ОБЗОР: СМИ О ВИЗИТЕ С.ЛАВРОВА В КЫРГЫЗСТАН

Кыргызстан / Политика    5 фев., 18:13, 2019 г.    124

Истерия вокруг второй военной базы - это попытка выслужиться перед Россией

На днях состоялся визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Бишкек. На переговорах с главой МИД Кыргызстана Чингизом Айдарбековым речь шла о двустороннем сотрудничестве во всех сферах, в частности в военно-технической, культурной и гуманитарной. Обсуждалась и ситуация в Афганистане. Сергей Лавров отметил, что Кыргызстан и Россия имеют общие точки взаимодействия и поддерживают инициативы на уровне ведущих международных организаций.

Глава российского МИД добавил, что стороны обсудили сотрудничество в рамках ОДКБ. Саммит министров иностранных дел организации состоится в 2019 году в Бишкеке. «Что касается открытия второй авиабазы России в Кыргызстане, речь на официальном уровне об этом не шла», — сказал Сергей Лавров.

Министр иностранных дел России прибыл в Бишкек для подготовки государственного визита президента РФ Владимира Путина в Кыргызстан и заседания межправительственной комиссии, которое состоится 1 марта 2019 года. Мы решили обсудить перспективы сотрудничества России и Кыргызстана с политологом Марсом Сариевым.

- Марс Осмонкулович, с чем связана истерия вокруг возможного появления второй российской военной базы?

- Этот вопрос муссирует кыргызская сторона. И впервые он начал подниматься в период правления в Узбекистане Ислама Каримова. Связано это было с тем, что у нас были непростые отношения с Узбекистаном, на границе с Таджикистаном и Узбекистаном постоянно вспыхивали локальные инциденты. Поэтому кыргызские власти рассматривали появление российской военной базы как весомый аргумент в усилении авторитета Кыргызстана в Центральной Азии, чтобы противостоять Каримову. Кыргызская сторона настаивала на том, чтобы эта база появилась в Баткене, а там нет никакой инфраструктуры. А российская сторона рассматривала эту возможность в Оше. Связано это было с тем, что Россию беспокоил наркотрафик, узел которого расположен в Оше. То есть возможность появления второй базы не была никогда связана с угрозой, исходящей со стороны Афганистана, у каждой из сторон были свои интересы. Но Россия не имеет возможности тратить финансовые ресурсы, чтобы устанавливать новую военную базу. Это расточительно. Для них вполне достаточно Кантской авиабазы и базы в Таджикистане.

- Не является ли очередное муссирование этого вопроса попыткой кыргызских властей выслужиться перед Россией? Или это инициатива нового посла, чтобы как-то закрепиться, заявить о себе и создать о себе хорошее впечатление?

- Думаю, это не инициатива президента Жээнбекова. А вот новый посол Аликбек Джекшенкулов попытался сделать некий реверанс в сторону Москвы. Хотя наши прекрасно понимают, что у России нет ресурсов и нет необходимости ставить вторую базу. Кроме того, россияне не пойдут на это, чтобы не раздражать официальный Ташкент. Мы должны понимать, что у России с Узбекистаном прочное стратегическое сотрудничество. Ташкент для них важнее, чем Бишкек. И раздражать, отталкивать от себя такого союзника открытием новой базы на границе с Узбекистаном россияне не будут ни в коем случае.

- Тогда зачем к нам едет Путин?

- Основная цель – это налаживание сотрудничества. Вот уже пару месяцев муссируется идея о поставках локомотивов из России, чтобы соединить железной дорогой север и юг Кыргызстана. Это очень нужно нам. А Россия хочет взять под контроль железные дороги Кыргызстана и тем самым поставить крест на китайском проекте “Один пояс – один путь”. Если, допустим, Кыргызстан заключает договор с Россией о строительстве железной дороги Бишкек - Нарын, а дальше кыргызы могут предложить китайцам соединить Нарын и Джалал-Абад железной дорогой и далее с Узбекистаном. Но Китай на это не пойдет. Потому что в проекте “Один пояс – один путь” Китай не хочет видеть никого в партнерах, хотя и Япония, и Россия предлагали свое сотрудничество. Соответственно Китаю придется заморозить этот глобальный проект. А это и есть ключевая цель. Кроме того, Россия заинтересована, чтобы в Кыргызстане был серьезно представлен российский бизнес в сфере горнорудной промышленности, электрических станций, железных дорог. К слову, газовую отрасль Россия и так уже контролирует.

- Как Вы оцениваете такую перспективу?

- Это неплохо. На фоне того разгильдяйства и системного кризиса, который происходит в госуправлении Кыргызстана, полного провала экономической политики - у нас ничего не осталось, кроме реэкспорта товаров, идет полная стагнация экономики. Поэтому лучше пусть российский бизнес придет, чем даже казахский или китайский. Потому что мы не имеем общей границы с Россией. А через Казахстан российский бизнес будет более корректно действовать.

- И последний вопрос, касающийся внутренней политики. Мы видим, что снова реанимируют политиков из старой колоды. Это кадровый голод или нежелание впускать на политическую арену новых молодых игроков?

- Да, есть кадровый голод. Выборочно реанимируя старые кадры, более-менее профессиональные, пытаются решить эту проблему. Да, Омурбек Суваналиев - профессионал. Что касается Аликбека Джекшенкулова, то надо было в Россию отправлять дипломата, лояльного к России. Я думаю, что и Мадумарова привлекут к работе. Это попытка президента Жээнбекова по крохам собрать профессиональные кадры, которые нигде не замарались и не совсем одиозные. На самом деле наша политическая элита недееспособна и боится делать такие политтехнологические шаги, как Армения, выдвигая таких ярких и совершенно новых лидеров, как Пашинян. Это политик совершенно новой формации. Поэтому, если у нашей власти нет духу приводить совершенно новых лиц, надо хотя бы привлекать таких сильнейших профессионалов, как Чинара Джакыпова и Муратбек Иманалиев. Это крепкие профессионалы, с масштабным мышлением, которые не связаны ни с какими кланами, ни с какими-то коррупционными схемами. Но власть предпочитает собирать вокруг себя номенклатурщиков с советским мышлением, которыми легко управлять.

http://nlkg.kg/ru/politics/customs-union/isteriya-vokrug-vtoroj-voennoj-bazy---eto-popytka-vysluzhitsya-pered-rossiej


Враг Кыргызстана дезавуирован. Кто стоит за организацией антикитайских выступлений

Визит в Бишкек министра иностранных дел России Сергея Лаврова, дал серьезный повод задуматься над вопросами национальной безопасности. Совместный брифинг глав двух стран стал настоящим откровением по поводу того, стоит за попытками раскачать обстановку в Кыргызстане в преддверии весны.

Антикитайские выступление, безусловно кем-то спонсируемые и поддерживаемые лишь видимая часть айсберга. Но это фактор подрывающий стабильность в Кыргызстане, своего рода спусковой механизм за которым могут последовать антигосударственные выступления уже другого уровня. Учитывая, что совсем недавно президент Жээнбеков, заявил о предпринимаемых попытках срыва саммита ШОС в Бишкеке. Это важно еще и потому, что на примере Венесуэлы сейчас отрабатывается новый тип цветных революций - усовершенствованная технология государственных переворотов.

Вернемся к заявлениям глав МИД Кыргызстана и России, сделанным в Бишкеке накануне. Подчеркнем, что по словам нашего руководителя внешнеполитического ведомства, компотные органы располагают данными о том, кто мутит воду в республике и стоит за организацией митинга. Это значит, что и внешние силы подрывающие стабильность в стране тоже дезавуированы, просто о них пока не говорят вслух и не выдвигают прямых обвинений во вмешательстве во внутренние дела.

Как подчеркнул Чингиз Айдарбеков, у провокаторов не получится расстроить двусторонние, многолетние и дружеские отношения с КНР. «Китай - партнер Кыргызстана на международной арене. Ожидается официальный визит Си Цзиньпина в Бишкек. Кыргызстан продолжит развивать сотрудничество с Китаем по всем направлениям», - подчеркнул Айдарбеков.

Мысль своего коллеги, продолжил министр иностранных дел России. «Это не уникальный случай, когда кто-то, в основном, извне пытается дружить с Центральной Азией не ради дружбы, а ради того, чтобы подорвать отношения центральноазиатских стран с другими партнерами. Такое случается не только в отношении КНР, но и в отношении России. Мы уверены, что наши партнеры умеют отличить тех, кто искренне заинтересован в развитии сотрудничества, от тех, кто использует это исключительно для подрыва влияния традиционных союзников стран в Центральной Азии, включая Китай и Россию», - заявил Сергей Лавров.

В этом аспекте стоит еще раз вернуться к высказыванию президента Сооронбая Жээнбекова, сделанному несколькими днями ранее на заседание Совета безопасности Кыргызстана. Глава государства рассказал о попытках сорвать проведение саммита ШОС в Бишкеке.

Если речь идет о саммите Шанхайской Организации сотрудничества, которая стала глобальным игроком на мировой арене, то срыв этого политического форума выгоден, другому сопоставимому по мощи, финансам и ресурсам «полюсу».

Естественно, что срыв саммита ШОС должен произвести определенный эффект, чтобы продемонстрировать всему миру неустойчивость и слабость этой международной структуры. Что может быть стать причиной отмены переговоров на высшем уровне в Кыргызстане? Вариантов несколько - массовые беспорядки, смена власти либо террористическая угроза.

Самый простой вариант, вывести тысячи людей на улицы под предлогом неких внутренних проблем и спровоцировать столкновения. Яркий пример Венесуэла, где сейчас опробуется новая технология совершения государственных переворотов – митинг, провокация, назначение президента извне. В Каракасе волнения продолжаются и теперь там требуют от Мадуро, освобождения всех «политических» заключенных. В Кыргызстане эту тему, отдельные деятели уже пытались прокачивать в массы, и даже сакральную жертву подобрали из числе осужденных за коррупцию. Ну па технология организации митингов, вполне может отрабатываться на антикитайских выступлениях.

«У нас найдутся и третьи, и четвертые и пятые силы которые постараются каким-то образом повлиять на проведение саммита ШОС в Бишкеке. Политиканствующие элементы могут проявить себя. Слава богу, мы накопили большой опыт и можем быстро вычислить, кто и чьи ноты поет на нашем политическом поле», - отмечает политолог Бакыт Бакетаев.

Проведение саммита ШОС в Бишкеке запланировано на начало лета, следовательно определенные события в Кыргызстане должны случится раньше. Для дестабилизации обстановки в стране, нужна проверенная в деле хунта, и так совпало что профессиональные революционеры-наемники, стоящие на дотационном обеспечении из-за рубежа, заметно активизировались и на весну наметили проведение некоего съезда с привлечением народных масс.

Как далека Венесуэла от Бишкека. Как схожи методы свержения властей. В латиноамериканской стране администрация США решила сама назначить временного главу государства, а ее европейские союзники выдвинули к законным властям требования о назначении новых выборов. Дошло до того,

что Вашингтон в случае неповиновения официального Каракаса его воле, пригрозил суверенной стране вводом войск. Счета правительства Венесуэлы в иностранных банках арестованы вместе с золотым запасом, и все эти валютные резервы американская администрация намеревается передать оппозиции противостоящей силам Мадуро. То есть беспорядки в Венесуэле, организованы еще и за ее счет. Страна уже втянута в гражданское противостояние, а либеральная марионеточная оппозиция теперь может тратить бюджет на организацию протестов и тем самым уничтожать собственную экономику.

Никого не хочется пугать, но значительное увеличение финансовых вливаний США и ЕС в развитие демократии в Центральной Азии, как минимум должно насторожить руководителей республик ЦА. Международные эксперты неоднократно отмечали, что следующей целью террористических группировок ИГИЛ вероятнее всего станет регион ЦА. Естественно, что для такого вторжение нужно ослабить хотя бы одну из стран, и организовать там подобие Майдана. Сложно сказать где авторам «цветных» сценариев будет организовать массовые беспорядки проще – в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане или в Узбекистане. Власти в каждой из этих стран имеют кучу проблем, а государственные структуры поражены коррупцией.

Проблемы на которых можно раскачать протестные настроения и вывести людей на улицы есть в каждой стране. В социальной сфере, экономике, политике больных тем более чем достаточно. Если хоть в одном государстве ЦА ситуация накалится и выйдет из под контроля, есть риск, что начнется цепная реакция.

В нынешних геополитических условиях любая страна может утратить суверенитет, тем более если у кого-то есть цель превратить государство в горячую точку. Угрозы вполне осязаемы. Технологии государственных переворотов совершенствуются, а вот выработаны ли способы их эффективной нейтрализации?

https://kabarlar.org/news/103527-vrag-kyrgyzstana-dezavuirovan-kto-stoit-za-organizaciey-antikitayskih-vystupleniy.html


«Деньги на ветер: зачем России новая база в Киргизии» — СМИ РФ

После заявления посла КР в России о возможном строительстве в среднеазиатской республике второй российской военной базы, глава МИД РФ Сергей Лавров сообщил о готовности России к обсуждению этой идеи. Возможно ли строительство этой новой базы не на словах, а на деле, и есть ли в этом смысл в условиях сложного рельефа Кыргызстана, рассказывает военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок:

Россия готова обсудить с властями Киргизии вопрос открытия второй российской военной базы, заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. Об этом сообщает РИА «Новости».

Ранее посол Киргизии в России Аликбек Джекшенкулов заявил, что Бишкек не исключает возможности строительства второй (помимо уже существующей авиабазы Кант) российской военной базы на юге страны. По его словам, этот шаг мог бы купировать угрозы безопасности, в том числе со стороны Афганистана, обстановка в котором может осложниться после вывода войск США.

«Это не наша инициатива. Поэтому мы впервые о ней услышали. Будем готовы с нашими киргизскими друзьями обсуждать те идеи, которые у них формируются в сфере безопасности», — прокомментировал это заявление Лавров, выступая в Киргизско-Российском Славянском университете.

Как известно, Россия заключила договор на 15 лет с Киргизией о размещении в Канте авиационного подразделения в рамках Коллективных сил быстрого развертывания Организации Договора о коллективной безопасности в сентябре 2003 года. Официальное открытие авиабазы состоялось 23 октября 2003 года. В 2009 году срок действия соглашения продлили на 49 лет с возможностью автоматического продления на двадцатипятилетние периоды.

29 января 2017 года в Киргизии появилась уже Объединенная российская военная база. В этот день вступило в силу соглашение между Российской Федерацией и Киргизской Республикой, согласно которому российские военные объекты, уже находившиеся на территории республики, были объединены в единое юридическое лицо. Этот документ не предусматривает каких-либо качественных или количественных изменений.

Четыре российских военных объекта — авиабаза, испытательная база на озере Иссык-Куль, сейсмостанция и узел дальней связи ВМФ РФ — остаются на прежних местах.

Напомним, авиабаза Кант — военный аэродром, расположенный в Чуйской области Киргизии, находится в долине реки Чу в 20 км к востоку от Бишкека, в 2 км южнее города Кант. На аэродроме развернута 999-я авиабаза (войсковая часть 20022), входящая в состав 14-й Армии ВВС и ПВО. Численность личного состава составляет 250 российских офицеров и прапорщиков и 150 солдат срочной службы. На аэродроме базируются штурмовики Су-25 и вертолеты Ми-8. Кант — аэродром 2-го класса, способный принимать военно-транспортные самолеты Ил-76 с неполной загрузкой. Основная взлетно-посадочная полоса имеет следующие размеры: длина — 2700 метров, ширина — 60 метров. На вооружении авиабазы имеются штурмовики Су-25 и вертолеты Ми-8.

В советские времена на территории Киргизской ССР не было значительных по своему боевому и численному составу контингентов ВС СССР. Территориально Киргизия относилась к Средне-Азиатскому военному округу со штабом в Алма-Ате.

В столице республики были расквартированы штаб 17-го армейского корпуса и 8-й гвардейская мотострелковая дивизия (Режицкая ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Суворова дивизия имени И. В. Панфилова). Вторая дивизия 17-го армейского корпуса — 68-я мотострелковая — располагалась уже в селе Сарыозек на территории Казахстана. В городе Ош на юго-востоке республики дислоцировался 860-й отдельный мотострелковый полк. На прикрытии города Фрунзе располагалась 486-я зенитная ракетная бригада Войск ПВО. Из частей Военно-воздушных сил на территории Киргизии в Канте находился 322-й учебный авиационный полк на самолетах Миг-21бис. Кроме того, в Канте располагались 5-е Центральные ордена Красной Звезды курсы по подготовке и усовершенствованию авиационных кадров. Под этим названием скрывалось учебное заведение, готовившее летный состав для ВВС дружественных стран.

После распада СССР многое из перечисленного было расформировано, переименовано и принято в состав вооруженных сил Республики Киргизия.

Теперь о том, что касается возможности строительства второй (помимо уже существующей авиабазы Кант) российской военной базы. Как подчеркивает руководство Киргизии, этот шаг мог бы купировать угрозы безопасности, в том числе со стороны Афганистана, обстановка в котором может осложниться после вывода войск США.

Для начала напомним о том, что Киргизия даже не граничит с Афганистаном. Соседи республики — Узбекистан, Казахстан, Китай и Таджикистан.

Теперь о том, контингенты каких видов Вооруженных сил России могут быть дополнительно переброшены на территорию этого государства. Сложный рельеф Киргизии отнюдь не предполагает развертывания новых авиационных частей. Их просто негде дислоцировать, за исключением аэродрома Манас в самой столице республики (где, собственно, и располагалась в свое время авиационная база США). Даже в изобильные советские времена на территории Киргизии был только один военный аэродром — в Канте.

Если говорить о строительстве «российской военной базы на юге страны» (по словам Аликбека Джекшенкулова), то, скорее всего, имеется в виду развертывание на территории Киргизии дополнительного контингента Сухопутных войск ВС РФ.

Наиболее вероятное место для дислокации подобного объекта — город Ош, где ранее располагался 860-й отдельный мотострелковый полк ВС СССР.

Но и это тоже далеко не самое удобное место для купирования угроз со стороны Афганистана. В этом плане достаточно только вспомнить, как в декабре 1979 году 860-й отдельный мотострелковый полк (омсп) выдвигался на таджико-афганскую границу. Дороги в этой части Киргизии и Таджикистана по своему профилю просто неимоверно сложные, и полк в ходе марша к границе Афганистана был вынужден преодолеть десять высокогорных перевалов, причем один из них — Ак-Байтал располагается на высоте 4655 метров. Это самый высокогорный перевал на территории бывшего СССР, по высоте он находится на шестом месте в мире.

Остается только представить, какого труда личному составу 860-го полка стоило протащить бронетехнику и артиллерию по этим перевалам, из которых семь располагаются на высоте более четырех тысяч метров. Затем полк в исключительно трудных условиях совершил марш из города Ишкашим на территории Таджикистана в афганский город Файзабад в провинции Бадахшан.

Эта передислокация не обошлась без потерь. До конечного пункта маршрута не удалось довести танковый батальон на машинах Т-55 (он так и остался на территории СССР) и артиллерийский дивизион полка. Орудия затем перебрасывали в Файзабад на транспортных вертолетах. Танками потом с 860-м полком поделилась 201-я мотострелковая дивизия в Кундузе, боевые машины прибыли в Файзабад по совсем другому маршруту.

В 1989 году, к моменту окончания войны в Афганистане, вывести 860-й полк из Файзабада на территорию СССР по прежнему маршруту так и не удалось. Моджахеды взорвали дорогу на узких горных участках, по которой в 1979 году полк входил в Афганистан. 860-й омсп пришлось выводить кружным путем через Кундуз-Хайратон-Термез.

В качестве выводов можно сказать следующее. Других мест в Киргизии, где можно развернуть сколь-нибудь значительный по численности воинский контингент сухопутных войск для парирования афганских угроз, кроме города Ош, нет.

Чтобы прийти к этому заключению, достаточно одного взгляда на карту республики. Насколько удобно это место для последующих маневров и маршей, можно судить по истории 860-го омсп.

Что касается гипотетической дислокации контингента российских Воздушно-космических сил на базе международного аэропорта города Ош (размеры ВПП 2814 на 45 метров), то принципиально это возможно. Другое дело, что совместное базирование хотя бы одного полка ВКС с гражданскими эксплуатантами создаст большие трудности как для одних, так и для других. И опять — сооружение объектов для базирования хотя бы одного бомбардировочного (штурмового) авиаполка — складов с материальными средствами, горючим, авиационными средствами поражения — требует вложения немалых бюджетных средств. В советские времена никакого совместного базирования боевой авиации на аэродроме Ош не было. Ближайший истребительный авиационный полк — 9-й гвардейский — базировался в узбекском Андижане.

Инфраструктуру же для развертывания новой части (соединения) Сухопутных войск в случае положительного решения по второй военной базе в Киргизии придется создавать с нуля. На вопрос, откуда взять средства (и причем весьма немалые) на капитальное строительство и последующее содержание еще одного российского объекта на территории республики, киргизские руководители ясного ответа пока не дают.

https://knews.kg/2019/02/05/dengi-na-veter-zachem-rossii-novaya-baza-v-kirgizii-smi-rf/


Бешимов: От российской военной базы материальной выгоды не будет

В общественности активно обсуждают слухи о возможном строительстве в Кыргызстане второй российской военной базы. Причиной возникновения полемики такого рода стало интервью российскому изданию новоназначенного полномочного посла Кыргызстана в России Аликбека Жекшенкулова, в котором он заявил, что Кыргызстан не откажется от строительства военные базы. Однако прибывший в Бишкек министр иностранных дел России Сергей Лавров сегодня [публикация от 04.02.19] заявил на брифинге, что российская сторона не поднимала такую инициативу и что он слышит о ней впервые. В этой связи мы взяли в программе "Кун чекит" интервью у бывшего замминистра иностранных дел Аскара Бешимова по кругу таких вопросов, как необходимость в строительстве базы, интересы сторон, плюсы и минусы.

Марал: Почему сегодня вновь актуализируется вопрос, который поднимался несколько лет назад? Какую цель может преследовать Россия открытием военной базы?

Бешимов: По-моему, в первую очередь стоит цель предупреждения угроз со стороны Афганистана. Как известно, в настоящее время эта страна превратилась в гнездо таких террористических групп, как Талибан, ИГИЛ. Это серьезная угроза для среднеазиатских государств.

Вспомните баткенские события, когда небольшая часть одной из таких группировок проникла на территорию Кыргызстана, и какая была заваруха. Очевидно, что в подобной ситуации будет нелегко обеспечить безопасность региона.

Марал: Следует ли из этого, что открытие базы больше соответствует интересам Кыргызстана, нежели России?

Бешимов: Нет, здесь есть интерес не только Кыргызстана, но и непосредственно России, потому что если что-нибудь произойдет в Средней Азии, то это не обойдет стороной Россию. Один только пример, на территории России очень много мусульман, среди них немало склоняющихся к терроризму. Поэтому безопасность Средней Азии – это безопасность и России.

Марал: Министр иностранных дел России Сергей Лавров в Бишкеке заявил, что Кремль не поднимал такую инициативу и что он слышит о ней впервые. Означает ли это, что особой потребности в строительстве военной базы и не чувствуют?  

Бешимов: Такой вопрос раскрывают только после переговоров. Как сказал Лавров, на данный момент еще нет конкретной инициативы между сторонами. Только после того, как стороны обсудят необходимость в такой базе, можно говорить что-то однозначное. Строительство базы – это не то дело, которое можно быстро реализовать. Есть много вопросов, таких как статус, месторасположение, функции и срок, которые надо обозначить.

Марал: Новый посол КР в РФ Аликбек Жекшенкулов сказал, что Кыргызстан не откажется от строительства такой базы. По вашему мнению, получит ли Кыргызстан материальную выгоду, помимо пользы в аспекте безопасности?

Бешимов: Нет, говорить о материальной выгоде невозможно, потому что это может быть реализовано на основе специального соглашения в рамках ОДКБ.

Возьмём базу в Канте. Стране никакой материальной выгоды нет. Согласно договору, не предусмотрено взимание платы. Напротив, Кыргызстан обязуется взять на себя расходы за коммунальные услуги, водо- и теплоснабжение, электроэнергию. 

Марал: К слову, об ОДКБ... Несколько лет назад поднималась идея строительства военной базы на юге Кыргызстана в рамках организации, однако протест выразил Узбекистан, не являющийся членом ОДКБ. Если будет инициировано строительство в южном регионе страны базы, о которой говорил Жекшенкулов, не повлияет это на наши отношения с соседним государством? Или случится такое, что сменится режим и изменится позиция... 

Бешимов: Подобные проекты в рамках ОДКБ обязательно требуют проведения необходимых переговоров с соседними государствами. Думаю, как до этого времени достигали соглашения между членами организации, так и будут действовать в дальнейшем. В любом случае интересы государства должны быть защищены в различных ситуациях.

Источник: maralfm.kg

https://www.gezitter.org/politic/76554_beshimov_ot_rossiyskoy_voennoy_bazyi_materialnoy_vyigodyi_ne_budet/

 

Что хочет Бишкек за второй "Кант". Москва готова к переговорам об открытии еще одной военной базы РФ в Киргизии, - "НГ"

Москва готова обсуждать с Бишкеком вопрос открытия второй российской военной базы в Киргизии. Об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров, находясь в Бишкеке. В ходе переговоров министра с президентом Сооронбаем Жээнбековым обсуждалась повестка предстоящего визита главы России Владимира Путина в Киргизию. Планы России усилить военное присутствие в Центральной Азии эксперты объясняют не столько сугубо практической необходимостью, сколько желанием Москвы продемонстрировать сохранение доминирующего положения в регионе.

Глава российского МИДа Сергей Лавров свой визит по странам Центральной Азии начал с Киргизии. В Бишкек он прибыл для подготовки предстоящего государственного визита Владимира Путина, который запланирован на конец марта.

"Уверен, что визит Владимира Владимировича станет демонстрацией высокого уровня союзничества и стратегического партнерства, основанного на прочных традициях исторической дружбы и взаимного уважения между нашими странами", – заявил Сооронбай Жээнбеков в понедельник на встрече в Бишкеке с Сергеем Лавровым. Он отметил, что со вступлением Киргизии в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) российско-киргизские отношения перешли на новый, более качественный уровень сотрудничества: "С удовлетворением отмечаю положительную динамику роста торгового оборота между нашими странами".

Посол Кыргызской Республики в РФ Аликбек Джекшенкулов сказал "НГ", что "одним из главных вопросов в межгосударственной повестке является создание условий для повышения уровня торгово-экономического сотрудничества и двусторонних отношений". Киргизия, по его словам, заинтересована в российских инвестициях, в приходе российского бизнеса – и не только больших компаний и крупных корпораций, но среднего и малого предпринимательства. Бишкек предлагает продвижение совместных проектов в области инфраструктурного строительства, транспорта, коммуникаций, энергетики, сельского хозяйства, железных и автомобильных дорог, развития агропромышленного комплекса на взаимовыгодных условиях. "Для нас важно обсудить с российской стороной как с главным союзником углубление военно-политического сотрудничества, укрепление взаимодействия в области обеспечения безопасности в Центральной Азии, противодействия новым вызовам и угрозам, возникающим со стороны Афганистана и спящих террористических ячеек в регионе. Выработать совместные практические действия по борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом в Ферганской долине", – отметил киргизский дипломат.

Не исключено, что Путин и Жээнбеков вернутся к обсуждению вопроса открытия второй российской военной базы на территории Киргизии. "Москва готова обсуждать с Бишкеком этот вопрос. Это не наша инициатива. Будем готовы с нашими киргизскими друзьями обсуждать те идеи, которые у них формируются в сфере безопасности", – сказал он, выступая перед студентами Киргизско-Российского Славянского университета в Бишкеке.

Киргизский военный эксперт, полковник Токтогул Какчекеев считает, что "коль мы являемся полноправными союзниками, то вся территория, которая входит в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), согласно уставу должна быть надежно защищена". "Следовательно, если будет открыта вторая военная база РФ в Киргизии, то "линия Мажино" (система оборонительных укреплений) Таджикистан–Киргизия принесет чувство защищенности, а экстремисты при этом получат предупреждение. Соответственно возможные конфликтные ситуации будут погашены в зародыше", – сказал "НГ" Токтогул Какчекеев.

Эксперт напомнил, что вопрос открытия военной базы на юге Киргизии был практически решен во время президентства Курманбека Бакиева. "Но США переиграли Россию, договорившись с Бакиевым. Он тогда продлил пребывание базировавшейся в аэропорту Манас американской военно-воздушной базы и блокировал открытие второго российского военного объекта. И только президент Алмазбек Атамбаев денонсировал соглашение с США. Но вопрос создания российской базы на юге страны может остаться нерешенным. Вашингтон активизируется в республике. В Киргизию назначен новый посол США Дональд Лу, который ранее уже работал в нашей стране – с 2003 по 2006 год он был заместителем главы дипломатической миссии США. Лу знает наши НПО (неправительственные организации), знает либералов в государственной власти, которые настаивают на улучшении отношений с Вашингтоном. Президент Жээнбеков уже заявил, что возможны новые договоры с США", – отметил Какчекеев. Однако, по мнению эксперта, создание военного объекта на юге Киргизии отвечает интересам Бишкека, поскольку предполагает вложение российских денег в развитие инфраструктуры юга республики.

Киргизский политолог Марс Сариев считает, что необходимости в открытии второй российской базы на территории республики нет. "Многочисленные военные учения по линии ОДКБ свидетельствуют о готовности стран региона противостоять возможным вылазкам экстремистов. Я считаю, что внешней угрозы странам Центральной Азии нет, чего не сказать о дестабилизации внутренней ситуации. В Киргизии ужесточается противостояние элит, непростая экономическая ситуация", – сказал "НГ" Сариев.

По мнению политолога, это одна из показательных черт киргизской политики – демонстрация готовности к тесному сотрудничеству с Россией. Тем более что ожидается мощное вхождение российских бизнес-структур в республику. "Россия берет под свой контроль Киргизские железные дороги (КЖД). Планируется построить железнодорожную ветку, которая соединит наши северные регионы с югом и выйдет на Казахстан и далее в РФ. Таким образом, можно будет поставить крест на китайском проекте "Пояс – путь", который должен пройти через Киргизию, Узбекистан и выйти через Кавказ в Европу. Обсуждаются совместные проекты в горнорудной промышленности, проекты разработки редкоземельных месторождений, вопросы реиндустриализации киргизской экономики. Киргизия находится в патовой ситуации. Получается, что, с одной стороны, появляются крупные инвестиционное проекты, с другой – усиливается внешняя поддержка власти. При этом стоит ожидать и большего контроля всей страны со стороны России", – резюмировал Марс Сариев.

После Киргизии Лаврова ждут в Таджикистане. "В Душанбе с президентом Эмомали Рахмоном и главой внешнеполитического ведомства Сироджиддином Мухриддином министр обсудит ход подготовки к двусторонним встречам на высшем уровне в этом году", – сообщила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. По ее словам, 5–6 февраля Лавров посетит Ашхабад, где предусматриваются переговоры с президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым, а также с главой МИДа Рашидом Мередовым.

Источник - независимая газета

https://centrasia.org/newsA.php?st=1549346700


КЫРГЫЗСТАН И ЛАВРОВ: НЕЧТО НЕВРАЗУМИТЕЛЬНОЕ И КОНФУЗ С АВИАБАЗОЙ

В рамках своего официального визита в Кыргызстан глава МИД РФ Сергей Лавров 4 февраля встретился с президентом Сооронбаем Жээнбековым. Лавров подчеркнул, что его официальный визит проходит в рамках подготовки государственного визита президента России Владимира Путина, а также заседания межправительственной комиссии, которое состоится 1 марта. Чего ждать от грядущих двусторонних переговоров Кыргызстана с Россией, впрочем, так и осталось неясным.

Руководство КР в общении с российским МИДом, анонсированным как подготовка к еще более важной встрече на высшем уровне глав государств, показало себя, мягко говоря, не на высоте. Впечатление, будто Лавров, как нежданный гость, нагрянул без предупреждения, и никто к этому заранее не готовился, сложилось едва ли не комичное. Кульминацией чего стал вопрос о военной базе.

Новоиспеченный посол КР в РФ Аликбек Джекшенкулов ранее в интервью ТАСС заявил о возможности открытия второй российской военной базы в Кыргызстане. Глава МИД же, когда его попросили рассказать о подробностях этого решения, ответил, что ничего о такой инициативе попросту не знает: «Мы впервые о ней услышали и готовы обсудить ее с нашими кыргызстанскими коллегами», - высказался российский дипломат, рассмеявшись и предложив переадресовать вопрос самому Джекшенкулову.

Впрочем, списывать конфуз на личный непрофессионализм нашего посла не стоит. Как позже справедливо прокомментировал ситуацию политический эксперт Адиль Турдукулов: «В защиту Джекшенкулова хочу сказать, что слова о возможном дополнительном открытии военной российской базы на территории Кыргызстана, как опытный и профессиональный дипломат он не мог произнести без согласования, а вернее без прямой инструкции нашего Белого дома. Так что все стрелки и претензии туда».

И действительно, тема базы никак не могла бы возникнуть в речи посла без прямого указания руководства страны. И ситуацию это только усугубляет, лишний раз демонстрируя крайне халатную работу нашего МИДа, а вместе с ним и аппарата Жээнбекова, не удосужившихся заранее сформировать и обговорить повестку, которая явно возникла пока в одностороннем порядке и не была официально согласованна с Россией.

Не выглядела убедительной и подготовка к общению с российской стороной в целом. Сооронбай Жээнбеков, встречая Лаврова, фактически ограничился только благодарностями за оказанную финансовую помощь: «Этот визит [грядущий визит Путина] для нас очень значимое политическое событие, мы к нему серьезно готовимся. И со вступлением Кыргызстана в ЕАЭС наши отношения вышли на качественно новый уровень. Я с удовольствием хочу отметить, что товарооборот между нашими странами увеличивается из года в год. И, пользуясь случаем, хочу поблагодарить за ту помощь, которую вы нам оказываете, за $200 млн. грантов, на которые укрепляются наши границы, строятся заставы, модернизируются контрольно-пропускные пункты. Недавно мы приняли 125 единиц военной техники от посольства РФ. Я рад возможности обсудить сегодня актуальные вопросы наших двусторонних отношений».

О том, какие именно актуальные вопросы обсуждались (если обсуждались), и что в планах на визит Путина – из аппарата президента не прозвучало ни слова. Хотя значимых тем в кыргызско-российских отношениях хоть отбавляй. Это и стратегическое сотрудничество в рамках уже существующих международных объединений, и геополитические договоренности, и тесные экономические связи, и трудовая миграция.

Но о выбранном векторе взаимодействия с Россией Жээнбеков упорно молчит, а между тем пошел уже второй год его президентства. И критика поведения главы страны в поле внешнеполитических переговоров подкрепляется все новыми и новыми примерами. Фактически главного ответа на вопрос, как именно Кыргызстан намерен взаимодействовать с РФ, до сих пор нет. И выглядит это не просто публичным умолчанием руководства страны, а именно что отсутствием у него внятной позиции.

Жээнбеков в очередной раз лукавит, говоря о поддержании в республике статуса русского языка и сильно преувеличивая в лучшую сторону реальное положение дел. И здесь явно просматривается только желание «задобрить» российскую сторону, но отнюдь не действительное намерение укрепить внешние связи Кыргызстана и способствовать распространению языка, как доступного средства для широкой коммуникации.

Вся эта подчеркнуто дружественная риторика президента, бесконечные упоминания того, что «Россия наш важный стратегический партнер», товарооборот между странами растет, Кыргызстан качественно выиграл от вступления в ЕАЭС и т.д. и т.д., на практике не выливается ни в новые договоренности о сотрудничестве, ни в разработку конкретных двусторонних проектов.

Весь итог визита главы российского МИДа: искренне удивленный вопросом о военной базе Лавров, которому зачем-то продемонстрировали ветшающие стены Кыргызско-Российского Славянского Университета, давно и прочно потерявшего свой статус и переставшего быть одним из ведущих вузов страны. Да еще прозвучавшие несколько невразумительных вопросов от собравшейся в КРСУ аудитории. Что будет на повестке, когда приедет Путин, – решительно непонятно.

https://paruskg.info/glavnaya/161033-kyrgyzstan-i-lavrov-nechto-nevrazumitelnoe-i-konfuz-s-aviabazoj.html

 

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика