Таджикско-китайские учения в ГБАО: повод для беспокойства или рядовая практика

Таджикистан / Безопасность    9 авг., 17:33, 2019 г.    140

Виктория Панфилова

Накануне в Таджикистане начались таджикско-китайские антитеррористические учения. Не является ли это подготовкой Китая взять под свой контроль таджикско-афганскую границу - читайте в материале

В Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана 8 августа начались трехдневные совместные учения таджикской и китайской армий. Военнослужащие двух стран проведут операцию по захвату и ликвидации условных террористических групп, вторгшихся в граничащий с Афганистаном Ишкашимский район таджикского Горного Бадахшана.

Над Хорогом – столицей ГБАО - летают военные вертолеты. Рядом с селением Джелонди Шугнанского района (Восточный Памир в направлении Мургаба) разбит военный лагерь – установлены десятки палаток и выстроены в несколько рядов военные машины. Учения крупные.В оборонном ведомстве Таджикистана уточнили, что солдаты и офицеры специальной роты Народно-освободительной армии Китая прибыли в Ишкашимский район ГБАО на своих бронемашинах и со своим оружием. На КПП "Кульма-Карасу" на таджикско-китайской границе солдат и офицеров Вооруженных сил Китая встретили представители Минобороны Таджикистана.

По сообщению пресс-секретаря Минобороны Таджикистана Орифа Нозимиёна, китайская рота примет участие в таджикско-китайских антитеррористических учениях, которые состоятся с 8 по 14 августа в Ишкашимском районе Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, непосредственно граничащей с Афганистаном.

В учениях будут задействованы батальон солдат и офицеров мобильных войск Минобороны РТ и одна рота Народно-освободительной армии Китая.Как суверенное государство Таджикистан, конечно, в своем праве проводить учения или даже заключать военные союзы с кем угодно. Однако эта республика еще и является членом блока ОДКБ и о своих действиях и намерениях по дипломатическим и этическим нормам должна ставить в известность партнеров по этому альянсу.

С другой стороны, как известно, учения преследуют антитеррористическую цель. На этот счет между Пекином и Москвой заключено соглашение о совместном противостоянии угрозам данного типа.

Поэтому, по логике, Россия не должна особо волноваться, если даже Душанбе отклонился от упомянутых выше норм. Тем более что по сей день не исключено и то, что к учениям в каком-то виде может подключиться и сама Россия.

При всей кажущейся прозрачности ситуации в самой Горно-Бадахшанской автономной области, отношения которой с Душанбе простыми не назвать, заметна обеспокоенность – звучит вопрос, насколько заявленная цель учений соответствует реальным событиями и не готовятся ли китайские военнослужащие взять под свой контроль таджикско-афганскую границу.

Причем в Ишкашиме уже сооружен новый пограничный пост, и контролирует его китайская сторона. Подобные сомнения подкреплены еще и совершенно конкретными экономическими интересами Китая в ГБАО. А там, где присутствуют финансовые интересы, там, по приметам сегодняшнего дня, возможно появление и военной силы для отстаивания этих самых интересов или даже для большего обозначения этих интересов.Китай, серьезно "увлекшийся" инвестициями в Центрально-Азиатский регион, хочет знать, что они защищены. Учениями он добивается и другой цели – показывает всю серьезность своих намерений в регионе. Что же касается субъектов региона, а в данном случае Таджикистана, или еще конкретнее ГБАО, то подобное усиление Китая чревато потерей части суверенитета.

Душанбе – крупный должник Пекина. Перспективы погашения долга более чем туманны, присутствие Китая в местной экономике растет с каждым днем. А теперь еще, при желании, в происходящем можно увидеть признаки проникновения Китая в военно-политическую сферу.

Наблюдатели отмечают, что военное сотрудничество Пекина и Душанбе заметно активизировалось в последние годы. В частности, нынешние учения уже третьи по счету. Они подчеркивают, что прежде по военной линии в регионе, в частности в Таджикистане, из внешних игроков доминировала Россия, а тот же Китай довольствовался экономическим сотрудничеством.

Сейчас, похоже, идет процесс выравнивания степени влияния двух сильных держав, и если Россию это не устраивает, то ей необходимо представить ответные эффективные меры для сохранения своего преимущества в Таджикистане.

Аналитик Шэн Сию называет Таджикистан одной из ключевых точек в вопросе национальной безопасности Пекина, влияющей на реализацию известной китайской инициативы "Пояс и Путь". По словам аналитика, активизация в афганском приграничье группировки "Исламского движения Восточного Туркестана" (ИДВТ) (террористическая организация, запрещенная в РФ) не может оставлять равнодушными власти Китая – у ИДВТ довольно плотные контакты с уйгурской диаспорой в Таджикистане.

А это Пекин расценивает как первостепенную угрозу своей национальной безопасности и реагирует на подобные расклады весьма остро и оперативно. Тем более, чтобы чувствовать себя в относительной безопасности.

"Между тем таджикский Горный Бадахшан – это прямая дорога в китайский Синьцзян-Уйгурский автономный район со всеми вытекающими для безопасности Китая последствиями", – говорит Шэн Сию, подчеркивая, что при всей сложности ситуации Пекин не рассматривает вопросы создания военной базы в ГБАО.

Что же касается погранпоста в Ишкашиме, то аналитик напомнил, что его появление стало возможным благодаря межгосударственному договору 2016 года, по которому китайская сторона обязалась профинансировать строительство одиннадцати подобных погранпостов в обмен на согласие Душанбе в вопросе создания 30-40 постов на таджикской стороне границы с Афганистаном.

Согласно тому же договору, содержать эти объекты – обязанность китайской стороны, а службу на данных объектах нести будут таджикские военнослужащие. Ничего из ряда вон выходящего пока не происходит, резюмирует Шэн Сию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



https://tj.sputniknews.ru/analytics/20190809/1029615129/ucheniya-GBAO-tajikistan-china.html
Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика