Российские военные базы на службе Центральной Азии

Регион / Безопасность    11 сен., 16:00, 2019 г.    110

Военные объекты России в Центральной Азии представляют для страны, где они расположены, гораздо большую ценность, чем для нас. Там, как ни странно, это не вполне понимают.

Бишкек и Душанбе, случается, ставят Москве условия. И она, что уже совершенно удивительно, их иногда рассматривает и даже принимает. Хотя единственным адекватным ответом на любое недовольство должно быть заявление о немедленном выводе наших баз.

Кант в авангарде борьбы с терроризмом

Российские военные объекты в Киргизии с января 2017 года имеют статус «Объединенной базы». Два из них, как это ни удивительно для страны, расположенной очень далеко от всех морей и океанов, принадлежат ВМФ РФ: 954-я испытательная база противолодочного вооружения «Кой-Сары» (Каракол, мыс Кой-Сары, полуостров Кара-Булун на озере Иссык-Куль) и 338-й узел дальней связи (поселок Чалдовар и село Спартак). Последний обеспечивает Главный штаб ВМФ дальней связью с кораблями и подводными лодками, находящимися на боевой службе в Тихом и Индийском океанах, а также ведет радиотехническую разведку. В прямом подчинении Минобороны РФ находится 17-я радиосейсмическая лаборатория, осуществляющая мониторинг испытаний ядерного оружия (город Майлы-Суу). Понятно, что самой Киргизии все эти объекты не нужны, они функционируют исключительно в интересах наших Вооруженных Сил, за что Бишкек получает арендную плату.

Российское военное присутствие в Киргизии в ближайшее время может быть существенно расширено

В подчинении ЦВО ВС РФ находятся высокогорный авиационный полигон, являющийся частью горного учебного центра «Эдельвейс» ВС Киргизии, а также 999-я авиабаза на аэродроме Кант в Чуйской области. Здесь находятся не менее 10 штурмовиков Су-25, два транспортных самолета Ан-26, два многоцелевых вертолета Ми-8, разведывательные БЛА «Орлан-10» и «Форпост». По сути эта авиабаза заменяет ВВС страны (формально у Киргизии есть военно-воздушные силы, но нет ни одного боевого самолета), а также защищает от агрессии против Киргизии со стороны некоторых соседних стран. От вторжения террористических группировок политических гарантий не дает никто (исламских радикалов не интересуют нормы международного права), с ними российская авиация будет «просто воевать». В связи с этим наше военное присутствие в Киргизии в ближайшее время, видимо, будет существенно расширено.

«Окно» на крыше мира

Если у Киргизии имеются чисто символические ВВС, но более или менее реальные сухопутные войска, то в ВС Таджикистана («Потешная гвардия») оба их вида являются чисто символическими. Поэтому, если 999-я авиабаза дополняет ВС Киргизии, то находящаяся в подчинении ЦВО 201-я в/б (дислоцированная в Душанбе и Курган-Тюбе) по сути заменяет ВС Таджикистана. Вполне логично, что 201-я – единственная из российских военных баз, являющаяся по штату не бригадой, а дивизией.

В Душанбе развернуты 92 и 149-й мотострелковый полки, разведбат, дивизионы РСЗО и ЗРК, ряд других подразделений. В Курган-Тюбе располагается 191-й мотострелковый полк. 201-я в/б имеет на вооружении примерно 30 танков, более 350 БМП и БТР, 120 артсистем, 30 ЗРК, ЗСУ и зенитных орудий, значительно превосходя по своему потенциалу (тем более по уровню боевой и морально-психологической подготовки) таджикскую армию. Как и в случае с Киргизией, база является некоторой гарантией от агрессии со стороны тех же соседних стран, а также должна противостоять возможному вторжению исламских радикалов из Афганистана. До последнего времени под таковыми подразумевались талибы, сейчас это в первую очередь «Исламский халифат». На его фоне талибы уже начинают казаться умеренными, тем более что они не очень склонны к экспансии за пределы Афганистана. Для «халифата» же экспансия – единственный способ существования. Хотя между талибами и исламскими радикалами нет принципиальных идеологических разногласий, политические противоречия между группировками сильны чрезвычайно. Настолько, что в 2015 году талибы и «халифат» объявили джихад друг другу. После этого Москва через Исламабад и Пекин начала устанавливать контакты с талибами, что вызвало крайнее недовольство Кабула («Москва и Пекин поставили на «Талибан»). Куда повернется ситуация в Афганистане, особенно после уже почти гарантированного ухода американцев – сказать крайне сложно. Совершенно не исключено, что 201-й в/б рано или поздно придется воевать. Разумеется, применительно к классическому вооруженному противостоянию ее потенциал даже без учета таджикской армии гораздо выше, чем у исламистов из Афганистана. К сожалению, последние будут вести войну не классическую, а диверсионно-террористическую («Спящий джихад»). Ситуация усугубляется значительной удаленностью Таджикистана от России, крайне сложными природно-климатическими условиями, а также серьезной внутренней нестабильностью страны. Тяжелейшая гражданская война, шедшая в Таджикистане в первой половине 90-х и остановленная благодаря усилиям Москвы, вполне может возобновиться. Совершенно неясно, что в такой ситуации будут делать наши части.

В случае вторжения исламских радикалов из Афганистана или гражданской войны Россия может лишиться еще одного важного военного объекта, расположенного в Таджикистане и подчиняющегося Космическим войскам. Это оптико-электронный комплекс контроля космического пространства «Окно», расположенный на горе Санглок (Памир, 2216 м над уровнем моря) около города Нурек. Объект строился с 1985 года, в 1992-м был брошен, но затем строительство возобновилось. С 1999 года находился на опытно-боевом, а с 2014-го – на боевом дежурстве. «Окно» в автоматическом режиме отслеживает искусственные космические объекты размером более метра на высотах от двух до сорока тысяч километров, вычисляет их орбиты, определяет класс, назначение и текущее состояние (возможна также работа по низкоорбитальным объектам на высотах от 120 до 2000 км). Комплекс работает в оптическом диапазоне, чем и уникален, поскольку другие системы контроля космического пространства основаны на принципах радиолокации. С 2004 года «Окно» официально находится в собственности России. В случае его потери построить замену будет невозможно, поскольку нигде в России нет такого благоприятного астроклимата, как на Памире.

«Днепр» на берегу озера

На полигоне Сары-Шаган в Казахстане (около озера Балхаш) расположена РЛС «Днепр-М» СПРН Космических войск РФ. Она, как и «Окно», статуса военной базы не имеет, и при этом риска потери этого объекта в обозримом будущем нет. Правда, сама Россия может от него отказаться, поскольку на ее территории уже построены РЛС СПРН, работающие по тем же географическим направлениям.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 35 (798) за 10 сентября 2019 года

 

 

https://vpk-news.ru/articles/52367

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика