Что из себя представляет кадровая политика Шавката Мирзиёева?

Узбекистан / Политика    10 авг., 18:14, 2018 г.    330

Через два года после смерти Ислама Каримова руководящие посты в Узбекистане по-прежнему принадлежат функционерам того времени. Несмотря на периодическую критику в их адрес, избавляться от этого наследия новый глава государства не спешит. Чем же руководствуется Мирзиёев в своей кадровой политике, и есть ли надежды на появление в правительстве новых людей?

Шавкат Мирзиёев пока окружен чиновниками «каримовской гвардии». Надолго ли? Фото: пресс-служба президента РУз

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев пришел к власти после смерти бессменного на протяжении 27 лет президента Узбекистана Ислама Каримова. Вполне логично, что новый глава государства начал собирать собственную команду — людей, на которых он может положиться и укрепить свои позиции.

«У каждого руководителя есть группа людей, чьим навыкам и качествам он доверяет. Зачастую он продвигает их вверх, когда идет на повышение. Старые кадры могут также удаляться в силу логики борьбы за власть, в силу старения (часто это люди предыдущего политического поколения). Кроме того, смена руководства может открыть дорогу расследованиям нарушений, на которые раньше закрывались глаза», — говорит эксперт по Центральной Азии, политолог Никита Мендкович.

Так и произошло. Только за первые четыре месяца после своего избрания Мирзиёев сменил свыше десяти высокопоставленных чиновников, почти полностью заменил руководство столичных районных хокимиятов (местных администраций), реформировал ряд министерств и ведомств.

Далее последовали небывалые чистки силовых структур, прогремели громкие аресты, где кульминацией всего этого процесса стала реформа Службы национальной безопасности с отставкой ее главы Рустама Иноятова, считавшегося серым кардиналом при Каримове.

Из состава правительства выведен и бывший вице-премьер страны Рустам Азимов. Оба функционера наряду с самим Мирзиёевым входили в число потенциальных преемников Каримова.

Таким образом, новый президент полностью очистил ключевые посты от «каримовской гвардии», заменив их лояльными к себе людьми, и избавился от основных конкурентов, с успехом закончив переходный период смены власти.

В чем логика?

Однако в большинстве своем представителей «каримовской гвардии» президент меняет людьми из все той же старой системы. И в основном эти новые назначения приходятся на высший эшелон власти, который теперь во многом состоит из людей, когда-то уволенных Каримовым.

Ваше счастье, что пока нет необходимого количества кадров: это наша главная беда. Но через два года мы подготовим кадры. — Шавкат Мирзиёев

Тем не менее небольшое количество талантливых технократов и молодых людей сегодня все же можно встретить в правительстве. Однако пока они не представляют собой какую-либо силу. По мнению независимого узбекского политолога Рафаэля Саттарова, это и не позволяет пока говорить о какой-либо новой кадровой политике президента.

Некую логику в кадровой политике Мирзиёева увидел другой эксперт — ассоциированный научный сотрудник Школы восточных и африканских исследований Университета Лондона Алишер Ильхамов.

Он считает, что президент ставит перед собой одновременно три задачи, порой трудно совместимые друг с другом. Это борьба за власть и ресурсы, преодоление экономического застоя и международной изоляции и в то же время преемственность прежнего курса командной экономики, сложившейся при Каримове. В этом аспекте база лояльных новому президенту лиц играет важную роль.

«У Мирзиёева такой базой в первую очередь является корпус областных и районных хокимов. Именно стремлением сохранить свою базу лояльной бюрократии и объясняется то, что правительство и руководство областями до сих пор нашпиговано управленцами старой закваски, которые смогли набрать определенный политический вес при Каримове по шкале межклановых отношений и которые теперь присягнули на верность Мирзиёеву как своему лидеру», — считает Ильхамов.

Малое количество новых кадров в правительстве эксперт связывает со стремлением преодолеть застой, то есть с решением второй задачи.

«Для осуществления этой задачи Мирзиёеву нужны специалисты со знанием того, как реформировать те или иные секторы экономики. Это меритократическая часть (достойные должностей в силу своих способностей) правительства, которой выдан карт-бланш для осуществления некоторых реформ», — говорит Ильхамов. Однако в то, что реформаторам будет отдано все правительство, он не верит.

По мнению же Никиты Мендковича, ограничение масштабов кадровой революции — вполне здоровый симптом, означающий, что политическая борьба не столь жестока, чтобы полностью удалять старые кадры. Тем более что со многими он работал много лет и вполне может доверять им в профессиональном и личном качестве.

«Сохранение ряда функционеров прошлого и отсутствие признаков жесткой борьбы говорит о том, что смена власти успешно и достаточно мирно завершилась. Президенту не грозят вызовы политической элиты», — уверен политолог.

Все как прежде

С приходом к власти Мирзиёева об Узбекистане заговорили как об открывающемся и реформирующемся государстве. Но уже очевидно, что в обозримом будущем стране не удастся избавиться от командно-административной формы правления, а все инициативы по-прежнему будут исходить от одного человека. Правительство же продолжит роль исполнителя поручений первого лица.

Рафаэль Саттаров. Personal image

Рафаэль Саттаров проводит аналогии с закатом СССР, когда чиновники, оставшиеся людьми брежневского застоя, поддерживали перестройку и гласность только потому, что это продвигал генеральный секретарь.

«Не исключено, что в случае замораживания реформ многие из них заново наденут костюм «каримовского мирного неба» и не будут осуждать видимый реформаторский курс», — говорит Саттаров.

По мнению же Ильхамова, этот очевидный курс на сохранение определенных аспектов модели командной экономики позволяет Мирзиёеву сохранить прямой контроль над экспортной выручкой в ключевых отраслях экономики.

«Нужно или нет отказываться ради реформ от прямого контроля над золотодобывающей промышленностью или добычей и экспортом газа – это еще спорный вопрос. Но то, что правительство не отказывается от контроля над экспортом хлопка и, соответственно, над всей хлопковой индустрией, это явно уступка сторонникам командной экономики», — считает эксперт.

Когда свои не справляются

За 27 лет правления Каримова в правительстве практически не осталось ни одного технократа. Сам Мирзиёев на одном из видеоселекторных совещаний в конце прошлого года назвал то время «сложным». Мирзиёев оказался по сути в безвыходной ситуации. Полный решимости обновить кадры, он натыкается на их катастрофическую нехватку. Этим можно объяснить то, что, несмотря на многочисленные увольнения, во власти до сих пор остаются прежние функционеры.

Об этом однажды открыто заявил и сам президент, критикуя чиновников за их инертность и коррумпированность в апреле этого года:

«Ваше счастье, что пока нет необходимого количества кадров: это наша главная беда. Но через два года мы подготовим кадры. Придут новые, молодые люди».

Бывший депутат турецкого парламента должен помочь с реформами в сфере туризма Узбекистана. Фото: веб-сайт парламента Турции.

Вполне возможно, именно с этим связано то, что Мирзиёев начинает обращаться за помощью к зарубежным специалистам. Так, осенью прошлого года советником председателя Госкомтуризма стал бывший депутат Национальной Ассамблеи Турции Садик Бадак. Он должен помочь Узбекистану стать новым центром притяжения туристов, своеобразным туристическим раем.

Нынешней весной россиянину Евгению Биргеру предложена должность генерального директора национального почтового оператора «Узбекистон почтаси» («Почта Узбекистана»). Ему предстоит вытащить службу из глубокого застоя и заставить ее функционировать согласно современным требованиям.

А несколько недель назад заместителем министра инновационного развития Узбекистана назначен гражданин ФРГ Карстен Хайнц.

Клуб «23»

Президент даже готов пойти на радикальные меры. 29 июня в ходе совещания в Алмазарском районе Ташкента Шавкат Мирзиёев предложил должность заместителя председателя Государственного комитета по развитию туризма студенту третьего курса Международного Вестминстерского университета столицы.

23-летний студент высказал ряд практических предложений по развитию туризма в Узбекистане. Однако вряд ли внимание главы государства привлекли эти умозаключения молодого человека, ведь ничего инновационного юноша не предложил. О проблемах отрасли уже неоднократно заявляли и не раз открыто обсуждали.

Однако парень рассказал, что в свои 23 года создал 15 рабочих мест, открыв курсы английского языка для своих сверстников. Более того, со свойственным ему юношеским порывом он не побоялся выступить перед главой государства и публично выразить свои идеи.

Мирзиёев не мог не обратить на это внимание. Он отметил, что стране нужны люди, которые «горят» своей идеей. Идейные люди — это и есть то, чего сейчас не хватает президенту Узбекистана.

Тем не менее «новый герой» до сих пор не представлен официально, а Госкомтуризм не подтверждает информацию о каких-либо изменениях в своем руководящем составе. Поэтому, насколько серьезен был Мирзиёев, предлагая должность парню, до сих пор не ясно.

Вероятнее всего, таким образом он хотел еще раз обратить внимание госслужащих на их инертность и безынициативность. Возможно, это напоминание чиновникам, что время летит быстро, и скоро он, как и обещал, откроет двери в политику молодым кадрам.

Очевидно, президент готов назначать на серьезные государственные должности даже тех, у кого за спиной нет достаточных знаний и опыта, тех, кто горит идеей изменить жизнь в стране к лучшему.

Алишер Садуллаев. Фото: kommersant.uz

И прецедент уже был. Ровно год назад при схожих обстоятельствах должность заместителя министра народного образования досталась другому 23-летнему юноше — Алишеру Садуллаеву.

Сегодня трудно говорить о том, как скоро в Узбекистане появится новая политическая элита. Из-за банальной нехватки кадров, думается, это дело далеко не двух лет.

Тем не менее Мирзиёеву нужны реформы. А для этого нужны люди, знающие свое дело и имеющие опыт решения поставленных задач. Помимо того, что в нынешнем правительстве по-прежнему преобладают люди старой каримовской системы, в нем надежно укоренились приспособленцы, способные угождать любой власти. Вряд ли такое окружение поможет достичь успехов.

Следовательно, у президента просто не остается выхода, как продолжить хлестать подчиненных словесным кнутом, особо не скупясь на выражения, и наживать тем самым себе новых врагов.

Однако едва ли эти враги смогут как-то повлиять на ход событий. Силовые структуры, только пережившие масштабные чистки, по-прежнему являются надежным щитом и самым весомым аргументом в руках первого лица государства. А с такой поддержкой можно и реформы проводить, и гайки закручивать.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Changefrom the Borderland to the Steppes Project«, реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье не отражают позицию редакции или донора. 

 

https://reporting.cabar.asia/ru/chto-iz-sebya-predstavlyaet-kadrovaya-politika-shavkata-mirziyoeva/

 

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика