Среднеазиатская кладовая. Как Китай страхует сырьевые риски от геополитических конфликтов

Регион / Экономика    10 апр., 13:57, 2019 г.    187

Политические и экономические интересы Китая в Центральной Азии объективны и во многом обусловлены самим расположением «Пупа земли» (самоназвание Китая). С политической точки зрения Китаю, как и России, важны стабильность и безопасность региона, а также договороспособность правящих элит. С экономической — это в первую очередь природные ресурсы, контроль рынка сбыта и логистической инфраструктуры. Следует особо подчеркнуть, что с момента запуска стратегии «Пояс и Путь» развитие сотрудничества получило мощный импульс в виде многомиллиардных, разумеется в долларах, кредитных вливаний.

Эксперты отмечают наличие даже своеобразной конкуренции стран региона за финансовые вливания Поднебесной (имеет место и в настоящее время). На самом деле всё просто: китайский бизнес идёт туда, где больше льгот и преференций, пусть даже отдельные представители национальных элит предоставляют их в ущерб национальным интересам своих стран. Китай предлагает деньги здесь и сейчас, на относительно выгодных условиях и не задавая лишних вопросов. В результате регион захлестнула своеобразная кредитная лихорадка, деньги в целом брались на всё что только возможно, не оглядываясь на возможности стран по возвращению кредитов, и, разумеется, при соблюдении основного (и законного) правила: возведением инфраструктурных объектов, поставкой оборудования занимаются представители китайского бизнеса.

В исследованиях СОНАР-2050 «Ожидание и реальность китайских инвестиций в Беларусь»; «Как Китай и Беларусь взаимодействуют в условиях изменившейся реальности»; «Итоги развития проекта «Один пояс — один путь» мы уже рассмотрели белорусско-китайское взаимодействие, причём с разных углов. Настала очередь узнать, как обстоят дела на данном треке и у других стран — членов СНГ и ЕАЭС, в частности у граничащих с Китаем Кыргызстана и Таджикистана.

Роль Китая в экономике Кыргызстана

Так, объём внешнего товарооборота Кыргызской Республики в январе — декабре 2018 года составил 6,672 млрд долларов и по сравнению с 2017 годом увеличился на 6,6 %. Экспорт — 1,765 млрд, импорт — 4,907 млрд долларов. В структуре товарооборота на долю экспорта пришлось 26,4 %, импорта — 73,6 %. Отрицательное сальдо торгового баланса составило 3,143 млрд (2017 год — 2,73 млрд долларов).

Внешняя и взаимная торговля товарами Кыргызской Республики с отдельными странами в январе — декабре 2018 года

Без учёта золота экспорт увеличился на 3,4 %, составив 1,1 млрд. Стоит отметить, что, благодаря вступлению в Евразийский экономический союз, в 2018 году Киргизия смогла существенно нарастить свой экспорт в страны — члены ЕАЭС и СНГ на 8,9 % до рекордных 786,7 млн. И напротив, экспорт товаров в страны вне СНГ снизился на 6,2 % до 977,9 млн долларов.

В общем объёме товарооборота республики на взаимную торговлю с государствами — членами Евразийского экономического союза пришлось 35,1 %, в том числе в экспорте — 32,2 %, в импорте — 36,2 %.

Справка. Наибольшая доля поставок киргизских товаров пришлась на Россию (17,8 %), Казахстан (14 %), Узбекистан (9 %) и Таджикистан (2,7 %).

Основными странами — импортёрами киргизских товаров из стран вне СНГ в 2018 году стали Великобритания (38,0 % от общего объёма экспорта), Турция (5,9 %) и Литва (2,6 %). Примечательно, что на Китай (ближайший сосед) пришлась лишь достаточно незначительная доля киргизского экспорта в 3,5 %.

По оценкам экспертов, рост экспорта товаров в основном обусловлен увеличением поставок сахара и изделий из него в 7,2 раза; цемента и портландцемента — в 4,1 раза; отходов и лома медных — в 3,2 раза; отходов и лома чёрных металлов — в 2,3 раза, а также хлопкового волокна — на 52,2 %. В то же время снизился экспорт электроэнергии на 33,6 %; съедобных фруктов и орехов — на 14,9 %; руд и драгоценных металлов — на 13,7 %; молока и молочных продуктов — на 6,8 %.

Товарная структура экспорта за январь — декабрь 2018 года (в процентах к общему объёму экспорта)

Отметим, что наибольший объём в экспортных поставках пришёлся на Британию (золото — на 663,9 млн долларов), Россию (одежда — на 129 млн долларов, хлопковое волокно — на 17,7 млн долларов, обувь — на 14,6 млн долларов), Казахстан (руды и концентраты драгоценных металлов — на 97,7 млн долларов, молочные продукты — на 15,9 млн долларов, обувь — на 8 млн долларов), Турцию (хлопковое волокно — на 12,4 млн долларов, овощи и фрукты).

Вместе с тем Китай безоговорочно лидирует в киргизском импорте, занимая 39,6 % от общего объёма. Далее с большим отставанием следуют Турция с 5,9 %, США с 2,6 %, Германия с 1,5%. Из стран — членов СНГ ключевым поставщиком товаров является Российская Федерация, на неё приходится 25,3 % импорта, Казахстан — 10,2 %, Узбекистан — 3,6 %.

Товарная структура импорта в январе — декабре 2018 года (в процентах к общему объёму импорта)

При этом основными товарными группами в импорте из Китайской Народной Республики в 2018 году, на которые пришёлся наибольший объём поставок, стали обувь — на 344,9 млн долларов; ткани синтетические — на 51,4 млн долларов; одежда и одёжные принадлежности — на 233,3 млн долларов; электрические машины и оборудование — 212,9 млн долларов. Из России в основном поставлялись нефтепродукты — на 324,1 млн долларов; растительное масло — на 24,9 млн; прутки из нелегированной стали — на 57,2 млн долларов; шины для транспортных средств — на 41,3 млн. Казахстан экспортировал в Киргизию цемент — на 10,3 млн долларов; уголь каменный — на 17,6 млн долларов; воды (включая минеральную и газированную) — на 23,1 млн долларов; муку пшеничную — на 13,2 млн долларов. Турция: одежду и одёжные принадлежности — на 102,3 млн долларов; мебель и её части — на 4,6 млн, обувь — на 18,6 млн долларов. Узбекистан: фрукты и орехи — на 36,6 млн долларов; овощи — на 8 млн; одежду и одёжные принадлежности — на 13,3 млн долларов.

Что касается такого важного показателя эффективности развития внешнеэкономического сотрудничества, как объём поступления прямых иностранных инвестиций, то в 2018 году Киргизия продемонстрировала следующие результаты: из стран вне СНГ (в сравнении с 2017 годом) объём ПИИ сократился на 11,2 %, в основном за счёт их снижения из Германии (в 3,1 раза), Кипра (в 1,8 раза), Китая (на 19,0 %) и Великобритании (на 3,5 %).

В общем объёме поступивших прямых иностранных инвестиций, несмотря на указанное выше сокращение, наибольший удельный вес пришёлся именно на Китай (43,1 % от общего объёма поступивших инвестиций), затем следуют Нидерланды (7,3 %), Великобритания (4,9 %), Турция (3,6 %) и Швейцария (3,4 %).

По информации национального статистического комитета Кыргызской Республики, общий объём поступлений прямых иностранных инвестиций из стран — членов СНГ в сравнении с 2017 годом, напротив, увеличился на 3,6 %. Наибольший вклад в рост данного показателя внесла Россия, инвестировав в Киргизию на 24,9 % больше, чем в 2017 году. Наряду с этим инвестиции из Казахстана снизились в 1,6 раза, Узбекистана — в 2,5 раза.

Поступление прямых иностранных инвестиций по отдельным странам в 2018 году

Оценивая эффективность внешнеэкономической деятельности, не стоит забывать о том, что обратной стороной т. н. инвестиций зачастую является и рост кредитной нагрузки на бюджет страны.

На конец сентября 2018 года внешний государственный долг Киргизии составил почти 3,8 млрд долларов, их них 1,7 млрд — перед Поднебесной. Причём задолженность перед Китаем выросла практически в 200 раз за последнее десятилетие.

Как рос госдолг Кыргызстана перед Китаем (в млн долларов)

Справка. По уточнённым данным, на конец 2018 года госдолг Киргизии составил 4,4641 млрд долларов (2017 год — 4,5301 млрд).

Для сравнения приведём размер и динамику роста кредитной нагрузки на бюджет Республики Беларусь в 2016–2018 годах (по данным Национального банка Беларуси).

Как показывает опыт взаимодействия развивающихся стран с Китаем на финансовом поле, КНР выдаёт основную часть кредитов с требованием, чтобы их реализовывали именно национальные компании. Яркий пример для Киргизии — модернизация ТЭЦ Бишкека.

Для модернизации ТЭЦ был взят кредит у китайского «Эксимбанка» в размере 386 млн долларов. Работы вела китайская компания TBEA.

Справка. TBEA (Tebian Electric Apparatus Stock Co., Ltd) — китайская компания, которая специализируется на проектах в энергетике. Наиболее известна строительством линий электропередачи, в том числе в Таджикистане. Компания работает в 70 странах. Количество её сотрудников достигает 20 тысяч. Отметим, что TBEA стала подрядчиком по модернизации ТЭЦ решением правительства Китая.

ТЭЦ не первый проект китайской компании в Киргизии. К 2013 году была модернизирована система электропередачи на юге страны, включавшая строительство подстанции «Датка». Два года спустя ТВЕА построила линию электропередачи «Датка» «Кемин» и модернизировала подстанцию «Датка». Оба проекта стоимостью 208 и 389 млн долларов также были реализованы за счёт кредитов Экспортно-импортного банка Китая.

К отдельным курьёзам модернизации именно столичной ТЭЦ можно отнести и то, на что тратились кредитные средства. Так, для объекта был приобретён кондиционер стоимостью 54 тыс. долларов, плоскогубцы за 600 долларов. К тому же в проектном договоре был пункт, в соответствии с которым все споры должны были решаться именно в Гонконгском международном арбитражном центре. И как следствие — заключение Жогорку Кенеша (парламента) Киргизии — «Средства на ремонт ТЭЦ использовались неэффективно».

Отметим также, что в начале 2019 года председатель государственного комитета национальной безопасности страны Идрис Кадыркулов, выступая на парламентском заседании, посвящённом расследованию фактов коррупции при модернизации столичной ТЭЦ, заявил, что следственные органы смогли установить и доказать аффилированность бывшего премьер-министра Киргизии Сапара Исакова. Генпрокуратура считает его главным виновником коррупционного сговора при реализации проекта по реконструкции Бишкекской ТЭЦ.  

Как пояснил Идрис Кадыркулов, Исаков, используя своё служебное положение и прикрываясь заданием руководства при реконструкции ТЭЦ, заведомо зная, что в 2010 году от предложения модернизации за 200 млн долларов компанией TBEA отказались, заключил соглашение именно с этой компанией.

Справка. Ранее спецслужбы и генпрокуратура Киргизии возбудили уголовные дела по фактам хищения денег, выделенных на ремонт и обслуживание оборудования Бишкекской ТЭЦ, а также коррупции при реализации проекта по её модернизации китайской компанией TBEA. В рамках этих дел арестованы бывшие премьер-министры Сапар Исаков и Жанторо Сатыбалдиев, бывший министр энергетики Осмонбек Артыкбаев, а также целый ряд других чиновников и бывших топ-менеджеров энергетической отрасли страны.

Среди крупных проектов, построенными китайскими подрядчиками, числятся также два нефтеперерабатывающих завода в Токмоке и Кара-Балте («Джунда»). Годовая мощность переработки 400 тыс. и 800 тыс. тонн нефти соответственно.

Роль Китая в экономике Таджикистана

Объём внешнеторгового оборота Таджикистана в 2018 году вырос на 6,3 %, составив более 4,2 млрд долларов. Рост происходил в основном за счёт увеличения импорта товаров.

Так, импортировано продукции на сумму свыше 3,1 млрд, что на 13,5 % больше показателя 2017 года. Около 25 % от общего объёма импорта составляют транспортные средства, машины и оборудование. Ввоз такой продукции в 2018 году по сравнению с годом ранее вырос почти наполовину.

Экспорт товаров по сравнению с 2017 годом снизился на 10 %, составив всего около 1,1 млрд. Более половины в структуре экспорта занимают минеральные продукты. Отметим, что поставки за рубеж одного из главных экспортных товаров, хлопка-волокна, снизились более чем на 40 %. Дефицит торгового баланса республики в 2018 году составил около 2,1 млрд.

Главным торговым партнёром Таджикистана в прошлом году стала Россия: годовой объём таджикско-российского товарооборота составил более 1 млрд. С Казахстаном — более 836 млн, с Китаем — свыше 651 млн, с Турцией — около 402 млн долларов.

По данным Агентства по статистике при президенте республики за 2018 год (по состоянию на 1.07), приток иностранных инвестиций в экономику страны составил 644,5 млн долларов, из которых 326,8 млн составили ПИИ и 317,7 — прочие инвестиции.

По сравнению с аналогичным периодом 2017 года приток инвестиций сократился на 27,7 млн долларов. ПИИ в основном были направлены в перерабатывающую промышленность 83 млн (25,4 %), добычу ископаемых 167,7 млн (51,3 %), сельское хозяйство 17,9 млн (5,5 %).

Прочие инвестиции в основном были направлены в промышленный сектор 116,9 млн долларов (36,8 %), финансовые услуги 106,9 млн (33,4 %) и др.

Первое место в инвестировании в экономику Таджикистана безоговорочно занимает КНР, вложив за указанный период 330,5 млн долларов, или 51,3 % от их общего объёма. Поднебесная, как и в случае с Киргизией, вкладывалась в основном в такие отрасли, как финансовые услуги, промышленность, транспорт, связь, геологическая разведка и добыча, строительство и сельское хозяйство.

Среди других стран, в частности, Британия инвестировала 28,3 млн долларов, Россия 21,5 млн, США 8,7 млн.

В период же с 2007 по 2018 год Китай инвестировал в Таджикистан 2,5805 млрд долларов США. Россия — 1,5956 млрд, Казахстан — 568 млн долларов, Британия — 678,8 млн, Филиппины — 455,6 млн долларов.

Первые сравнительно крупные инвестиции из Поднебесной поступили в Таджикистан в 2007 году после подписания двумя странами Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Однако значительный приток китайских инвестиций начался после урегулирования территориальных споров с Китаем в 2011 году.

К началу 2017 года по объёму вложенных в таджикскую экономику финансовых ресурсов Китай обошёл Россию.

Размер задолженности Таджикистана перед Китаем составляет около 1,3 млрд, то есть более 40 % от внешнего долга республики, притом что первые китайские кредиты были предоставлены Таджикистану всего 12 лет назад, в 2007 году. Размер их составлял чуть более 216 млн.

Примечательно, что Китай (как и в случае с Беларусью) также выделяет на различные нужды республики финансовые средства на безвозмездной основе. На таких средствах по всей республике построено множество объектов, от гражданских до военных. Наиболее щедрый китайский грант в размере около 350 млн был согласован окончательно в прошлом году. На эти средства в столице Таджикистана построят парламентский и правительственный комплексы.

Велико присутствие в стране, уже знакомой нам по Киргизии китайской компании ТВЕА, которая, по имеющейся информации, в течение 2019 года приступит к строительству золотодобывающего предприятия на севере Таджикистана. Данный объект будет построен вблизи золотоносного рудника «Верхний Кумарг». 

В настоящее время китайская компания построила необходимую инфраструктуру для возведения будущего предприятия, в частности автомобильную дорогу протяжённостью около 30 км. Отметим, что работы проводились за счёт финансовых средств компании «ТВЕА Душанбе горная промышленность». Ожидается, что строительство завершится в течение двух-трёх лет.

Справка. ООО «ТВЕА Душанбе горная промышленность» является заказчиком, а ОАО ТВЕА КНР — генеральным подрядчиком строительства обогатительной фабрики и объектов, связанных с производством золота и других попутных полезных ископаемых.

Душанбе передал Пекину золоторудное месторождение «Верхний Кумарг» в Согдийской области в счёт погашения долга, который понадобился для модернизации ТЭЦ «Душанбе-2».

Китайская компания будет добывать золото на месторождениях до тех пор, пока не вернёт средства, вложенные в строительство ТЭЦ. Далее же будет подписан новый договор на новых условиях.

Ранее компания TBEA получила права на разработку в республике одного из угольных месторождений. И это не единственная китайская компания, занимающаяся добычей драгоценного металла в Таджикистане (компании Поднебесной имеют лицензию на разработку семи золоторудных месторождений). Ряд месторождений («Тарор», «Джилау», «Чоре») разрабатывает компания Zijin Mining, а месторождение «Пакрут» — China Nonferrous Gold Limited.

***

В качестве общего вывода заметим, что китайские компании, которых неоднократно обвиняли во всяческих нарушениях, действуют именно так, как им позволяет местное руководство, и в этом плане ничем не отличаются от европейских компаний, в большинстве случаев даже демонстрируя большую добропорядочность.

Китайское правительство вносит существенные коррективы в деятельность китайского бизнеса на внешнем контуре, концентрируя его внимание в основном на сырьевых ресурсах. Это связано в том числе и с потенциальной возможностью отрыва Китая от африканских ресурсов вследствие разворачивания вооружённого конфликта в Южно-Китайском море и других «логистически уязвимых» территориях.

По оценке российских экспертов, сложившаяся (кредитная) ситуация является результатом действий Китая в отношениях со странами Центральной Азии и Экономического пояса Шёлкового пути. С одной стороны, китайцы довольно легко и в больших количествах раздавали деньги в странах ЭПШП, из-за чего у многих стран (Беларусь, Кыргызстан, Таджикистан и др.) возникло ощущение, что кредиты можно будет не возвращать и что это своеобразные подарки за лояльность. Отдельные аналитики отмечают, что китайский бизнес тоже изначально считал, что если до 30 % этих денег разворуют, то это нормально. Но в процессе укрепления власти блока Си Цзиньпина и изменения общемировой политико-экономической ситуации Китай начинает всё жёстче контролировать свои внешние инвестиции и не допускать создания т. н. финансовых пузырей. Пекин стал не так расточителен в плане предоставления денег и более жёстко требует выплат по кредитам. Поэтому и возникают ситуации с расплатой рудниками. Всё больше вопросов у экономистов возникает по поводу возможности для Китая вернуть вложенные средства в проект ЭПШП.

По подсчетам экспертов Bloomberg, из 68 стран — партнёров КНР по инициативе «Пояс и путь» у 27 суверенные долги считаются «мусорными», а ещё 14 стран вообще отказались пройти процесс присвоения рейтинга. Всё больше признаков того, что Китай активно занимается корректировкой коммерческих принципов своей инициативы, в том числе и готовящихся соглашений с Россией и ЕАЭС.

 

 

https://www.sonar2050.org/publications/ot-sprosa-k-predlojeniyu/

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика