Если бы я был министром обороны. Почему военные становятся ненужными государству?

Казахстан / Безопасность    14 сен., 14:20, 2018 г.    80

Найти экспертов, которые бы захотели оказаться на месте министра обороны или хотя бы чисто гипотетически представить себя в этой ипостаси, оказалось сложной задачей. Уж слишком тяжелой и специфичной считают эту работу сами военные, к которым мы обратились с просьбой высказать свое мнение. А потому в этот раз спикеры скромно ограничились советами главе ведомства, которым месяц назад стал человек гражданский – Нурлан Ермекбаев.

 Айболат Курманбай, полковник юстиции запаса: «Нужно повысить работу с кадровыми военнослужащими...»

 – Я бы высказал рекомендации руководству Министерства обороны, если бы служил или был свежеиспеченным пенсионером. Но с момента моего увольнения прошло уже больше десяти лет, поэтому считаю некорректным публично выражать мнение по вопросам боевой подготовки, оперативного управления, материальнотехнического, тылового обеспечения и другим направлениям деятельности оборонного ведомства. А вот в части работы с офицерами запаса как боевым резервом Вооруженных сил у меня есть ряд предложений.

 Хотел бы подчеркнуть, что развитие социальной сферы в армии осуществляется законодательной и исполнительной ветвями власти в соответствии с доктринальными документами и соответствующими программами. В своё время армия и так натерпелась от различного рода реформ и трансформаций, и сейчас надо говорить о планомерном развитии военной организации государства без всякого рода перекосов.

Что касается непосредственно вашего вопроса. Во-первых, все более острой для офицеров, уволенных в запас, становится жилищная проблема. Растут их семьи – появляются дети, внуки, а им приходится ютиться в малогабаритных квартирах. Предлагаю ввести в Земельный кодекс норму о внеочередном и безвозмездном выделении участков под ИЖС лицам, имеющим 25 и более лет военной выслуги в календарном исчислении. Государство должно предоставить офицерам возможность в дальнейшем самостоятельно улучшать свои жилищные условия.

 Второе. Крайне актуальным становится вопрос трудоустройства военнослужащих после увольнения, особенно в нынешней экономической ситуации. Надо прямо признать, что это дело пущено на самотек – уволили и забыли, причем не только о кадровых офицерах, но и о нуждах государства. Те же военные летчики, к примеру, могли бы пройти доподготовку и летать на гражданских самолетах. И тем более схожие с гражданскими знания и навыки имеют юристы, специалисты связи, строители, медицинские работники, автомобилисты и другие. Тем более что в свое время государство затратило огромные суммы на их обучение.

Некоторые руководители забывают о том, что пункт 2 статьи 50 Закона «О воинской службе и статусе военнослужащих» обязывает их оказывать содействие ветеранам армии в социальной адаптации при увольнении из ВС, в том числе в трудоустройстве. Знаю факты нарушений этой нормы, но не хотел бы останавливаться на частностях. Надеюсь, что руководители предприятий и организаций, в частности, оборонно-промышленного комплекса, будут принимать должные решения в этом вопросе. Ветеранам армии нужна не ведомственная, а государственная программа социальной адаптации связанная с их выходом на пенсию. В ее разработке должны принять активное участие Минтруда и соцзащиты населения, Минобороны, руководители регионов, оборонно-промышленного комплекса и стратегических отраслей.

 Третье проблемное направление касается привлечение бывших военнослужащих к работе в центральных и местных органах государственного управления. Министерство обороны могло бы рекомендовать госорганам для зачисления в кадровый резерв офицеров, имеющих организаторские способности и необходимые личные качества. Пока у нас не было примеров, чтобы генералы или старшие офицеры после увольнения назначались бы руководителями центральных органов исполнительной власти, акимами городов и районов. Этому вопросу должно уделить внимание и Агентство по делам государственной службы.

Четвертый вопрос, который бы я поднял, – это начисление пенсий. Считаю, что он не менее актуален, чем трудоустройство. Был период, лет 15 назад, когда заместитель министра обороны получал пенсию на уровне недавно уволенного прапорщика. РОО «Совет генералов» тогда сумело донести до главы государства информацию о диспропорциях в пенсионных выплатах, и ситуация улучшилась, но лишь временно. Сегодня мы вновь сталкиваемся с этими проблемами, и они не найдут своего решения, пока не будет выработан четкий и справедливый механизм. Мое предложение заключается в том, чтобы производить начисление пенсий при увольнении военнослужащего в запас, исходя из размеров месячных расчётных показателей согласно полагающегося должностного оклада, доплат за воинские звания и иных выплат. Как известно, МРП меняется каждый год в зависимости от инфляционных процессов, соответственно перерасчет пенсий будет осуществляться автоматически – естественно, в сторону увеличения. Это позволит избежать диспропорций в будущем.

 Кроме того, необходимо обратить внимание на расхождения в выплатах пенсий при начислении доплат за воинские звания. Есть такое выражение, которое знают все, кто носил сапоги: «полковник – он и в Африке полковник». То есть офицеры, имеющие одни и те же воинские звания, не должны получать разные выплаты за эти звания только потому, что выходили на пенсию в разные годы. Вопрос не в количестве денег, а в том, чтобы неукоснительно соблюдался принцип равенства. Об этой проблеме знают в Министерстве обороны, но пока им не удаётся убедить законодателей.

В-пятых, необходимо активизировать работу ветеранской организации ВС РК. Очевидно, что в нынешнем виде она качественно не решает свои уставные задачи. Ее собрания, как правило, проходят кулуарно, а потому ветераны никогда не знают ничего о планах работы, ни о результатах деятельности. Реальной помощи от центрального совета объединения не видим. А ведь кадровые офицеры запаса – это не только боевой резерв, они могли бы стать мощным идеологическим и политическим блоком в поддержку существующей власти. Считаю, что необходимо восстановить должность заместителя министра обороны, в обязанности которого входила бы организация идеологической работы и социальной защиты военнослужащих, в том числе социальной защиты ветеранов армии. Армия не может качественно состояться без целенаправленной и действенной идеологии и пропаганды!

В 2009 году «Совет генералов» по заказу Министерства культуры и информации РК реализовал проект под названием «Организация и проведение комплекса мероприятий по защите прав и законных интересов военнослужащих». В его рамках были проведены межведомственная научно-практическая конференция, семинары-совещания, заседания за «круглым столом» в воинских частях и вузах, социологические опросы, а также анализ отечественного и зарубежного законодательства. По итогам этой работы была издана книга «Защита прав и законных интересов военнослужащих Республики Казахстан» (авторы я и генерал Турсун Айжулов), в которой изложены системные выводы и рекомендации. К сожалению, эти предложения полно не реализованы, хотя на многие из них не требовались значительные материальные затраты. Прошу министра обороны Нурлана Ермекбаева истребовать у подчиненных эту книгу и ознакомиться с ее содержанием.

В заключение хотел бы пояснить, что ветераны армии не требуют для себя каких-то льгот и привилегий по сравнению с гражданским населением. Мы говорим о соблюдении государством справедливости при проведении социальной политики в отношении кадрового состава, уволенного в запас или отставку. Мы хотим быть востребованными, приносить пользу, как и во время службы. Потому хотим быть услышанными новым министром обороны и главой нашего государства – Верховным Главнокомандующим Вооружёнными силами РК.

Альберт Мухаметов, профессор Академии безопасности, управления и специальных программ КАЗГЮУ, полковник запаса: «Военный, офицер, генерал априори не должен быть коррупционером»

– Вы задаете сложный вопрос. Чтобы ответить на него, необходимо обладать разносторонними знаниями, в том числе в сферах геополитики, геостратегии, экономики, собственно военного дела, международных отношений и многих других, иметь большой жизненный и служебный опыт, глубоко разбираться в истории и философии, владеть исчерпывающей и объективной информацией о состоянии и проблемных вопросах органов военного управления и войск. Много чего еще надо знать и уметь, чтобы понять, как должен действовать военный министр, поскольку армия – это инструмент в руках целого государства, призванный защищать его, и одновременно сложнейший организм. Но главное в этом организме – люди: мужчины и женщины, готовые не за страх, а на совесть стоять на защите Отечества, а если придется – отдать за него жизнь.

Боеспособность армии опирается на «три кита»: боевой дух (идеология), техническая оснащенность, обученность воинов. Вот, на мой взгляд, тот основной груз ответственности, который лежит на плечах военного министра. Как патриот нашей Родины и человек, посвятивший значительную часть своей жизни служению республике в рядах ее Вооруженных Сил, я могу обозначить несколько направлений, продвижению которых министру обороны стоит уделить пристальное внимание. Безусловно, это лишь мой субъективный взгляд. Первое. Необходимо ознакомиться и глубоко вникнуть в дела своих предшественников, проанализировать качественное состояние всех компонентов ВС, внимательно изучить все законодательные и подзаконные нормативные правовые акты, принятые в Казахстане, а также ратифицированные нашим государством в области обеспечения национальной, военной и международной безопасности – с тем, чтобы обеспечить последовательность и преемственность, постараться не допускать ошибок и сиюминутных решений.

Второе. Нужен постоянный и объективный мониторинг рисков и вызовов военной безопасности государства. Под это «заточены» профессионалы аналитических структур Генерального штаба и профильных госорганов. Министру необходимо и днем, и ночью знать обстановку, чтобы максимально полно и объективно информировать высшее руководство государства, обладать точными данными о том, к противодействию чему готовить своих подчиненных. Геополитическая ситуация в современном мире весьма изменчива и порой совершенно непредсказуема, поэтому необходимо уделять самое пристальное внимание разведывательным и аналитическим службам.

Третье. Следует активизировать работу по совершенствованию отечественной системы высшего военного образования. Я бы рекомендовал искусственно поднять проходной балл во все военные вузы, пусть даже в ущерб плану комплектования кадрами. Считаю, что «двоечники» и «троечники» не должны пополнять ряды курсантов военных институтов. Современный казахстанский офицер должен быть интеллектуально развитым, высококультурным и порядочным человеком, быть хорошим спортсменом и высокопрофессиональным специалистом в области национальной и военной безопасности. Он должен стремиться быть всегда на шаг впереди своего товарища, быть конкурентоспособным в коллективе бригады, отдела, департамента, штаба и т.д.

Из третьего направления вытекает четвертое – беспощадная борьба даже с малейшими поползновениями к коррупции. Военный, офицер, генерал априори не должен быть коррупционером, то есть воровать у своей Родины, у своих товарищей-сослуживцев, с которыми, возможно, придется идти в бой. Коррупционер – это уже никакой не защитник, это враг. В моем родном Алма-Атинском высшем общевойсковом командном училище (ныне Военный институт сухопутных войск) разговор с такими субъектами был короткий: вон из рядов – и точка. Это закладывается в семье, в школе (важность военно-патриотического воспитания на уроках по НВП), в стенах вуза.

Пятое. Необходимо активизировать профессиональную подготовку, научную и рационализаторскую деятельность. Считаю, что оборонное ведомство периодически засасывают рутина и бюрократия. Военные управленцы стратегического уровня, проверяя нижестоящие органы управления, сами не стремятся работать над собой, расти в профессиональном плане. В структурных подразделениях центральных органов военного управления затрудняются сформулировать научные задачи по дальнейшему развитию армии, ее видов и систем. Это тревожный симптом. Нельзя двигаться дальше, не видя перед собой цели. Министерство обороны должно выступать главным заказчиком военно-научной продукции в научно-образовательных учреждениях, главным заказчиком научно-технологических разработок в отечественном ОПК. Военная наука – это важное дело для руководителя оборонного ведомства.

Безусловно, спектр деятельности министра обороны значительно шире, чем тот круг вопросов, который я попытался очертить. Все наши граждане видят, что данным военным ведомством сделано очень многое для повышения обороноспособности государства, роста боевого потенциала Вооруженных Сил. Подавляющее большинство казахстанских военных – это достойные, крепкие силой и духом мужчины, способные защитить страну. Желаю нашей армии и всем нам постоянно работать над собой и совершенствоваться во благо Родины – Республики Казахстан.

Сергей Пашевич, руководитель Союза ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство»: «Так разбрасываться профессионалами нельзя»

– Министерство обороны – достаточно сложная структура. Это воинские части, в которых кипит жизнь и постоянно что-то происходит. Это солдаты срочной службы и контрактники, которых надо накормить, обуть, одеть. Это постоянные боевые дежурства и военные учения, которые сопряжены с большим риском для жизни (при обращении с военной техникой оружием и боеприпасами). Помимо обеспечения обороноспособности государства, сюда еще вплетены политика и экономика...

В общем, сфера деятельности весьма ответственная, и тем, кто в ней не служил, здесь не место. Поэтому первая моя рекомендация состоит в том, чтобы на службу в министерство принимали только профессионалов, которые знают свое дело и понимают систему изнутри, чтобы сократили бюрократический аппарат.

Второе – это борьба с коррупцией. Сотрудники ведомства должны выполнять свои прямые обязанности, а не заниматься постоянно закупами, следствием чего и являются все эти коррупционные схемы и уголовные преследования.

Третье – медицинское обслуживание. Вопервых, считаю, что 14 дней для медицинской реабилитации военных явно недостаточно. Как известно, в советское время на эти цели выделяли 24 дня! И то была не прихоть военных, а четкий расчет медиков – именно столько времени необходимо для восстановления здоровья. Во-вторых, наши госпитали не обеспечены в достаточной степени нужными медикаментами, хотя заболевания у военных, особенно у тех, кто вышел в запас, довольно сложные... Нужно эти вопросы срочно решать.

Четвертое – социальная защита военнослужащих. В Казахстане принято много постановлений и программ по обеспечению их жильем, однако ни одному министру еще не удалось решить проблему. Дошло до того, что военных стали выгонять из квартир, в которых они жили, пока проходили службу. Выходит, теперь они уже никому не нужны? Если государство заявляет о намерении обеспечить военных жильем, то почему столько лет этот процесс тормозится?

И, наконец, в-пятых – трудоустройство ветеранов. Так сложилось, что после увольнения в запас военные остаются не у дел. Имея за плечами два, а то и три высших образования, огромный управленческий опыт и хорошую физическую форму, они вынуждены идти работать охранниками... Почему бы государству не использовать этот человеческий ресурс в своих целях? Так разбрасываться профессионалами нельзя.

Помнится, в Министерстве обороны была создана структура по работе с ветеранами Вооруженных Сил, но ее работы, к сожалению, пока не видно. А нужно сделать так, чтобы она твердо стояла на защите интересов военнослужащих – может, тогда проблемы начнут решаться...

Автор: Сауле Исабаева

 

https://camonitor.kz/31584-esli-by-ya-byl-ministrom-oborony-pochemu-voennye-stanovyatsya-nenuzhnymi-gosudarstvu.html

 

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика