Сотрудничество с Китаем – перспективы или ловушка для Киргизии?

Кыргызстан / Экономика    12 июня, 13:36, 2019 г.    176

Сегодня ни для кого не секрет, что в основе глобальной внешнеполитической стратегии Китая лежит тезис о необходимости наращивания экономической экспансии по всему миру. Данная политика Пекина особенно ярко прослеживается на постсоветском пространстве, где китайское присутствие растет с каждым днем. Это в том числе видно на примере продолжающегося увеличения финансово-экономической зависимости ряда стран бывшего СССР от КНР.

Одним из ярких примеров в данном случае может считаться Киргизия, где на протяжении последних лет неоднократно высказывались предостережения о том, что уровень присутствия Китая в экономике и финансах страны может привести к потери части суверенитета.

На сегодняшний день одной из основных проблем Киргизии является невозможность ее экономического развития без финансовой помощи извне. Неслучайно Бишкек стал членом Евразийского экономического союза в надежде получить различного рода торговые льготы, а также финансовую подпитку своей экономики со стороны как России, так и структур объединения. Однако нынешний уровень кредитования республики в рамках ЕАЭС все еще не может полностью удовлетворить киргизские власти, вынуждая их обращаться к иным, более доступным источникам финансирования, и в первую очередь к Китаю.

Известно, что по итогам первого квартала текущего года сумма государственного долга Киргизии составила около $4,5 млрд. Основными инвесторами в киргизскую экономику продолжают оставаться Россия, Казахстан, Канада и Китай. При этом, как сообщала пресс-служба министерства финансов республики, из более $3,8 млрд внешнего госдолга наиболее крупная задолженность у Бишкека образовалась перед Экспортно-импортным банком Китая – более $1,7 млрд, или около 45% от общей суммы внешнедолговых обязательств. Казалось бы, сумма не столь критичная, и республика, как бы ей ни было тяжело, в состоянии расплатиться по своим долгам. Однако, как отмечают аналитики, главная проблема сегодня заключается не в самой долговой нагрузке, а в том, как быстро она растет, и в том, что может последовать в будущем. Особенно если учитывать, кто сегодня является главным кредитором Киргизии.

Стоит напомнить, что китайское правительство в последние десятилетия охотно раздает кредиты странам, где уровень экономической стабильности находится на невысоком уровне. Так, Китай финансирует проекты в 68 странах Азии, Африки и Европы общей стоимостью $8 трлн. При этом для Киргизии и еще семи стран КНР выступает крупнейшим кредитором в рамках инициативы «Один пояс – один путь», и в каждой из них Пекин проводит приблизительно одинаковую политику, направленную на увеличение своей доли в наиболее перспективных отраслях экономик этих стран, начиная от инфраструктуры и заканчивая энергетикой.

Например, в Черногории строятся автострады, в Таджикистане и Монголии финансируется реконструкция крупных автомагистралей, строительство гидроэлектростанций и газопроводов. В результате, как считают аналитики, повышается не только уровень задолженности, но и зависимость этих стран от Китая. Исключением в данном случае не является и Киргизия, которая за последнее десятилетие стала активно привлекать в свою экономику китайские средства. При этом такая тенденция стала пугающей настолько, что в стране заявили о возможности потери в будущем стратегически важных объектов республики и ее природных ресурсов. Неслучайно, еще в 2018 году в киргизском парламенте предложили бизнесменам скинуться и выплатить долги перед Китаем. Правда, данная инициатива не нашла серьезного отклика, а страна и дальше продолжила брать кредиты и займы.

Первый свой долг у Китая Киргизия взяла еще в 1992 году – почти $5 млн. Однако уже к 2000 году задолженности перед Поднебесной у Бишкека не было. В последующем долговая нагрузка росла крайне медленными темпами, хотя китайское правительство и продолжало финансовые вливания в киргизскую экономику не только через кредиты, но и гранты на развитие инфраструктуры и социальной сферы. К 2010 году долг Бишкека перед Пекином составлял всего лишь 5,7% от общего объема госдолга и равнялся $150 млн. Однако за последующие семь лет доля КНР достигла уже 41,6%, что заставило киргизское правительство даже установить для себя ограничение, по которому долг перед КНР не может превышать 50% от общей суммы. При этом специалисты говорят о том, что и этот порог рано или поздно будет пройден, что связано не только с экономическими проблемами в стране, но и с условиями выдачи китайских кредитов, которые подкупают заемщиков по всему миру.

Так, в отличие от иных кредиторов, в том числе и различных международных организаций, Китай выдает кредиты на облегченных условиях. Например, требования Всемирного банка крайне детализированы и слишком громоздки для заемщика, что не только затрудняет получение средств, но и ведет к затягиванию реализации проектов, на которые они берутся. А вот Пекин предоставляет простые и понятные условия. Но, как отмечают специалисты, несмотря на более быстрое и лёгкое финансирование, китайское кредитование сопряжено с риском возникновения большего числа вопросов на более поздних этапах реализации проектов. Нельзя забывать и о том, что крупные проекты, на которые заемщики берут кредит у Китая, реализуются только китайскими компаниями. При этом, что важно, все споры решаются на территории Китая и по китайским законам.

Как обоснованно подчеркивает Кубат Рахимов, председатель комитета Торгово-промышленной палаты КР по вопросам промышленной политики, содействия экспорту, развития инфраструктуры и логистики, «фактически эти деньги уходят обратно в Китай, так как по условиям деньги, взятые на строительство дорог, линий электропередач, платятся тем же китайским компаниям-подрядчикам. Китайцы навязывают свои технологии, своих специалистов, вплоть до рабочих».

К слову, так происходит не только с Киргизией, но и с ее партнером по ЕАЭС Белоруссией, которая с удовольствием брала «связанные» китайские кредиты на ряд крупных инфраструктурных проектов. При этом выполнялись они только китайскими организациями с установкой китайского оборудования, на которое у белорусских властей была и есть масса нареканий. Правда, стоит отметить, что Минск оказался менее втянут в китайскую авантюру, так как в республике не решились ставить под удар стратегически важные направления экономики.

В Киргизии же ситуация иная. Здесь Китай прокредитовал и фактически реализовал такие важные проекты, как строительство альтернативной дороги «Север-Юг» ($400 млн из общей $850 млн стоимости), подстанции «Датка» ($208 млн) и линии электропередачи «Датка–Кемин» ($389 млн), а также модернизацию ТЭЦ Бишкека ($386 млн). При этом в китайском правительстве никогда и не скрывали, что в Киргизии сфера их интересов сконцентрирована на химической промышленности и на предприятиях, занимающихся добычей и обработкой редкоземельных металлов. Основными инвесторами здесь выступали и продолжают выступать крупные государственные компании, банки и инвестиционные фонды, которые покупают любую доступную на рынке недвижимость, а также вкладывают деньги в создание совместных китайско-киргизских предприятий. И остановить растущее присутствие Китая в Киргизии сегодня практически невозможно.

Чем же грозит Бишкеку увеличение закредитованности от КНР и неуклонное расширение роли китайского капитала в экономике страны? По мнению экспертов, все рано или поздно может закончиться окончательным «попаданием Киргизии под китайский зонтик». В краткосрочной перспективе это может принести определенную выгоду в виде устойчивого финансирования местной экономики, пускай и в том направлении, которое крайне интересует Пекин, развивающего транспортную инфраструктуру в рамках своей концепции «Новый шелковый путь». Однако в дальнейшем с учетом того, что китайские кредиты необходимо отдавать, Киргизия может столкнуться с крайне серьезными проблемами. Это связано с тем, что «легкие» деньги из Поднебесной, как правило, направляются не на глобальное развитие экономики, а на проекты «здесь и сейчас», из-за чего получить реальный и стабильный доход от их реализации удается не всегда.

После того как у заемщика возникают проблемы с обслуживанием своего долга, Пекин «проявляет милость» и предлагает вернуть средства через передачу Китаю государственной собственности или территории страны под свои нужды. Так, например, случилось с Шри-Ланкой, где не смогли вовремя отдать долги в результате передали важнейший порт Хамбантота китайскому госпредприятию China Merchants Port Holdings.Правительство Пакистана из-за долгов в 2015 году передало китайской государственной компании China Overseas Port Holding для создания «особой» экономической зоны в аренду на 43 года порт Гвадар. В Таджикистане в обмен на строительство ТЭЦ «Душанбе-2» власти уже отдали Китаю золоторудное месторождение Верхний Кумарг.

И таких примеров, которые должны заставить задуматься руководство Киргизии, немало. Правда, сегодня киргизские чиновники по-прежнему уверены, что республика в состоянии самостоятельно выплачивать внешние долговые обязательства, в том числе и Китаю. Что будет в 2020-х годах, на которые придется пик выплат, в Бишкеке пока не говорят. В настоящее время понятно лишь одно: увеличивая заимствования из Китая, Киргизия становится на крайне опасный путь, в конце которого руководство республики может ожидать потеря контроля над рядом стратегически важных направлений экономики страны.

 

 

https://www.ritmeurasia.org/news--2019-06-12--sotrudnichestvo-s-kitaem-perspektivy-ili-lovushka-dlja-kirgizii-43193

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика