Что на постсоветском пространстве думают о ЕАЭС

Регион / Общество    11 июля, 16:58, 2018 г.    71

Кирилл СОКОВ

На фоне общего кризиса Евросоюза, вызванного массовой иммиграцией из афро-азиатского региона и нарастанием сепаратистских тенденций, роль общественного мнения в интеграционных процессах заметно возросла. Несмотря то, что уровень поддержки интеграции в ЕАЭС остается высоким, население в этом плане отнюдь не монолитно, а положение в отдельных странах Союза и вовсе настораживает.

Регулярными замерами общественных настроений в странах ЕАЭС относительно евразийской интеграции занимается Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР), который проводит исследования совместно с агентством «Евразийский монитор». Всего было проведено шесть волн исследований, последнее из которых отражает ситуацию по состоянию на 2017 год. Исследование проводилось методом опроса в пяти странах ЕАЭС (Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, России), Молдавии и Таджикистане, в каждой из которых было опрошено не менее 1000 человек. И его результаты показали довольно противоречивую картину: общий настрой общества в странах Союза по отношению к интеграции остается позитивным, но по сравнению с периодом 2014-2015 гг. начинает ослабевать.

Интеграционные настроения в ЕАЭС и СНГ измеряются Центром интеграционных исследований ЕАБР через понятие притяжения стран друг к другу, а также к зарубежным государствам, которые расположены за пределами территории бывшего СССР. Притяжение исследуется в трех аспектах – политическом, экономическом и культурном. Всего респондентам задавалось около 20 вопросов, призванных выявить отношение населения к сотрудничеству с различными странами постсоветского пространства и «остального мира». В исследовании 2017 г. также анализировалась зависимость интеграционных предпочтений от уровня образования респондентов, что позволило получить интересные, хотя и не во всем позитивные для ЕАЭС данные.

На протяжении трех лет, прошедших со времени создания Евразийского союза, его общественная поддержка снижается. Причем наиболее заметным, как отмечают аналитики ЕАБР, это падение было в России, где одобрение участия в ЕАЭС с 2015 по 2017 г. сократилось с 78 до 68% населения, а также в Армении (с 56 до 50%). Снижение популярности ЕАЭС происходило в этот период и в других странах Союза. Но в Казахстане (с 80 до 76%) и Белоруссии (с 60 до 56%) оно было гораздо более умеренным. Наименее же заметным падение поддержки ЕАЭС оказалось в Киргизии (с 86 до 83%), где оно вообще находится в пределах статистической погрешности. Симпатии к Союзу в этой среднеазиатской республике связаны с тем, что население ощущает от него вполне реальную выгоду в виде льготных условий трудовой миграции в РФ, которые для остальных стран ЕАЭС значат куда меньше.

Совсем другой пример демонстрирует Армения, где уровень отрицательного отношения к ЕАЭС находится на максимальном среди союзных государств уровне. С 2015 по 2017 г. он вырос с 10 до 13%, понизившись, правда, по сравнению с 2016 г. на 3%. Приход к власти нового премьер-министра Н. Пашиняна, ранее открыто высказывавшего антиевразийские взгляды, на этом фоне вовсе не выглядит случайным. Не способствует росту евразийских настроений населения и внутренне противоречивый курс армянского руководства на выстраивание из своей страны некоего моста между ЕАЭС и Евросоюзом.

Еще более тревожным является относительно высокий (на фоне России и Казахстана) уровень негативного отношения к ЕАЭС в Белоруссии (6%), где к тому же по состоянию на прошлый год зафиксирован максимальный процент тех, кто настроен к Союзу безразлично. Учитывая, что общественное мнение – это во многом проекция средств массовой информации, а в Белоруссии они в своем большинстве официальные, такая ситуация порождает вопросы к реальным интеграционным намерениям белорусских властей. Не исключено, что на отношении населения республики к ЕАЭС сказались конфликты между Москвой и Минском из-за поставок российских нефтегазовых ресурсов в Белоруссию и белорусского продовольствия – в РФ, которые освещались местными СМИ в негативном ключе.

Причиной сокращения доли населения, положительно настроенного по отношению к ЕАЭС, аналитики ЕАБР считают несколько факторов. Во-первых, во время создания Союза, которое пришлось на 2015 г., ожидаемый интеграционный эффект был явно завышенным. Во-вторых, становление ЕАЭС пришлось как раз на время глубокого экономического кризиса, который не позволил в полной мере реализовать потенциал расширения торгово-экономических связей. В-третьих, как элиты, так и широкие слои населения не ощущают на себе непосредственного эффекта от создания Союза, что заставляет их все чаще задумываться о смысле его существования. Свою роль в снижении популярности ЕАЭС играет и специфика его деятельности. Руководящие органы Союза решают в основном вопросы тарифно-таможенного регулирования и формирования общих рынков, а широким массам такая информация малоинтересна.

Наиболее реальным кандидатом на присоединение к Союзу является Таджикистан, где, несмотря на заметное снижение, уровень общественной поддержки ЕАЭС в 2017 г. все еще составлял 69%. Такие же настроения, скорее всего, характерны и для Узбекистана, который также сильно зависит от трудовой миграции в Россию. Опросы 2012-2014 гг. зафиксировали, что 2/3 населения республики настроено за евразийскую интеграцию. Но с тех пор исследования такого рода в Узбекистане больше не проводились.

Зато в Молдавии, где развивается конфликт между проевразийски настроенным президентом И. Додоном и проевропейским парламентом и правительством, уровень поддержки ЕАЭС по сравнению с 2015-2016 гг. снизился с 53 до 48%, что стало самым низким показателем за все время измерений. Причем против ЕАЭС в Молдавии настроены люди с высшим образованием, которые составляют культурную, политическую и экономическую элиту общества.

Одним из главных связующих звеньев ЕАЭС в настоящее время является трудовая миграция. Гражданам стран Союза договор о его создании предоставляет в этой области значительные преимущества. В целом по ЕАЭС 77% населения поддерживает свободу передвижения, трудоустройства, проживания и обучения на его территории. Но при этом в России традиционно фиксируется один из самых высоких в мире уровней неприятия миграции, который по данным опроса составил 53%. Более того, негативное отношение к миграции демонстрируют практические все слои российского общества. Это прямо вытекает из рисков, с которыми все чаще сталкиваются Россия, да и другие страны Союза: под видом трудовых мигрантов в их пределы все чаще проникают откровенные террористы из ИГИЛ. Тем не менее, поскольку российский рынок труда является для мигрантов из стран ЕАЭС ключевым, антииммигрантские настроения таят в себе потенциальную опасность для устойчивости Союза.

Падает и интеграционный потенциал системы образования, по привлекательности которой страны ЕАЭС значительно уступают Евросоюзу. Российское образование в основном востребовано в среднеазиатских государствах – Казахстане, Киргизии и Таджикистане. Но даже в последнем из них, где учебные заведения РФ традиционно пользуются наибольшим спросом, их популярность упала с 59% в 2015 г. до 36% в 2017 г. В Армении и Белоруссии в тройку стран, куда респонденты хотели бы отправить своих детей для получения образования, Россия вообще не входит. В первой из них наиболее популярными в качестве стран, где можно получить образование, оказались США, Германия и Франция, а во второй –  Британия, Германия и США.

Российская система образования, по мнению аналитиков ЕАБР, все еще сохраняет значительный интеграционный потенциал, но уступает по своей конкурентоспособности странам ЕС и «остального мира». Между тем именно система высшего образования является ключевым механизмом воспроизводства элиты, которая в недалеком будущем будет определять политический и экономический курс государств ЕАЭС.

В целом же по совокупности показателей экономического, политического и гуманитарного притяжения в Белоруссии, России и отчасти Казахстане зафиксирован рост привлекательности стран СНГ (кроме Украины). Но при этом в Армении отмечена небольшая отрицательная динамика притяжения ко всем странам СНГ, а в случае с Россией она является довольно значительной. Притяжение к России также уменьшилось и в «неприсоединившихся» странах СНГ – Таджикистане и Молдавии, в последней из которых привлекательность Евросоюза впервые стала выше, чем ЕАЭС. Причем люди с высшим образованием в Молдавии симпатизируют преимущественно Евросоюзу, тогда как со средним специальным – ЕАЭС. В самой же России за последний год заметно выросли «автономистские» настроения, что является реакцией общества на обострение международной обстановки и ухудшение отношений с целым рядом стран Запада.

Несмотря на позитивное в целом отношение населения постсоветского пространства к евразийской интеграции, руководству ЕАЭС и союзных государств следует обратить пристальное внимание на работу с общественным мнением. Как показывают коллизии в Британии вокруг брексита, оно может влиять на интеграционные процессы далеко не самым лучшим образом.

 

https://www.ritmeurasia.org/news--2018-07-11--chto-na-postsovetskom-prostranstve-dumajut-o-eaes-37421

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика