Джихад у ворот: грозит ли нам участь Афганистана? — исследование

Казахстан / Безопасность    14 сен., 14:05, 2018 г.    122

В зоне риска не только наша страна, но и вообще все постсоветское пространство, утверждают эксперты.

Угроза распространения религиозного экстремизма в Центральной Азии сохраняется. С одной стороны, этому способствуют копящиеся проблемы в самих странах, с другой — радикальные организации «наращивают мускулы». У них растет и финансовая база, и техническая. Об этом говорится в докладе коллектива авторов, который представил центр геополитических исследований «Берлек — Единство» (Уфа, Россия). Доклад называется «Профилактика экстремизма в России и странах Центральной Азии».

Молодежь и беднота — главные жертвы проповедников

Авторы сразу подчеркивают, что в зоне риска экстремистской активности находится вообще весь постсоветский регион. При этом ситуация постоянно меняется — и не в лучшую сторону.

— Экстремизм приобретает новые качественные характеристики: масштабность, размывание традиционных ценностей, культурных барьеров и так далее.

Не говоря уж о расширении социальной, финансовой и технической базы экстремистов,

— пишут авторы.

Радикальные проповедники пытаются распространить свои идеи разными способами и среди разных целевых групп. Среди них

наиболее подвержены влиянию молодежь и социально уязвимые слои населения

Первые не обладают достаточным жизненным опытом, а вторые могут искать спасения от безысходности. И тем и другим обещается некое подобие социальной справедливости — как ее понимают сами радикалы.

Религиозно-ориентированный экстремизм в Центральной Азии имеет свои особенности:
  • геополитически-ситуативную, связанную с распадом СССР;
  • глобализационно-контентную, способствующую массовому распространению информации экстремистского толка;
  • религиозно-субъективную, используемую отдельными зарубежными религиозными элитами для своих целей.

Ком проблем в Центральной Азии растет

Авторы утверждают, что основа для экстремистов в регионе появилась уже достаточно давно. Сначала

после распада СССР возник некий «идеологический вакуум»

Следом усилился рост религиозного и этнического фактора.

— Вакуум стал умело заполняться религиозноориентированными и этно-направленными организациями, которые пытаются разыграть «идентификационную карту» в своих интересах, — говорится в докладе.

Кроме того, распространению радикальных идей посодействовало развитие интернета.

Тем не менее, Центральная Азия «не превратилась в «поле сражений» между светскими и религиозными режимами».

Приход к власти исламистских сил по типу «арабской весны» видится в настоящий момент маловероятным,

но определенные риски сохраняются, — утверждают авторы.

Они подчеркивают, что в регионе постепенно накапливается целый ком проблем. В числе основных:

наркотрафик, клановость, низкий уровень жизни, сокращение темпов экономического развития, безработица и т. д.

Именно этими проблемами умело пользуются агитаторы экстремистов. Обещая решить их своими методами — если, конечно, их поддержат.

Излишний либерализм плохо закончился

Авторы проанализировали ситуацию в отдельно взятых государствах Центральной Азии. Например,

Кыргызстан столкнулся с этой проблемой еще в период распада Советского Союза

— Исламизация политической и социально-экономической сфер жизнедеятельности происходила последовательно и носила нарастающий характер, — утверждают авторы.

Причем

до 2000 года на деятельность разного рода религиозных организаций власти смотрели «сквозь пальцы»

— Период политической турбулентности привел к ослаблению государственных структур, решающих вопросы социального обеспечения в Кыргызстане. В результате чего выросла потребность в негосударственных общественных структурах религиозного толка, — утверждается в докладе.

Но уже в 2000 году был введен термин «религиозный экстремизм», а в 2003 году Верховный суд наложил первые запреты на деятельность экстремистских структур и организаций.

Далее авторы приводят примеры из статистики. На период обретения независимости в Кыргызстане было 39 мечетей. А в 2017 году их количество превысило отметку 2,6 тыс.

С 2000 года количество исламских организаций увеличилось более чем в два раза и перевалило за 2 тысячи

— В самом факте развития институтов гражданского общества, как, собственно, и в реализации права на свободу совести, нет негативного компонента. Однако политика либерализации в отношении религиозных организаций привела к индоктринации (насильственное навязывание — прим.) экстремистской идеологии, — утверждают авторы.

Атакуют и снаружи, и изнутри

С момента приобретения независимости Кыргызстан регулярно «лихорадило». Что не могло не повлиять на настроения в обществе.

— Революционные потрясения и массовые беспорядки («тюльпановая революция», волнения на юге страны в 2010 году и т. д.). Тенденция проявлялась во все время развития страны, — утверждают авторы).

Есть и целый ряд других факторов, тоже внесших свою лепту. Например, «мозаичность религий в Кыргызстане». Здесь

все еще сохраняются позиции язычества, шаманизма, тенгрианства

Кроме того, появляются и последователи разных сект.

Во-вторых, это попытки извне повлиять на социальные процессы в Кыргызстане. В частности, попытка разрушения традиционных устоев и ценностей, на что общество отреагировало очень негативно.

— В итоге

исламистский фактор усилился как реакция на последовательную западно-американскую экспансию,

— пишут авторы.

Другая сторона медали — исламский фактор пытаются использовать отдельные мусульманские государства. Разумеется, в собственных политических и экономических интересах.

Далее географический фактор. Это близость с Пакистаном, Афганистаном и Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая.

И наконец социально-экономический фактор.

— Согласно данным МВФ,

в Кыргызстане около 40% населения живут за чертой бедности, высокий уровень безработицы

Сложился существенный разрыв в уровне доходов кыргызстанцев, живущих в южных и северных областях страны. Фактор социально-экономического благополучия и социальной справедливости активно используется в риторике религиозных экстремистов, — утверждается в докладе.

Радикалы уходят в Интернет

Сегодня в Кыргызстане активно используются три канала вербовки экстремистами:

  • «полевая деятельность» отдельных религиозных деятелей с радикальными взглядами («мелкие джамааты»);
  • «полевая деятельность» крупных экстремистских организаций;
  • работа в Интернете.

— «Полевая деятельность» экстремистов уходит на второй план, основным коммуникатором вербовки служит интернет-пространство. Особенно в молодежной среде, которая более восприимчива к различного рода изменениям и колебаниям. В контексте информационного фактора обретает особую злободневность проблема выезда кыргызстанцев для участия в боевых действиях на территории Сирии, — авторы.

Продолжение следует

 

https://365info.kz/2018/09/dzhihad-u-vorot-grozit-li-nam-uchast-afganistana-issledovanie/

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика