«Центком» армии США против «Газпрома»

Таджикистан / Экономика    14 сен., 14:17, 2018 г.    84

Кирилл СОКОВ

Каким образом деятельность «Газпрома» в Таджикистане может затрагивать интересы Центрального командования Вооруженных сил США («Центкома»), которое к добыче нефти и газа вроде бы никакого отношения не имеет? Оказывается, самым прямым. Любая экономическая активность России в зоне ответственности «Центкома», включающей территории стран Центральной Азии, Ближнего Востока и Восточной Африки, становится объектом пристального внимания американских военных.

В августе этого года спонсируемый «Центкомом» сайт «Каравансарай» опубликовал любопытный материал под заголовком «Газпром похоронил надежды Таджикистана на добычу природных ресурсов». Поводом для него стала появившаяся в середине июля информация о том, что «Газпром» прекращает геологическую разведку нефти и газа в РТ. Об этом 18 июля на пресс-конференции сообщил замначальника главного управления по геологии при правительстве Таджикистана Рахмонбек Бахтдавлатов. По его словам, причиной такого решения «Газпрома» стали результаты бурения на Сарикамышском месторождении, которые, впрочем, он посчитал не вполне надежными. «… Одной скважиной нельзя представлять нефтяное или газовое  месторождение, – заявил Р. Бахтдавлатов. – Чтобы открыть Тюмень, было пробурено более 1 тыс. скважин. У нас «Газпром» пробурил одну скважину, и  говорит, у нас нет нефти или газа. Нужно было пробурить не одну, а две-три скважины».

Главной причиной решения «Газпрома» по свертыванию геолого-разведывательных работ «Каравансарай» считает намеренный саботаж, вызванный нежеланием, чтобы республика добилась реальной энергетической независимости от России и соседних стран Центральной Азии. В качестве доказательства приводятся комментарии таджикских экспертов. Так, по словам душанбинского политолога Нуриддина Каршибоева, все проекты России в Таджикистане, кроме Сангтудинской ГЭС, оканчивались провалом, поскольку-де «российские компании только делали вид, что работают, а на самом деле они присутствовали, чтобы доказать, что являются стратегическими партнерами», используя свое положение как рычаг для воздействия на Таджикистан. По мнению же проживающего в Канаде таджикского политолога Каримджана Ахмедова, отсутствие результатов геологоразведки связано не с чем иным, как с отказом Таджикистана от вступления в ЕАЭС. Иначе как фантазиями такого рода оценки назвать трудно.

Сотрудничество «Газпрома» с Таджикистаном началось в 2003 г., когда между ними было подписано соглашение о стратегическом сотрудничестве сроком на 25 лет. Оно предусматривало сотрудничество в области поиска, разведки и разработки запасов  природного газа на условиях раздела продукции, в том числе в условиях сверхглубокого залегания. Оператором проекта было назначено ЗАО «Газпромзарубежнефтегаз», позднее преобразованное в Gazprom International. В общей сложности им были получены лицензии на проведение геологической разведки четырех месторождений – Саргазон, Ренган, Сарикамыш и Западный Шохамбары. Все они расположены в Западном Таджикистане, недалеко от Душанбе.

Геологоразведка на Саргазоне и Ренгане показала, что извлекаемых запасов углеводородов там нет, и лицензии на них были сданы властям. Зато работы на Сарикамыше дали более определенные результаты. Бурение на этом месторождении проводилось с декабря 2010 по июнь 2013 г. В результате была пробурена самая глубокая за всю историю проводившегося в Центральной Азии бурения на нефть и газ скважина глубиной 6450 м. Запасы газа на Сарикамыше предварительно оценивались в 18 млрд кубов, а нефти – 17 млн тонн. Объем инвестиций «Газпрома» в геологоразведку на лицензионной площади составил около 6 млрд. рублей.

Словом, усилий и денег было затрачено немало, тем не менее промышленный приток углеводородов на Сарикамыше получить не удалось, в связи с чем центральная комиссия по недропользованию и управлению движением лицензий «Газпрома» решила лицензию сдать. Безрезультатными оказалась и геологоразведочные работы на четвертом участке – Западном Шохамбары, лицензию на который также пришлось сдать «ввиду чрезвычайно сложных горно-геологических условий». В конечном итоге все четыре участка, на которых «Газпром» проводил бурение, оказались непригодными для промышленной разработки.

Геологоразведка в Таджикистане вообще изначально рассматривалась «Газпромом» не только и столько как коммерческий, сколько как стратегический проект, связанный с геополитическими интересами России в Центральной Азии. Помимо коммерческой выгоды свою задачу компания видела в «обеспечении энергетической безопасности республики, экономика которой испытывает серьезную нехватку нефти и газа». При всем при этом для эффективной работы «Газпрома» в Таджикистане существуют серьезные экономические препятствия. Несмотря на то, что промышленной добычи нефти или газа Gazprom International не ведет, никакими льготами он не пользуется и вынужден платить налоги как обычное коммерческое предприятие. Поскольку же «Газпром» – компания акционерная, ее руководство вынуждено считать деньги акционеров.

Причем для таджикских властей эта ситуация новостью не является. Еще в августе 2016 г. пресс-служба компании констатировала, что с учетом нынешней налоговой политики ее деятельность в республике экономически неэффективна. По словам представителя Gazprom International в Таджикистане Игоря Шаталова, «мы теряем больше, чем вкладываем, то есть государство, не вкладывая ни копейки, получает с нас огромные налоги. Конечно, работать в таких условиях мы не будем». Просьбы компании об изменении налоговой политики ни к чему не привели, что отнюдь не способствовало повышению ее экономического интереса к Таджикистану. Тем не менее об уходе из республики Gazprom International не заявлял, и очевидно, что именно по стратегическим, а отнюдь не финансово-экономическим соображениям, по которым все работы в Таджикистане давно бы следовало прекратить.

Речь об уходе «Газпрома» из Таджикистана не идет и сейчас. Комментируя прекращение геологоразведочных работ на месторождениях Сарыкамыш и Западный Шохамбары, в Gazprom International заявили, что в настоящее время прорабатывают новые направления сотрудничества. В соответствии с заключенным в июне 2008 г. правительством Таджикистана и «Газпромом» соглашением об общих принципах проведения геологического изучения недр, в марте этого года была создана совместная рабочая группа, которая до конца 2018-го должна определить направление дальнейшего сотрудничества. На сайте Gazprom International поясняется, что если геологоразведочные работы не дадут никакого результата, затраты ему по соглашению не компенсируются. Однако «Газпром» имеет право просить лицензии на другие перспективные площади. И в настоящее время прорабатывается вопрос о возможности получения лицензий на участки, расположенные на юго-западе и севере Таджикистана.

Надежда обнаружить в республике промышленные запасы нефти или газа все еще есть. На большинстве перспективных участков в советский период были обнаружены промышленные залежи нефтегазовых ресурсов и, более того, сделана оценка запасов. Если они окажутся коммерчески привлекательными, Gazprom International займется подготовкой технико-экономических обоснований, геологоразведочными и промысловыми исследованиями, оценкой ресурсного потенциала, капитальным ремонтом скважин, а также доразведкой и доразработкой месторождений. В случае же открытия извлекаемых запасов нефтегазовых ресурсов для их освоения будет создано совместное российско-таджикское предприятие или же заключено соглашение о разделе продукции. Главное, что препятствует добыче – сложный рельеф местности. 93% территории Таджикистана составляют горные массивы, где разработка углеводородных ресурсов крайне затруднена.

Возвращаясь к публикации «Каравансарая», следует отметить, что сами американцы, так радующиеся отсутствию значимых результатов проводимой Gazprom International геологической разведки, в обеспечение энергетической безопасности Таджикистана не вложили пока ни цента и не пробурили на его территории ни одной скважины. Без ясных перспектив извлечения прибыли они бы таким проектом вообще заниматься никогда не стали.

Причина этого вполне прозрачна. Интересы США на территории этого региона имеют внеэкономический характер. Их ключевая цель заключается отнюдь не в обеспечении процветания республик Средней Азии, а в максимальном ослаблении здесь стратегических позиций России, которая рассматривается ими в качестве главного геополитического противника.

 

https://www.ritmeurasia.org/news--2018-09-14--centkom-armii-ssha-protiv-gazproma-38521

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика