Успел за полтора года, или Как Мирзиёев изменил отношения с Таджикистаном

Узбекистан / Политика    13 мар., 15:59, 2018 г.    286

Корреспонденты Sputnik разбирались, почему Мирзиёеву всего чуть более чем за полтора года удалось "перезагрузить" отношения стран и как их сближение повлияет на расстановку сил в Центральной Азии

В субботу завершился государственный визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Таджикистан.

Многие эксперты уже назвали его историческим и самым плодотворным во взаимоотношениях двух стран за последние 26 лет. И дело здесь не в огромном количестве подписанных документов, а в общем заданном векторе, которому удалось сломать стену, возведенную между народами в постсоветскую эпоху.

Проблемные родственники

Говорить о том, что узбекский и таджикский народы похожи, это как рассуждать о двух сторонах одной медали. Да, есть отличия, но в общем это практически единое целое. Культура, обычаи, отношение к жизни и еще десятки различных мелочей объединяют их уже на протяжении сотен лет. Пожалуй, это наиболее близкие друг другу народности в Центральной Азии.

В обеих странах достаточно хорошо известна крылатая фраза первого президента Узбекистана Ислама Каримова о том, что "узбеки и таджики — один народ, говорящий на двух разных языках". При этом, по иронии, именно в годы правления Каримова отношения двух стран дошли практически до невозвратной точки.

Корень проблем во взаимоотношениях заложили еще большевики, когда в 20-х годах прошлого века бездумно делили регион на советские республики. Тогда, конечно, сложно было представить, что монолит под названием СССР спустя 70 лет канет в Лету, поэтому границы внутри страны Советов были более чем условными.

Однако в результате такой политики в начале 90-х годов у стран Центральной Азии появилось множество проблем с размежеванием границ и территориальными претензиями друг к другу. Таджикистан и Узбекистан, например, не только не могли договориться по линии совместной границы, но и перманентно спорили о принадлежности жемчужин Востока — городов Самарканда и Бухары.

Тем не менее на заре независимости отношения глав государств — Каримова и Рахмона — были вполне дружественными. Последний в одном из интервью признавался, что в те далекие годы "очень хорошо относился" к первому президенту Узбекистана.

Кто кого?

Спустя 10 лет, на рубеже 2000-х, страны оказались практически на грани холодной войны. Правых и виноватых здесь точно не было, власти обеих стран постепенно усугубляли ситуацию своими действиями и высказываниями.

Таджикская сторона стала обвинять узбекскую во вмешательстве в свои внутренние дела, поддержке оппонентов Рахмона и даже в покрывательстве некоторых из них. В частности, называлось имя полковника Махмуда Худойбердиева, который после проваленного мятежа в Таджикистане якобы скрывался на территории республики.

Узбекистан в свою очередь играл экономическими мускулами, не только постепенно сводя на нет поставки электричества и газа в соседнюю республику, но и ограничивая по своей территории железнодорожный транзит таджикских грузов.

В частности, поставки узбекского газа в Таджикистан были полностью прекращены в конце 2012 года. Как тогда заявляли представители узбекской стороны, причиной этому стала банальная нехватка ресурсов.

Что касается электричества, то выход в 2009 году Узбекистана из так называемого единого энергокольца Центральной Азии сделал фактически невозможным импорт Таджикистаном туркменского электричества, которое транзитом через территорию Узбекистана доставлялось таджикским потребителям.

Не все было просто и с железными дорогами. Таджикские власти обвиняли узбекскую сторону в неправомерном повышении тарифов на транзит, создании искусственных препятствий и простое составов с грузами.

Ситуация осложнилась тем, что в ночь с 16 на 17 ноября 2011 года на железнодорожной линии Термез — Курган-Тюбе на перегоне Амузанг — Галаба произошел взрыв, к счастью, обошедшийся без человеческих жертв. По данному факту было возбуждено уголовное дело, однако то, что же выяснило следствие, так и осталось тайной.

В результате в конце 2011 года движение на перегоне Амузанг — Галаба, связывающем южные области Узбекистана и Таджикистана, было и вовсе приостановлено. Узбекская сторона демонтировала железнодорожные пути на своей стороне, мотивируя это их сильной изношенностью.
Нередки были и конфликтные ситуации на границе, в том числе с применением стрелкового оружия военнослужащими двух стран. После этого погранведомства взаимно обвиняли друг друга в несоблюдении договоренностей и эскалации насилия.

Главные раздражители

Личные взаимоотношения Каримова и Рахмона несомненно внесли свой вклад в усугублении ситуации. Президент Таджикистана утверждал, что два раза даже подрался с Каримовым, их разнимали Назарбаев и Кучма. Сложно сказать, насколько эти слова не являются преувеличением, но то, что взаимные обиды у глав государств были, — это точно.

У первого президента Узбекистана были две "священные коровы" в обвинениях соседней республики — строительство Рогунской ГЭС и Таджикский алюминиевый завод.

Узбекистан писал письма в международные организации, его представители регулярно выступали на крупных международных форумах, призывая остановить возведение гидротехнического объекта, который при желании мог принести значительные проблемы сельскому хозяйству страны.

Параллельно шла кампания об информировании международной общественности о вредных выбросах Таджикского алюминиевого завода, которые угрожали южным регионам Узбекистана и всей Центральной Азии.

Конечно, опасения узбекской стороны в обоих случаях были не беспочвенны, однако вместо того, чтобы садиться за стол переговоров и обсуждать взаимоприемлемые решения, чиновники двух стран просто обменивались громкими заявлениями посредством своих СМИ.

Прорыв в отношениях

Сегодня уже сложно отрицать, что прорыв в отношениях двух стран произошел только благодаря приходу к власти Шавката Мирзиёева. Новый президент сразу расставил акценты в своей внешней политике, направив основной вектор на максимальное улучшение отношений с соседями и разрешение всех существующих проблем.

Постепенно были решены многие сложные вопросы с Туркменистаном, Кыргызстаном и Казахстаном. Последним в этом списке, но отнюдь не по значению, стал Таджикистан. Это было сделано не случайно, ведь между странами существовал огромный комплекс проблем, решить которые за пару месяцев не представлялось возможным.

Поэтому стороны на протяжении 2017 года активно работали по всему комплексу вопросов, чтобы подготовить к визиту Мирзиёева ряд прорывных решений. В результате, например, была решена одна из главных проблем с отменой виз. Теперь граждане двух стран могут спокойно ездить друг к другу на срок до 30 дней. Учитывая, что сегодня в Узбекистане, по самым скромным подсчетам, проживает около полутора миллионов таджиков, это огромный шаг вперед.

Кроме того, заключены договоренности по отдельным участкам узбекско-таджикской границы. Это послужит предотвращению в дальнейшем различных инцидентов. При этом население уже почувствовало изменения в этом вопросе. В преддверии визита на границе была возобновлена деятельность девяти контрольно-пропускных пунктов, закрытых в начале 2000-х.

Таджикская сторона уже заявила, что готовится в ближайшем будущем увеличить число кабин пограничного контроля на всех этих КПП, тем самым значительно повысив их пропускную способность.

Активно страны намерены сотрудничать и в экономическом плане. В прошлом году двусторонний товарооборот достиг 240 миллионов долларов. В ближайшие годы его планируется довести до 500 миллионов долларов, а в перспективе — до 1 миллиарда долларов. Основой этого движения вперед станут совместные проекты в электротехнике, индустрии строительных материалов, легкой промышленности и сборке сельскохозяйственной техники.

Еще один важный момент — президенты спустя шесть лет вновь запустили движение по железной дороге Амузанг — Хашади. Железная дорога будет служить интересам двух государств и иметь важную роль в развитии транзитных перевозок. Так, например, откроются дополнительные возможности выхода в Туркменистан и Афганистан.

И самое главное, что по итогам переговоров Шавкат Мирзиёев и Эмомали Рахмон заявили, что между странами не осталось нерешенных вопросов.

Прошедшие полтора года — крайне незначительный срок в масштабах истории, однако, возможно, спустя десятки лет именно его назовут ключевым во взаимоотношениях двух стран. И причина проста — стороны отказались от взаимных претензий и сели за стол переговоров, предпочтя общее благо частной выгоде.



https://ru.sputniknews-uz.com/politics/20180310/7683103.html
Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика