Вся надежда на ашар. Киргизские школьники вынуждены учиться в контейнерах, юртах и заброшенных домах. Но можно заплатить «Газпрому»

Кыргызстан / Общество    11 сен., 12:23, 2019 г.    59

Школа из контейнеров в селе Кенеш. Фото с сайта Kaktus.media

 

Юрты, строительные контейнеры, заброшенные частные дома… Все это — помещения, в которых приходится учиться киргизским детям. Об организации занятий в коробках из-под холодильников пока не сообщалось, но кто знает… Многие детали жизни в киргизской глубинке не отражаются в СМИ. Например, широкая общественность неделю переживала из-за школы из контейнеров в селе Кенеш Нарынской области — а 10 сентября вдруг выяснилось, что точно в таких же условиях учатся дети в селе Миялы Ошской области. То есть случай, который пытались представить как вопиющий и уникальный, на поверку таковым не является. Все это норма жизни, которая длится не одно десятилетие.

От ашара до юрт

В 2017 году эксперты института «Булан» провели исследование и пришли к выводу, что проблема нехватки школьных зданий возникла в первые годы независимости Киргизии. Тогда у властей не было денег на строительство школ, поэтому здания начали массово возводить методом ашара — то есть силами общественности. Эти здания не соответствовали никаким нормам и за пять-десять лет пришли в негодность. По заключению экспертов, именно ашарные школы 1990-х годов массово пополняют нынешние списки аварийных учебных заведений.

Однако на поверку проблема оказывается еще более давней. Модель киргизского сельского образования в миниатюре отражена в истории школы села Кызыл-Озгоруш Токтогульского района Джалал-Абадской области. В 1957 году сельскую школу возвели тем самым ашарным методом, хотя до независимости было еще очень далеко. У здания не было даже фундамента, однако оно благополучно принимало учеников не пять и не десять, а более пятидесяти лет. Лишь в 2010 году в селе построили новое школьное здание. Но оно было рассчитано лишь на 120 учеников, тогда как в селе на тот момент проживали 684 ребенка школьного возраста. В новостройке не было ни столовой, ни спортзала. Поэтому на протяжении нескольких лет задействованы были оба здания — в новое перевели 365 учеников старших классов, а младшеклассников оставили в старой школе.

В 2015 году старое здание признали аварийным, но это не помешало детям продолжить учебу. И лишь в марте 2018 года, когда многострадальную 61-летнюю школу буквально размыло весенними дождями, родители забили тревогу. Тогда всех младшеклассников, которых физически могли уместить в новое здание, перевели туда. А для оставшихся двух классов установили две юрты, в которых дети и проучились последние месяцы учебного года. Еще в одной юрте разместили столовую. Новый учебный год 1 сентября 2018 года был начат в тех же условиях — переполненное здание новой школы и три юрты. Лишь в октябре, когда наступили холода, классы из юрт перевели в новое здание (в котором, кстати, к тому моменту уже начали разрушаться полы). Проблему перегрузки руководство решило путем посменного обучения.

https://fergana.agency/siteapi/media/images/77e04b5e-8e9b-47a3-b0e7-b13c5e05fec3.jpeg 
Урок в юрте. Фото с сайта Azattyk.org

Сколько именно смен организовано в школе Кызыл-Озгоруша, не уточняется, но напомним — там необходимо уместить почти вшестеро больше детей, чем предусмотрено проектом. Количество смен — тоже скользкий вопрос: более двух смен плохо смотрятся в отчетах. В ноябре 2018 года вице-премьер Алтынай Омурбекова заявила, что третьи смены в школах необходимо ликвидировать. «Санитарными нормами это запрещено категорически», — подчеркнула она. По мнению вице-премьера, решить вопрос можно путем возведения пристроек.

При этом, например, в селе Пригородное Чуйской области по состоянию на 2018 год дети учились в четыре смены. В школе, рассчитанной на 320 учеников, числились 1420 детей. Учебный процесс продолжался шесть дней в неделю с 7:00 до 20:00. Вопрос строительства нового здания (и даже возведения пристройки) в селе решить крайне сложно из-за расположенного рядом скотомогильника, зараженного сибирской язвой.

По информации института «Булан», в 2017 году в Киргизии насчитывалось 193 аварийных школы. Такую же цифру в ноябре 2018 года назвала Омурбекова. При этом она уточнила, что 14 зданий требуют ремонта, а 168 нужно строить заново. В сумме получается 182, а не 193 школы. Откуда такая разница? В речь вице-премьера случайно затесалась цифра за 2017 год, а уточненные данные относились уже к 2018-му?

Так или иначе, на следующий год, если верить официальным данным, в данной сфере был совершен гигантский рывок. 3 сентября 2019 года глава Государственного агентства архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Бактыбек Абдиев заявил, что теперь в Киргизии насчитывается всего лишь 17 аварийных школ, причем в ближайшее время планируется построить 27 новых учебных заведений на грант, выделенный Саудовским Фондом развития.

Контейнерный скандал

Однако благостная картина была разрушена новостями из села Кенеш Нарынской области. 2 сентября пресс-секретарь полномочного представительства правительства в регионе Майрамбек Омурбаев скромно сообщил журналистам, что из-за аварийного состояния школы в Кенеше детей решено временно перевести в некие «мобильные дома». Сутки журналисты гадали, что это за помещения, и наконец выяснили, что речь идет об обычных строительных контейнерах-бытовках, выделенных из запасов МЧС. Эта новость возмутила общественность гораздо больше, чем случай с юртами. Контейнеры — более дешевый вариант, лишенный какого-либо модного национального колорита. К тому же интернет-пользователи предположили, что контейнеры могут быть сделаны из токсичных материалов, не имеют нормальной вентиляции и потому опасны для здоровья.

4 сентября активисты начали сбор денег на ашарное строительство школы в Кенеше. Но уже на следующий день правительство Киргизии официально обратилось к активистам с просьбой отказаться от этого проекта. В кабинете министров пояснили, что бюджетные деньги на строительство школы уже выделены, идет подготовка проектной документации, работы начнутся в 2020 году. Вскоре была изыскана возможность и более удобного временного размещения детей. До наступления холодов их обещают перевести из контейнеров в здание клуба. Оно, правда, тоже находится в аварийном состоянии, но его собираются срочно отремонтировать.

Тем временем вечером 4 сентября в СМИ появилась информация об отставке полпреда правительства в Нарынской области Аманбая Кайыпова. Официально это сообщение сначала опровергли, но утром 5 сентября подтвердили. Связано ли это решение со школой — осталось неизвестным.

https://fergana.agency/siteapi/media/images/9593d068-d340-4abf-adcd-57c702e87523.jpeg 
Дети из села Кенеш занимаются в контейнере. Фото с сайта Kaktus.media

А 10 сентября газета «Факты.Kg» внезапно сообщила, что возмутившая всех ситуация в Кенеше не уникальна. По информации издания, точно в таких же контейнерах учатся дети в селе Миялы Кара-Сууйского района Ошской области. Когда школу перевели в подобные помещения — не уточняется. Зато журналисты подчеркивают, что именно в Кара-Сууйском районе родился Райымбек Матраимов по прозвищу Райым-миллион. Авторы заметки выражают возмущение в связи с тем, что на родине одного из самых богатых и влиятельных людей Кыргызстана не могут найти 6 миллионов сомов ($85,7 тыс.) на строительство новой школы.

Издание Turmush в тот же день сообщило о плачевной обстановке, сложившейся в селе Жаны-Арык Жумгальского района Нарынской области. Там еще в 2016 году пришел в негодность один из двух школьных корпусов 1935 года постройки. В результате сейчас десять классов младшей школы приходится распределять по «пустым свободным домам» — так вежливо в селе называют заброшенные частные строения. Директор школы с местными чиновниками ездят по округе и, как дядя Федор с котом Матроскиным, разыскивают подходящие здания.

Любопытную аналитику 6 сентября опубликовал телеканал «Апрель», принадлежащий ныне находящемуся под арестом экс-президенту Алмазбеку Атамбаеву. Безусловно, в расследовании присутствует заметный политический оттенок: авторы пытаются доказать, что пик решения «школьной проблемы» приходился на 2015-2016 годы (когда у руля находился Атамбаев), в 2017 году (в год его отставки) строительство учебных заведений пошло на спад, а в 2018 году (то есть при новом президенте Сооронбае Жээнбекове) ситуация стала катастрофической.

Как следует из вышеизложенного, проблема крайне масштабна и вряд ли за нее может нести ответственность какая-то одна политическая группировка. Однако журналисты «Апреля» верно подметили как минимум один факт — отчеты о количестве построенных школ не равноценны информации о числе ученических мест. В 2017 году в Киргизии было построено 46 новых школ, рассчитанных на 13 тысяч учеников, а в 2018 году — 68 школ, которые могут принять… 4,1 тысячи детей. Таким образом, на одну новую школу в среднем приходятся 60 учеников. Авторы расследования пытаются преподнести строительство «мини-школ» как ноу-хау Жээнбекова, однако напомним, что школа на 120 учеников при потребности в 684 местах была построена в Кызыл-Озгоруше еще в 2010 году — то есть строительство как минимум началось при Курманбеке Бакиеве. Режимы меняются, а искушение отчитаться о строительстве без лишних затрат у чиновников остается.

Столица в тренде

Проблема со школами стоит довольно остро даже в Бишкеке. Конечно, в контейнерах и заброшенных домах там никто не учится, но по информации на 2018 год столичные школы были перегружены учениками примерно вдвое. В зданиях, способных вместить в общей сложности 75,9 тысячи детей, обучались 147,1 тысячи школьников. Наполняемость первых классов достигает 40-45 человек, хотя в таком возрасте крайне важно личное внимание учителя к каждому ребенку.

Главным скандалом текущего года в Бишкеке стало открытие школы «Газпрома». В 2017 году российской компании выделили участок под строительство учебного заведения в престижном районе, на улице Аалы Токомбаева. Утверждалось, что это спонсорский проект — «Газпром» возведет школу и передаст ее на баланс властей, то есть она станет муниципальной. Эта новость была с большим энтузиазмом воспринята местными жителями. Дело в том, что в этом районе практически нет муниципальных школ. Гражданам приходится либо платить за обучение в частных учебных заведениях, либо возить детей в другие районы.

https://fergana.agency/siteapi/media/images/09018456-7135-4343-9c82-90afdb007b8b.jpeg 
Линейка на открытии школы "Газпрома". Фото с сайта 24.kg

И вот летом 2019 года школу достроили. Однако выяснилось, что мэрия не может принять учебное заведение на баланс из-за нехватки средств. В результате школу решили оставить на балансе «Газпрома» — то есть вместо муниципальной школы местные жители получили еще одну платную. Правда, горожанам пообещали по квоте принять на бесплатное обучение 25% одаренных детей и детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Это породило новую волну надежд — на этот раз у родителей детей с ОВЗ. В их среде начали ходить слухи, что в школе «Газпрома» впервые в Киргизии введут инклюзивное обучение детей с самыми тяжелыми заболеваниями — такими как синдром Дауна, аутизм, полная утрата зрения и слуха.

Но вскоре родители детей с ОВЗ испытали разочарование. Как оказалось, по квоте в школу готовы принимать лишь детей со сравнительно легкими расстройствами (ДЦП, пороки сердца), способных самостоятельно себя обслуживать. Ни о каких тьюторах (наставниках) и особых программах, органично сочетающихся с общеобразовательной, речи не идет. Родители тяжело больных детей обвинили «Газпром» в обмане — хотя, строго говоря, в данном случае компания ничего не обещала. Речь шла только о квоте, а мечты об инклюзии европейского уровня самозародились в родительском сообществе.

Учителей тоже нет

Еще одна неочевидная проблема, которую принесла Бишкеку школа «Газпрома», — кадровый вопрос. Депутаты городского кенеша (совета) изначально требовали, чтобы руководство школы разработало механизм, исключающий утечку кадров из других городских учебных заведений. Как нетрудно догадаться, условие выполнить не удалось: в Киргизии нет крепостного права, учителя могут работать там, где захотят. В школу «Газпрома» перешли педагоги из 61-й, 67-й, 72-й, 95-й школ, а также из школы при Киргизо-российском славянском университете (КРСУ). «Мы не переманивали учителей, мы просто создали для них нормальные условия», — пояснил директор Азамат Дикамбаев.

Условия в новом учебном заведении действительно заманчивые. Зарплата учителя при нагрузке 20 часов в неделю составит 35,2 тысячи сомов ($500) в месяц. В муниципальных школах при аналогичной нагрузке педагогам сейчас платят 12,7 тысячи сомов ($181,6), а с ноября зарплату повысят до 17 тысяч сомов ($243). При этом учителям школы «Газпрома» предоставят льготное питание, полностью компенсируют затраты на проезд, обеспечат их за счет школы журналами, методичками и другими необходимыми материалами. Наконец, работать им предстоит в новом просторном здании, не в две смены и не с четырьмя десятками детей одновременно.

За учителей, перешедших в школу «Газпрома», можно только порадоваться. А вот основная масса киргизских педагогов остается в прежних условиях, и даже разрекламированное правительством ноябрьское повышение зарплаты вряд ли сильно улучшит ситуацию. И это тоже составная часть проблемы киргизского образования. Мало построить новые школьные здания — надо еще, чтобы в них было кому работать. Существующие условия, как нетрудно догадаться, не способствуют популяризации профессии учителя. Амбициозный и талантливый выпускник педагогического вуза может прийти в муниципальную школу лишь ради одного — получить несколько лет стажа перед переходом в частную сферу.

Ну а тем детям, родители которых не в состоянии оплатить частную школу (или просто живут в местах, где о таких учебных заведениях не слышали), остается довольствоваться теми педагогами, которых удается найти, в тех помещениях, которые удается подобрать. Все это порождает масштабное социальное расслоение. Дети в самом раннем возрасте усваивают, что кто-то начинает свой путь в красивой просторной школе, кто-то — в переполненном здании, разваливающемся через пять лет после постройки, а кто-то — и вовсе в контейнерах и юртах. И выхода из этой ситуации пока не видно, потому что Киргизия — объективно очень бедная страна. Другие государства и международные организации могут выделять гранты на строительство отдельных школ и реализацию каких-то образовательных проектов, но тотальное изменение всей системы ни один спонсор не потянет.

https://fergana.agency/articles/110680/?country=kg
Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика