Соглашения о ЗСТ с третьими странами делают ЕАЭС-проект более жизнеспособным

Регион / Экономика    9 окт., 14:15, 2019 г.    64

Замир КАРАЖАНОВ

Одним из знаковых событий прошедшего в Ереване 1 октября саммита ЕАЭС стало подписание соглашения с Сингапуром о создании Зоны свободной торговли.

Стоит заметить, что Сингапур – не первая страна, с которой установлена ЗСТ. Первым был Вьетнам. С ним соглашение о создании ЗСТ было заключено ещё в 2015 году. Как отметил тогда министр по торговле ЕЭК Андрей Слепнев, документ увеличит товарооборот между ЕАЭС и Вьетнамом с 4 млрд долларов (в 2015 г. – Ред.) до 8-10 млрд. к 2020 году. По соглашению предполагалось снизить пошлины на 88% товаров взаимной торговли. Причём на 59% сократить сразу, а оставшиеся 29% в течение 5-10 лет.

Действительно, в последующие годы наблюдался рост торговли. По словам председателя коллегии ЕЭК Тиграна Саркисяна, по итогам 2016 года товарооборот между ЕАЭС и Вьетнамом составил 4,3 млрд. долларов, в 2017-м – 5,9 млрд., в 2018-м – 6,7 млрд.

И все же, несмотря на позитивные тенденции, в политических кругах успехи оценивают сдержанно. Выступая на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) 4 сентября, вице-премьер Вьетнама Чинь Динь Зунг посетовал на то, что сохраняющиеся таможенные барьеры не позволяют реализовать экономические потенциал. «Мы, конечно, будем готовы ещё раз пересмотреть эти барьеры, чтобы выполнить свои обязательства», – сказал заместитель главы правительства Вьетнама. Однако пока ответной реакции на предложение со стороны ЕАЭС не последовало.

В мае этого года подписано соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем. В документе, по словам президента делового совета ЕАЭС Виктора Козака, «обозначен целый набор секторов, которые являются важными как для стран ЕАЭС, так и для КНР». Китай является крупной торговой державой. Объем товарооборота стран ЕАЭС с ним в 2018 году составил 126 млрд. долларов, что создаёт объективные предпосылки для укрепления взаимных экономических связей.

Однако отношение к Китаю двоякое. С одной стороны, привлекает ёмкий внутренний рынок страны, где проживает 1,4 млрд. населения, чьи доходы при этом растут. «Увеличение потребления в КНР в рамках новой концепции экономического роста с ориентацией на внутреннее потребление означает, что наши хозяйствующие субъекты должны быть готовы наращивать экспорт в КНР и в целом в азиатский регион», – отметил Тигран Саркисян. С другой стороны, остаётся констатировать тот факт, что в структуре экспорта в КНР у стран ЕАЭС доминируют энерго- и природные ресурсы. Поэтому вопрос состоит не в том, как увеличить товарооборот, а в том, как диверсифицировать его. Для чего необходимо поставлять продукцию с высокой добавленной стоимостью.

В данный момент запущен механизм сопряжения между ЕАЭС и китайской программы «Один пояс – один путь», что укрепит сотрудничество в экономической сфере. Но уже обсуждается возможность создания с «великим соседом» Зоны свободной торговли. Правда, в таком деликатном вопросе ЕАЭС занимает осторожную позицию. Китай выпускает широкий ассортимент конкурентоспособной продукции. Даже США не могут сбалансировать товарооборот с КНР, что стало поводом для развязывания «торговой войны». В 2018 году дефицит США в торговле с Китаем даже побил исторический максимум – 621 млрд. долларов.

На этом фоне положение дел у ЕАЭС лучше. В прошлом году товарооборот с КНР достиг 128 млрд. долларов. При этом экспорт составил 63 млрд. долларов, ровно столько же приходится на импорт китайской продукции. Создание ЗСТ может пошатнуть хрупкий баланс. «Бизнес наших стран пока не готов переходить на торговлю с КНР в режиме свободной торговли, т.е. затрагивать вопрос о снижении, обнулении таможенных пошлин. Наше соглашение с КНР касается облегчения торговли в нетарифной сфере и упрощения различных процедур во внешнеэкономической деятельности, из облегчения которых можно будет извлечь существенные выгоды для бизнеса», – сообщила министр по торговле ЕЭК Вероника Никишина. Поэтому пока акцент делается не на снижении таможенных пошлин на товары, а на устранении бюрократических барьеров на пути взаимной торговли.

Примерно такая же ситуация складывается и с Сингапуром, с которым на днях подписано соглашение о ЗСТ. Но в данном случае риски учитывались. «Товары, чувствительные для нашего рынка – такие как говядина, сыр, крепкие алкогольные напитки, детское питание, молочные продукты, автомобили, самолёты, – они у нас будут в товарах изъятия, мы на них пошлины не снижаем», – подчеркнула В. Никишина. Кроме того, объём взаимной торговли между странами ЕАЭС и Сингапуром пока остается незначительным, что также снижает риски, даже если экспорт станет превалировать над импортом.

Есть у ЕАЭС еще один партнер – Иран. В мае этого года иранский парламент ратифицировал временное соглашение о создании ЗСТ с ЕАЭС. Документ вступит в силу уже 27 октября. «Переговоры шли непросто, но сейчас они успешно завершены. Соглашение подписано и ратифицировано. Результат – налицо!» – отметил посол ИРИ в России Мехди Санаи.

Тегеран рассчитывает на то, что временное соглашение о ЗСТ увеличит товарооборот. «Реализация соглашения с этим союзом произойдёт 27 октября, и 502 статьи наших товаров смогут пользоваться особыми преференциальными условиями (торговый режим, освобождающий ввозимые товары от таможенных пошлин. – Ред.)», – сообщил президент Ирана Хасан Роухани на прошедшем в Ереване саммите ЕАЭС.

Иранская продукция не представляет большую опасность для производителей стран ЕАЭС, с ней можно конкурировать! Другое дело, что Тегеран сталкивается с рисками внешнеполитического характера. 20 сентября США ввели санкции против Национального банка Ирана, а 25-го список пополнили пять компаний. Скорее всего, тенденция будет продолжаться из-за неурегулированных вопросов, которые накопились между Вашингтоном и Тегераном. Политическая напряжённость генерирует риски и для деловых партнёров Ирана, которые могут столкнуться с так называемыми вторичными санкциями, в случае, если они будут сотрудничать с компаниями из чёрного списка США. Такой поворот событий ограничивает деловое сотрудничество стран Союза с Ираном.

Среди других потенциальных партнёров ЕАЭС значатся Индия, Египет. С ними также ведутся переговоры о создании ЗСТ. Интерес к сотрудничеству проявляет Израиль, даже несмотря на то что с Союзом уже сотрудничает Иран. Политические разногласия с Тегераном не ограничивают экономическую политику Тель-Авива, но израильское правительство не откажется от давления на Иран с целью изменения его внешнеполитического курса. Однако такое решение едва ли отразится на экономических перспективах ЕАЭС и его курсе. Как сказал в мае 2019 года вице-премьер-министр Армении Тигран Авинян: «В контексте ЕАЭС представляется, что слаженное взаимодействие наших стран и расширение международного и многоформатного сотрудничества Союза с третьими странами – это то будущее, к которому мы должны стремиться».

Подчеркнем, что при всем при этом Евразийская экономическая комиссия занимает осторожную позицию, заключая соглашения о создании ЗСТ с третьими странами. Очевидный плюс состоит в том, что проводится скоординированная экономическая политика стран участниц интеграционного объединения, которая направлена на защиту не только единого рынка, но и интересов работающего бизнеса государств ЕАЭС. Благодаря чему минимизируются возможные риски для национальных экономик, одновременно с этим повышается КПД от сотрудничества.

Нельзя также не отметить, что соглашения о создании ЗСТ с третьими странами делают проект ЕАЭС более жизнеспособным. Поскольку появляются не только новые рынки, на которых могут работать компании, но и укрепляется конкурентоспособность организации. В качестве бонуса можно назвать усиление имиджа ЕАЭС, который постепенно превращается в респектабельный и привлекательный бизнес-клуб. Но для того чтобы закрепить такой почётный статус, конечно же, надо работать над повышением эффективности самого ЕАЭС, решать накопившиеся проблемы. Тем более что они имеются, о чем говорят разногласия между его участниками.

Не стоит забывать также о том, что соглашения о создании ЗСТ с третьими государствами открывают не только новые возможности. Они усиливают конкуренцию как для бизнеса, так и для правительств стран-участниц ЕАЭС. Ряд договоров такого рода включают в себя снижение в будущем таможенных пошлин на широкий ассортимент товаров. А значит, властям не стоит медлить с реформами в своих странах, направленными на повышение конкурентоспособности национальных экономик. Тем более что, как показал случай с Вьетнамом, наши партнёры не хотят долго ждать и постоянно торопят с обнулением пошлин.

 

 

https://www.ritmeurasia.org/news--2019-10-09--soglashenija-o-zst-s-tretimi-stranami-delajut-eaes-proekt-bolee-zhiznesposobnym-45322

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика