Узбекистан выступает в роли «посредника», в урегулировании афганского конфликта

Узбекистан / Политика    8 ноя., 20:41, 2018 г.    143

Автор: Санжар Саидов

За последние два года, новое правительство Узбекистана усилило свое участие в разрешение афганского конфликта. Ярким примером этого, является прошедшие переговоры узбекского правительства с представителями движения «Талибан» в Ташкенте. Известно, что делегация политического офиса движения «Талибан» в Дохе (Катар), во главе с его руководителем Шир Мухаммад Аббасом Станикзаем, в период  с 7 по 10 августа посетила с рабочим визитом Узбекистан.
Представители движения «Талибан» обсудили с представителями МИД Узбекистана вопросы безопасности, предположительного, мирного урегулирования конфликта в Афганистане и вывода иностранных войск из страны. На переговорах присутствовал министр иностранных дел Абдулазиз Камилов и спецпредставитель президента Узбекистана по Афганистану Исматилла Иргашев.
Согласно краткому заявлению Министерства иностранных дел Узбекистана, основное внимание на встрече  было уделено установлению мира в Афганистане и расширению политического диалога с конфликтующими сторонами, а также  прекращении огня обеими сторонами конфликта.

Как сообщает международное информационное агенство "Reuters", на встрече сторон обсуждалась безопасность проектов, реализуемых Узбекистаном в Афганистане. Об этом, агентству  заявил представитель катарского офиса талибов Мохаммад Сохейл Шахин. Был поднят вопрос безопасности в районах прокладки линий электропередач и железнодорожных путей. 

Усиление участия Узбекистана в урегулированию афганского конфликта, в первую очередь связано с изменением внутриполитического контекста в каждом из этих двух государств. В Узбекистане, после смерти первого президента И.Каримова, новое руководство страны во главе с Шавкатом Мирзиёевым взяло курс на последовательное изменение определенных элементов внутренней и внешней политики государства, с учетом как новых веяний времени в региональной и глобальной системе международных отношений, так и реконфигурации вызовов и угроз безопасности в Центральной Азии в целом. Заметные успехи и общественная поддержка реформ, предпринятых правительством после 2016 г. на внутриполитическом пространстве, «развязали руки» президенту Ш.Мирзиёеву и в сфере внешней политики.

В этих условиях претерпела некоторые трансформации и внешняя политика государства на афганском направлении, продолжающим оставаться ключевым для обеспечения безопасности самой республики и всего Центральноазиатского региона. Неизменным осталось стремление Узбекистана, обезопасить себя от традиционных и нетрадиционных угроз безопасности, что в достатке продуцирует вот уже несколько десятилетий непрекращающийся конфликт в Афганистане.

Если мы посмотрим на недавнюю историю, Узбекистан предпринял несколько инициатив по решению афганской проблемы и установлению диалога с движением «Талибаном». Еще в 1996 г. официальный Ташкент первым из государств региона созвал международную конференцию по проблемам развития ситуации в Афганистане, в связи с военными успехами движения талибов, чьи отряды к тому времени осадили Кабул.

19-20 июля 1999 г. в Ташкенте состоялось заседание «Группы 6+2», с участием делегаций обеих противоборствующих афганских сторон, включая «Талибан». На заседание была принята Декларация об основных принципах мирного урегулирования конфликта в Афганистане. А уже через некоторое время, по инициативе Узбекистана в 2008 году было предложено вернуться к формату «6+2», преобразовав в «Группу 6+3», включив в ее состав, наряду с государствами-соседями, Россией, США, а также стран НАТО.

Десять лет спустя, новое правительство Узбекистана вновь подняло афганскую проблему, теперь в новом формате. В марте 2018 года в Ташкенте прошла конференция на тему: «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие». Она стала крупнейшим внешнеполитическим событием в стране, с момента прихода к власти нового президента республики Шавката Мирзиёева. Однако ключевой участник конфликта – движение «Талибан» на конференции не присутствовал. В декларации по итогам встречи, участники ташкентской конференции призывали руководителей движения начать мирные переговоры с правительством в Кабуле. После этого, уже в июне месяце , МИД Узбекистана заявил об установлении контакта с «Талибаном».

Наконец, переговоры с движением «Талибан» состоялись за «открытыми» и «закрытыми» дверями в 7-10 августа в Ташкенте.

При анализе этих переговоров следует отметить следующее моменты:

Во-первых, переговоры в Ташкенте с талибами приветствуется и поддерживается западом (особенно США), в качестве альтернативы консультациям, так называемых «московский формат»  и контактной группе под руководством Китая «ШОС-Афганистан».

Нетрудно понять, что Ташкент и Москва имеют разное видение и разные геополитические цели в этом вопросе. Россия, с одной стороны, горит желанием скорейшего вывода западных войск из Афганистана, а с другой, она заинтересована в сохранении «внешней угрозы» для стран Центральной Азии. Поскольку когда существует реальная опасность в ЦА, «большой брат» всегда выступает в роли гаранта стабильности в регионе. В этом плане официальный Ташкент и Москва находится по разным сторонам баррикад.

Во-вторых, интересы Узбекистана в скорейшем установлении мира и спокойствия в Афганистане, прежде всего связаны с вопросами национальной безопасности. Также, этот вопрос имеет солидные экономические факторы. Решение этой проблемы не только ускорит выход Узбекистана к морским торговым путям, но и дает карт-бланш как ключевого игрока в экономических проектах осуществляемых в Афганистане.

В-третьих, состоявшиеся официальные переговоры Ташкента с представителями движения «Талибан» – это еще не решение проблемы. Даже нельзя сказать, что мнения представителей офиса движения «Талибан» в Дохе полностью выражает интересы всех талибов в Афганистане. Многочисленные группы талибов, удерживающих часть территории Афганистана, часто конкурируют между собой и действуют независимо от интересов внешних игроков. Поэтому вопрос, которым озабочены все стороны, втянутые в налаживание нового переговорного процесса, – кто будет выступать от имени талибов и насколько принятые решения будут поддержаны вооруженной оппозицией.

В заключение надо отметить, что официальный Ташкент еще не отказался от мнения, что «Талибан» является «опасной группировкой». Однако, говоря о талибах, узбекская дипломатия выбирает осторожную позицию «считаться» с этой организаций. Конечно, обе стороны имеет свои интересы и потребности от переговоров. Здесь интересы Узбекистана состоят в том, чтобы установить контакт с «Талибаном» и минимизировать потенциальные угрозы исходящие от них в Узбекистане.

 

http://polit-asia.kz/ru/analytics/2258-uzbekistan-vystupaet-v-roli-posrednika-v-uregulirovanii-afganskogo-konflikta

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика