Казахстанский транзит: следующий этап «Зима близко…»

Казахстан / Политика    13 июня, 14:49, 2019 г.    151

Итак, первый этап передачи власти в Казахстане позади, частичное размытие суперперсоналисткой модели государственного управления был успешно оформлен 9 июня на Президентский выборах. Операция «преемник» завершена, а политическое развитие Казахстана вступает в новую фазу, следующая остановка казахского транзита – парламентские выборы.

Реформа законодательной власти становится ключевым элементом в процессе модернизации модели государственного управления Казахстана. Установка на повышение роли парламента в системе принятия политических решений неоднократно упоминалась в выступлениях Ж-К Токаева и чётко обнаруживается в его предвыборной программе. В частности, подчёркивается необходимость повышения значения общественных институтов и распределение ответственности за политику государства между исполнительной и законодательной властями. На официальной странице Ж-К Токаева в Твиттере прямо указывается: «Сильный авторитетный и многопартийный парламент, развитые институты гражданского общества – это магистральный путь дальнейшей политической модернизации».

Задача по повышению субъектности законодательной власти неизбежно сталкивается с вопросом о качестве политических институтов, прежде всего, политических партий. В этом контексте возникает ряд принципиальных вопросов: Кто? Как? Зачем? Когда? А точно?

Кто? После последних парламентских выборов из шести официальных политических партий в парламенте представлены «Нур Отан», «Ак жол», Коммунистическая народная партия (КНП). Партии «Бирлик», "Ауыл" и Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП), не пройдя минимальный барьер, выпали из авангарда общественно-политической жизни Казахстана. В этой шестёрке «Нур Отан» в тени Елбасы занимает исключительно доминирующее положение, которое обосновывается на официальном уровне как результат единства народа и высокого уровня доверия Первому Президенту и оправдывается отсылкой на «однопартийный» (или «полуторапартийный») опыт передовых стран мира (Индия, Сингапур, Швеция и Япония).

Сохранение присутствия Н. Назарбаева в качестве пожизненного председателя «Нур Отана» обеспечивает элитарную дисциплину и выступает гарантом на обоснованные заявки этой партии на конституционное большинство. Соответственно, ближайшие парламентские выборы вряд ли смогут изменить позиции в партийном оркестре: солист – «Нур Отан», аккомпанемент – официальная оппозиция (в унисон или нет – не принципиально), дирижёр Елбасы.

Как? Несмотря на декларируемый запрос в казахском обществе на создание сильной партийной конкуренции, неопределённым остаётся аксиологический спектр будущей политической борьбы. В общественном дискурсе фиксируется отсутствие идейно-программного понимания политической борьбы, а наиболее ярко выраженные политические требования формулируются эмоционально-психологическими паттернами вокруг желания свободы, равенства и справедливости. В таких условиях политическая программа вторична: она может быть правой или левой, консервативной или либеральной, светской или религиозной, но первичным становится личность и популизм вокруг неё. Примат сильного лидера в современной партийной системе Казахстана сложно переоценить, большинство политических платформ не имеют раскрученных общенациональных фигур, соответственно «партия власти» будет использовать свой «электоральный паровоз» на посту пожизненного председателя в качестве главного аргумента.

Зачем? Необходимо зафиксировать важную функцию реформы парламентаризма – это закрепление политической оси «Токаев – Назарбаева», которая была оформлена в публичном пространстве 20 марта 2019 года, когда по инициативе Ж.-К. Токаева, Дарига Назарбаева стала спикером Сената. Более того, задача по перераспределению полномочий между президентской и парламентской властью затрагивает личные политические амбиции Д. Назарбаевой, что гарантирует кураторство над исполнением этой задачи с её стороны. Первое заявление Дариги на посту спикера чётко фиксирует акценты: «Я глубоко осознаю роль парламента в политической и общественной жизни страны, особенно в этот переломный момент нашей истории. Нашим Елбасы поставлены масштабные задачи по модернизации общества...».

Когда? Тактический вопрос: будут ли досрочные выборы? На чашу положительного ответа можно многое сложить: а) привычка – досрочные выборы стали излюбленным приёмом казахстанского истеблишмента б) необходимость оперативно закрепить и синхронизировать результаты президентских выборов в) не допустить создания объединяющей оппозиционной платформы, способной принять организованное участие в парламентских выборах г) предвыборная экономика, в которой заинтересованы как партийные функционеры, так и гражданский информационный класс (гражданские активисты, НКО-шники, предприятия СМИ и пр.). 

Против досрочных выборов работает неопределённость в «партии власти», которой на предстоящих выборах придётся решать сложную дилемму: как символу политической зрелости повторить высокие результаты, и не получить протестное голосование при усиливающемся запросе на обновление политических кругов. Судя по заявлениям К-Ж. Токаева, эту проблему планируется решать к концу 2019 г. через акцент на молодёжь в предвыборной и политической агитации, а также омоложение государственных кадровых и партийных списков (молодёжная проблематика одна из основных тем в заявлениях Токаева, которая получает максимальный отклик у аудитории). В этом контексте исходя из политической диспозиции досрочные выборы могут назначить на предстоящую зиму (В этом случае фраза «Зима близко» получит новые смыслы в казахском информационном пространстве). Однако нельзя списывать со счетов такой стоп-фактор для досрочного выборного процесса как инертность представителей действующей элиты, чувствующих, что они не вписываются в новую властную конфигурацию. Людей, которые постараются максимально продлить порядки и систему сдержек и противовесов прошлого электорального цикла.

А точно? Во время президентской компании возникло много спекуляции вокруг деятельности и личности профессионального оппозиционера А. Косанова, а после его 16% он стал общенациональной медийиной фигурой. Отчасти можно согласиться с этим гиперболизмом: политтехнологии социальных сетей на президентских выборах 9 июня создали яркий образ в оппозиционном спектре. Добавили личностную составляющую, которой не хватало для политического спарринга в современной казахстанской политике. Тем не менее нужно не забывать,  что А. Косанов не имеет ни экономической (деньги на семейный дом использовал для президентской компании), ни организационной базы (нет политической партии), что существенно ограничивает его властные амбиции и горизонты. Именно поэтому он осудил протесты, признал поражение, поздравил победителя – в общем, профессиональный политик-оппозиционер с 22-летним стажем, который не участвует в политиканских провокациях типа «пушечное мясо». Если коротко сформулировать его политический максимум- это возможность создать свою партию для участия в будущих парламентских выборах. В такой обстановке, фактор «Косанов» на предстоящих парламентских выборах – это больше головная боль для лиги аутсайдеров Казахстана – «Ак жол», КНП, «Бирлик», "Ауыл" и ОСДП. В случае участия А. Косанова в парламентских выборах, именно у этой пятёрки он будет забирать голоса. Учитывая начавшиеся нападки и критику со стороны представителей оппозиции, партии это прекрасно понимают.

В итоге досрочные или нет, будущие парламентские выборы в Казахстане не будут остросюжетной историей, но определённо будут иметь диалектические последствия: политический плюрализм и субъектный парламентаризм будут реализовываться одной партией. 

 

 

https://ia-centr.ru/experts/denis-borisov-/kazakhstanskiy-tranzit-sleduyushchiy-etap-zima-blizko-/

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика