

Россию и Афганистан связывают вековые дипломатические отношения

Стоит подчеркнуть, что российско-афганские отношения имеют более чем вековую историю. В 1919 году Советская Россия стала первым государством, которое установила дипломатические отношения с Афганистаном, а в 1921 году – страны подписали Договор о дружбе. Если рассматривать факторы-сотрудничества России и Афганистана с исторической точки зрения, то к ним следует добавить торгово-экономические контакты с Юга на Север и территориально-географическую близость.   

Семнадцатилетний тупик в разрешении афганской проблемы

Послевоенная политика США и НАТО в Афганистане (2002 – 2018 гг.), выраженная в поддержке правительственных сил и борьбе с вооружённой оппозицией (движение «Талибан» - запрещено в Российской Федерации), не привела к стабилизации положения и мирному разрешению проблемы. Более того в регионе наметилась тенденция к эскалации конфликта и появлению новых угроз террористического характера.

В 2014 году бывший президент США Б. Обама инициировал выход большей части американского контингента из Афганистана и объявил о завершении военно-боевых операций в стране. Но и это решение трудно назвать успешным, поскольку количество погибших не уменьшилось и продолжало расти, и нужны были более продуманные меры в плане урегулирования афганского конфликта. 

Афганский вопрос интересен Д. Трампу для победы на выборах

Президент США Д. Трамп в отличие от своего предшественника сделал выбор в пользу переговорной практики, когда за одним столом встречаются участники конфликта. В августе 2019 года в Дохе были зафиксированы первые результаты переговорной деятельности - представителями США и талибами был подготовлен проект предварительных договорённостей, который включал в себе график постепенного вывода американских солдат из Афганистана, положения о мире и вопросы противодействия терроризму. Вместе с тем сторонам не удалось договориться по важному вопросу: ведению переговоров талибов напрямую с правительственными структурами Афганистана.  

Однако все результаты переговоров обнулились, когда в сентябре 2019 года после серии терактов в Кабуле и ряде других городов президент США Д. Трамп  распорядился прекратить переговоры с талибами и отменил подписание соглашения. В декабре 2019 года предпринимались новые попытки (после трёхмесячного перерыва) возобновить переговоры, но и они ни к чему не привели.

29 февраля 2020 года после очередного раунда переговоров США с талибами соглашение всё же было подписано. В нём упоминается, что США и их партнеры по миссии НАТО в Афганистане выведут всех своих военнослужащих с афганской территории в течение 14 месяцев при условии, что талибы будут соблюдать соглашение. Согласно прописанным в документе условиям, сначала иностранный воинский контингент в Афганистане будет сокращен до 8,6 тыс. человек в течение 135 дней со дня подписания соглашения в Дохе.

Отмечая, безусловно, важность этих раундов и подписанное соглашение вызывает обеспокоенность другое.

Во-первых, прошедшие раунды США – талибан нельзя назвать последовательными и тем более прорывными для своего времени. Повестка их не менялась и речь по - сути шла о выводе американских солдат из Афганистана. Их ускоренность свидетельствует скорее о том, что Д. Трамп использует афганское урегулирование в своих политических целях перед президентскими выборами. Для него важен любой позитивный результат на внешнеполитическом треке.

Во-вторых, важным испытанием для подписанного соглашения служит, как «маятниковая политика» Д. Трампа (от сотрудничества до расторжения соглашений и прямой борьбы с талибами), так и сами действия сил оппозиции. Скоротечность переговорной практики, к сожалению, не служит гарантом безопасности в Афганистане, хотя и может привести к снижению насилия в первое время.

В-третьих, американская администрация рассматривает подписание соглашения как свою собственную победу. Де-факто сегодня в стабилизации ситуации в Афганистане переговорным путём заинтересованы многие внешние игроки (по своим причинам) на региональном уровне и в более широком международном масштабе. Ни одна из стран, вовлеченных в афганское урегулирование, не выступает в роли победившей или проигравшей.  Напротив соглашение должно носить общий интегрирующий посыл. Поэтому любой срыв подписанных соглашений будет рассматриваться государствами (наверное, кроме государств НАТО) очень болезненно и скажется на репутационном капитале Д. Трампа.

В-четвёртых, до сих пор не удалось достичь прямых переговоров правительства Афганистана и талибов.

В целом подписанное соглашение следует рассматривать как ограниченно эффективное, но не выступающее гарантом безопасности в Афганистане.   

Московские консультации по афганскому урегулированию более последовательны и представительны

Помимо американской политики в вопросе афганского урегулирования с 2016 года  наблюдается активизация различных региональных и внерегиональных государств. Так, например, в 2017 году по итогам шестисторонних консультаций с участием представителей России, Афганистана, Китая, Пакистана, Ирана и Индии была достигнута договоренность о создании Московского формата консультаций.

В апреле 2017 года прошло первое заседание Московского формата консультаций по афганскому урегулированию. В нём приняли участие заместители министров иностранных дел и спецпредставители 11 стран (России, Афганистана, Китая, Пакистана, Ирана, Индии, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана и Туркменистана). Американские представители от участия в консультациях отказались, сославшись на отсутствие на тот момент у новой администрации США стратегии действий на афганском направлении.

9 ноября 2018 года состоялось второе заседание Московского формата консультаций по Афганистану с участием представителей от России, Афганистана, Китая, Пакистана, Ирана, Индии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и США. Впервые в международной встрече такого уровня приняла участие делегация Политического офиса Движения талибов в Дохе. Из Афганистана участие в конференции принял Высший совет мира, который позиционирует себя как посредник в диалоге между правительством страны и талибами. В феврале 2019 г. лидеры почти всех крупных движений и фракций бывшего афганского Северного альянса и формирований моджахедов встретились в Москве.

Стоит отметить, что Россия прошла не простой путь в восстановлении своих внешнеполитических позиций в Афганистане. В 1990-х гг. Российская Федерация была практически дистанцирована от афганской проблемы в силу объективных причин. В 2000-х гг. во внешней политике России на афганском направлении стал прослеживаться баланс (по внутриафганским линиям «свере – юг»). В 2010-х гг. активизировались дипломатические усилия России по афганскому урегулированию.

В контексте вывода американских войск из Афганистана в 2014 году Российская Федерация уделила особое внимание центральноазиатским государствам союзникам по ОДКБ, усилив их военную и экономическую поддержку.  Но даже эти меры рассматривались Россией скорее как дополнительные, поскольку проблемы с распространением терроризма и наркотрафика продолжались.

Московский формат консультаций строится на основе нескольких принципов, которые делают его более жизнеспособным и последовательным.

  1. Россия исключает любое прямое военное присутствие в Афганистане.
  2. Россия исходит, в первую очередь, из интересов самих афганцев, и, во-вторых, из законных интересов стран региона, в том числе ближайших соседей Афганистана.
  3. Россия заинтересована в регионализации афганского урегулирования, т.е. в продвижении конструктивного взаимодействия со всеми сторонами конфликта: от традиционных партнёров (Китай, Индия, Иран) до новых партнёров (Пакистан).
  4. Российская позиция в целом дистанцирована от внутриполитической борьбы в Афганистане и сконцентрирована конкретно на проблеме, т.е. придерживается принципа невмешательства во внутриафганские дела.

В заключение стоит отметить, что значимость Московского формата региональных консультаций по афганскому урегулированию будет расти. Причины ясны – это последовательность и дистанцированность. Но в дальнейшем важно выработать более стройную стратегию по афганскому урегулированию, которая будет включать в себя, как минимум, следующие пункты: продвижение диалога правительства Афганистана и оппозиции; регионализация афганского урегулирования; предложения по развитию Афганистана в посткризисный период и другие.  

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

 

 

http://berlek-nkp.com/artur-suleymanov/8625-artur-suleymanov-moskovskie-konsultacii-po-afganskomu-uregulirovaniyu-povorot-k-mnogostoronney-diplomatii.html

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика