Что будет в Таджикистане, когда радикалы выйдут из тюрем?

Таджикистан / Безопасность    4 дек., 17:36, 2018 г.    114

Автор: Ольга ТУТУБАЛИНА, Asia-Plus

Для властей Таджикистана прозвенел первый громкий звонок – экстремисты в зонах ведут жёсткую пропаганду

На днях власти официально заявили, что в бунте в худжандской колонии в основном участвовали заключённые, осуждённые за терроризм. Они не только являются авторитетами в зонах, но и вплотную занимаются пропагандой радикально-исламистских идей среди других осуждённых. Эксперты заявляют, что это было ожидаемо.

Бунт стал неожиданностью для властей. Не ожидали такой дерзости от осужденных, и уж точно такого огромного количества среди погибших – 21 осужденный и 2 сотрудника колонии, а потому, возможно, и молчали долго.

Собственно, молчат и сейчас. Небольшие подробности и официальное подтверждение об инциденте прозвучали от главы МИД Сироджиддина Мухриддина в Брюсселе.

Он сообщил, что в бунте участвовали, в основном, осуждённые за терроризм, в том числе, сторонники террористической группировки ИГИЛ.

«Охранники и сотрудники колонии призвали бунтовщиков к диалогу. Но заключённые продолжали сопротивление, несколько человек совершили попытку побега. 12 из убитых заключённых отбывали наказание за участие в боевых действиях в Сирии и Ираке на стороне ИГИЛ, трое  были членами экстремистских групп «Ансоруллах», «Джундуллах» и «Исламского движения Узбекистана», - вот всё, что сказал тогда глава МИД.

Неофициально еще известно, что в отношении семи сотрудников колонии возбуждены уголовные дела за халатность, а руководитель Главного управления исправления уголовных наказаний Иззатулло Шарифзода внезапно ушел на пенсию. Не сам,  по решению правительства...

Asia-Plus, архивное фото


 

Не в первый раз…

Если бунт, поддерживаемый осужденными экстремистами, стал неожиданностью для властей, то для экспертов он был логичен. Более того, они даже предупреждали власти о том, что в таджикских колониях идет стремительная радикализация осужденных.

В прошлом году в Таджикистане было завершено исследование по радикализации в местах лишения свободы по заказу Совета безопасности Аппарата президента. В исследовании участвовали религиоведы, психологи, криминалисты, сотрудники МВД, Минюста и ГКНБ страны. Его нет в открытом доступе, и вряд ли он будет.

Во время исследования были проинтервьюированы боевики, которые сейчас находятся в местах лишения свободы.

"Реальные боевики с опытом боевых действий, а не те, которых за лайки, репосты, длинные бороды и короткие штаны посадили", - отмечает один из таджикских экспертов.  - Еще лет пять назад было видно, что таких не "сломать", а их авторитет среди криминала, и бытовиков в колониях растет, и уже начали формироваться "зелёные» зоны", (колонии, где популярны исламистские идеи, -  ред.)".

- Инцидент в худжандской колонии не первый случай, когда участниками, или даже зачинщиками беспорядков становятся граждане, осужденные за экстремизм или терроризм. Началось все в 2015 году с первыми комбатантами (лицо, принимающее непосредственное участие в боевых действиях в составе вооружённых сил одной из сторон международного вооружённого конфликта, - ред.) в тюрьмах, - говорит другой таджикский эксперт.

"Недавно подобная ситуация была в СИЗО №1 (в апреле 2018 года), когда "сирийцы" порезали памирского авторитета. Но тогда всё свели к местничеству, а это был первый звоночек. Потом, летом этого же года, в Вахдате произошли разборки между ворами и "исламистами". Зачинщиков тогда, и там, и там, просто раскидали по разным колониям".

По словам специалистов, в прошлом году за экстремизм и терроризм в Таджикистане, было осуждено около пяти сотен человек.

- Но из них примерно около сотни реально радикализированные, другие люди случайные, по глупости где-то, что-то перепостили, или держали какую-то запрещенную литературу, а может даже по факту невиновные, - говорит эксперт. – Вот эти случайные - тоже большая группа риска. Они считают, что их несправедливо осудили, они обижены на власть, а, следовательно, более восприимчивы к радикальным взглядам, и тут, пожалуйста, в наших местах лишения свободы есть, от кого учиться.

Asia-Plus, архивное фото


 

Нужно строить отдельную тюрьму?

Эксперты считают, что пришла пора решать проблему. Чтобы террористы в тюрьмах не вербовали себе новых сторонников, нужно отделять заключенных осужденных за экстремизм и терроризм, от всех других. Для этого необходимо или строить для них тюрьму, или в колониях создавать отдельные блоки. К слову, об этом сейчас думают и в России.

Изолированный тюремный режим позволит минимизировать распространение экстремистской идеологии среди осужденных, и их вербовку в ряды террористических организаций,  считают таджикские эксперты.

Фаридун Ходизода, эксперт по вопросам религии, говорит, что пока идет расследование причин бунта в худжандской колонии, трудно комментировать что-либо, но вопросы возникают.

- Например, глава МИД сказал, что 12 из убитых заключённых отбывали наказание за участие в боевых действиях в Сирии и Ираке на стороне ИГИЛ. Как они могли оказать влияние на 200 остальных заключенных? Значит, оперативная работа поставлена не на должном уровне.

По словам Ходизода, необходимость отдельно содержать заключенных по обвинению в терроризме и экстремизме, может быть есть: "Но такой специализированной тюрьмы, как Гуантанамо на Кубе или «Жаслык» в Узбекистане, у нас пока нет. И пропаганда экстремистских идей, и вербовка людей в их ряды идут не только в тюрьмах, но и повсеместно, поэтому важнее  обращать внимание на условия содержания заключенных,  и на то, как обращаются с ними".

- Нельзя переступать красную черту, унижать честь и достоинство заключенных, - объясняет он. -  Колонии называют исправительными учреждениями, и попавшие туда люди должны выйти оттуда перевоспитанными, а не с радикальными взглядами. Когда такая работа со стороны администрации тюрем не ведется, человек выходит оттуда с душевной травмой, становится неадекватным к окружающим.

Asia-Plus, архивное фото


Фаридун Ходизода  убежден, что следует навести порядок, проводить реформы в исправительно-трудовых колониях страны, искоренить коррупцию в пенитенциарной системе.

Хуршед Кунгуратов, главный психиатр Таджикистана считает, что содержать преступников, осужденных за экстремизм, вместе с другими уголовниками не стоит.

- Дело в том, что когда человек попадает в места заключения, чаще всего, от безысходности он становится более религиозным, обращается к Богу, начинает читать Коран, и если в этот момент ему будут проповедовать радикальные идеи, он может ими заразиться.

Экстремисты, как правило, умеют проводить агитацию, вербование, плюс, они очень хорошие психологи и способны расположить к себе человека. Поэтому, содержать их вместе с другими преступниками опасно.

Он считает, что для такой категории преступников условия должны быть жёстче, например, камерная система.

"В таком случае, они не смогут повлиять на других заключенных, и не смогут создавать свою общину внутри колоний", - уверен главный психиатр Таджикистана.

 

И ещё

Эксперты в большинстве своем приветствуют назначение нового главы ГУИУН, бывшего первого зампреда ГКНБ Мансурджона Умарова: он знает о проблемах в местах лишения свободы не понаслышке, потому как, по некоторым данным, курировал исследование по радикализации.

Правда, есть и вопрос: экс-глава управления нередко разрешал тем же СМИ посещать колонии, писать о том, что там происходит. Останутся ли они «открытыми» при Умарове?

 

В ТЕМУ:

По словам экспертов, есть один очень неудобный вопрос для наших правоохранительных структур, который никто не поднимает.

При подавлении бунта в Худжанде использовали спецназ. 21 погибший среди заключенных.

- У нас нет специальных единиц по подавлению бунтов и беспорядков, то есть anti riot troops (дословно - войска против беспорядков, - ред.), а это значит что любые бунты и беспорядки, и гражданские тоже, будут подавляться «Альфой», которая натренирована, и обучена под выполнение задач иного плана: они натренированы на силовое подавление бунта, а не на переговоры. Это боевой спецназ, для решения спецзадач военного характера, - говорит таджикский эксперт.

В данном случае, они действовали по своим инструкциям, они вооружены боевым оружием, и обучены физически ликвидировать угрозу в военной ситуации.

Ни слезоточивого газа, ни водометов, ни спецтехники для перекрытия дорог в их арсенале нет, они вообще не обучены их применять.

В случае, не дай Бог, гражданского неповиновения на людей тоже бросят военный спецназ, ибо ничего другого у нас нет, убежден эксперт.

 

https://news.tj/ru/news/tajikistan/security/20181204/chto-budet-v-tadzhikistane-kogda-radikali-viidut-iz-tyurem

 

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика