Центральная Азия как место для новой большой игры

Регион / Политика    16 апр., 12:36, 2018 г.    282

О большой геополитической игре в Центральной Азии и роли Узбекистана в противоборстве интересов – Роман Романов

Судя по лентам ведущих информагентств, основным театром геополитических баталий на данный момент стал Ближний Восток, а именно Сирия и побережье Средиземного моря.

В большой сирийской кампании задействованы все значимые силы международной политики: тут и президент США Дональд Трамп со своими "Томагавками"; и лидеры Евросоюза, ищущие следы химических атак; и Турция, оккупировавшая под предлогом борьбы с курдами север Арабской республики; и Россия, пытающаяся сохранить стабильность в регионе, чтобы обезопасить свои южные форпосты; и даже далекий Китай, который на этой земле тоже преследует свои цели.

Арена для титанов

Подобных мест, где сходились бы интересы почти всех крупных геополитических игроков, на карте мира не так много. Вторым концентрирующим регионом можно назвать Центральную или как ее еще называют Среднюю Азию.

Из-за географического положения эта территория издавна притягивала разные силы: Китайская империя, Персия, Британия, Россия и в последние годы США. Не раз эти земли становились ареной крупного противостояния. Ярким примером может служить конфронтация Англии и России в XIX веке, получившая название "Большой игры" или "Войны теней" из-за непрямого столкновения держав и использования шпионских и диверсионных методов противоборства.

Так, в 1868 году известный британский дипломат Генри Роулинсон в своем меморандуме в адрес Палаты общин констатировал факт столкновения интересов в центрально-азиатском регионе ряда великих держав, в первую очередь России в Британии.

"До сих пор наше рассуждение ограничивалось, главным образом, практическими соображениями о последствиях для Индии, вызванных позицией России в Центральной Азии сегодня и в ближайшем будущем. Каждый, кто проследит движение России в направлении Индии по карте Азии, будет поражен тем, насколько это движение напоминает маневры армии, окружающей осажденную крепость", — писал Роулинсон.

Противоборство тогда было вызвано интересом к дешевым ресурсам региона, в первую очередь к хлопку. Кроме того, что для России, что для Британии Центральная Азия выполняла роль буфера, защищавшего с одной стороны Индию — главный бриллиант в короне Британской империи, а с другой — южный тыл Российской империи (регион слабозащищенный, но относительно богатый и важный для связи разных частей страны).
Постепенно борьба за Среднюю Азию прекратилась; причиной тому стали сначала упадок Российской империи, а после Второй мировой войны — распад Британской.

Русский медведь, китайский дракон и американский орел

После распада Советского Союза активность американцев на азиатском направлении возросла, а с 2000-х годов в регионе вновь сошлись интересы нескольких великих держав.

В 2001 году после начала кампании в Афганистане США вновь обратили внимание на данную территорию. Сначала регион использовался логистически для поддержки военного контингента в Панджшере; после, при прямом участии Вашингтона, начался так называемый "транзит демократии", апофеозом которого стала "Тюльпановая революция" в Кыргызстане 2005 года.

Интерес Соединенных Штатов к центральноазиатским странам понятен, учитывая близость региона к двум главным геополитическим соперникам США — России и Китаю, курс на ослабление экономик которых совсем недавно взял Дональд Трамп. Ведь не случайно американский лидер в феврале этого года принял решение перевести войска из Ирака в Афганистан.

Для сильных азиатских государств Центральная Азия стала привлекательным местом для масштабного экспорта капитала. Так, Южная Корея вложила в экономику Узбекистана десятки миллиардов долларов инвестиций.

Но основные политические и экономические амбиции в данном регионе принадлежат Китаю. Для КНР Центральная Азия представляет интерес в реализации стратегического проекта "Один пояс — один путь" для прямого выхода на европейские рынки, и Пекин не жалеет для этого никаких денег.

Только с 2001 по 2013 год товарооборот между Китаем и пятью республиками региона (Казахстаном, Кыргызстаном, Узбекистаном, Туркменистаном и Таджикистаном) вырос с 1,8 миллиарда долларов до 50 миллиардов.

Экономики этих государств быстро переориентировались на рынок Поднебесной. Так, Туркменистан больше 60% добываемого в стране газа отправляет в срединную империю, а в Казахстане китайские инвесторы контролируют более четверти всей нефтедобычи страны. В Кыргызстане около 40% всего государственного долга приходится на китайский правительственный Экспортно-импортный банк, а большинство реализуемых проектов в стране — это, чаще всего, деньги бизнесменов из КНР.

Свое влияние в Центральной Азии пытается сохранить и Россия. Здесь главную роль играют общие культурные связи и военно-дипломатическое партнерство. Качественными примерами работы Москвы служат два глобальных проекта — Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Если последний служит некой альтернативой китайским инвестициям (получить доступ к большому российскому рынку на льготных условиях — заманчивая перспектива для многих стран), то ОДКБ — это прямой противовес американской военной мощи.

Впрочем, пока не все страны региона вовлечены в эти объединения. Ташкент, выступавший одним из инициаторов создания этого объединения в 1992 году, летом 2012-го ОДКБ покинул. Также в его составе нет Туркменистана. В ЕАЭС из центральноазиатской пятерки входят только Казахстан и Кыргызстан, остальные пока раздумывают над выгодами данного формата.

Балансируя над пропастью

Присутствие множества интересов в Центральной Азии приводит к метаморфозам государственной политики стран этого региона. Каждое государство теперь пытается проводить разновекторную политику и не делать ставку на союз только с одной великой державой. Отсюда, например, и стремление некоторых стран удержать своеобразный баланс.

К примеру, 9 апреля 2018 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал два указа. Первый — по модернизации вооруженных сил страны, где подчеркивалась важность сотрудничества с США.

"Важным направлением внешней политики Республики Узбекистан является развитие взаимовыгодного и многопланового взаимодействия с Соединенными Штатами Америки… Планируется продолжение военно-технического сотрудничества, взаимодействия в области военного образования и подготовки кадров", — говорится в тексте указа.

Второй документ, посвященный реформированию МИД, указывал на важность стратегического военно-технического сотрудничества уже с Россией.

Вероятных сценариев развития ситуации в Центральной Азии очень много: от возможного консолидирующего центра и места сотрудничества до территории горячего геополитического противостояния. Во многом будущее региона зависит об благоразумия местных политиков и их взвешенного решений, но главное, смогут ли найти общий язык самые сильные фигуры на этой шахматной доске.



https://ru.sputniknews-uz.com/columnists/20180415/7967778/Centralnaya-aziya-kak-mesto-dla-novoy-bolshoy-igri.html
Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика