ОБЗОР: КЫРГЫЗСТАН: РЕГИОНАЛЬНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО И ПРОБЛЕМЫ

Кыргызстан / Политика    12 янв., 18:41, 2018 г.    430

Еще 15 предприятий Кыргызстана получили возможность завозить свою продукцию в Казахстан

Еще 15 предприятий Кыргызстана получили возможность экспортировать свою продукцию в Казахстан. Об этом КирТАГ сообщила пресс-секретарь государственной инспекции по ветеринарной и фитосанитарной безопасности КР Рахат Садырбекова в пятницу.

«По просьбе государственной инспекции по ветеринарной и фитосанитарной безопасности еще 15 кыргызских предприятий были включены реестр предприятий Евразийского экономического союза. Казахстан разрешил экспортировать данным предприятиям свою продукцию без инспектирования под гарантию уполномоченного органа в области ветеринарии Кыргызской Республики (ГИВФБ при ПКР)», - сообщила пресс-секретарь ведомства.

Как отметила Р. Садырбекова, в ходе переговоров между госинспекцией и комитетом ветеринарного контроля и надзора министерства сельского хозяйства Республики Казахстан была достигнута договорённость о том, что 15 предприятий Кыргызской Республики, которые вошли в реестр предприятий ЕЭАС, смогут экспортировать свою продукцию по всей территории Республики Казахстан.

«Из них 3 предприятия – мясной продукции, 4 – рыбной продукции, 7 – мед и компания «Шоро» - национальные напитки. На сегодняшний день вышеуказанные 15 предприятий официально могут экспортировать свою продукцию в Республику Казахстан»,- добавила она.

По ее словам, в числе компаний, которым разрешен экспорт продукции в соседнюю страну: предприятия по изготовлению колбасных изделий: «Салих», «Тойбос», компания, занимающаяся изготовлением полуфабрикатов «Баркад и ЗАО «Шоро» и другие.

Напомним, что раньше в реестр ЕАЭС входили 28 кыргызстанских предприятий. На сегодняшний день количество предприятий КР возросло до 43. Данные предприятия имеют право поставок своей продукции на территорию соседнего государства.

https://www.kyrtag.kg/economy/eshche-15-predpriyatiy-kyrgyzstana-poluchili-vozmozhnost-zavozit-svoyu-produktsiyu-v-kazakhstan


В Узбекистане увеличат скорость Интернета. Кыргызстан может помочь

Прирост скорости и повышение стабильности будут достигнуты за счет подключения дополнительных внешних каналов со стороны трех соседних стран

Власти Узбекистана до конца года поработают над повышением скорости Интернета и снижением цен на доступ к Сети, сообщает Sputnik Узбекистан.

Президент Шавкат Мирзиёев поручил чиновникам резко снизить цены на доступ к Интернету и увеличить скорость подключения минимум в четыре раза, чтобы довести ее до уровня стран СНГ к 2020 году.

По словам заместителя министра по развитию информационных технологий и коммуникаций Олимжона Умарова, в стране отсутствует конкурентная среда в предоставлении Интернета. Этим и объясняется высокая цена на доступ к Сети.

В настоящее время республика зависит от северного интернет-канала, который проходит через Казахстан и Россию. Поэтому президент РУз поручил провести дополнительный альтернативный.

"Сейчас мы прорабатываем вопрос его организации через южное направление — Туркменистан, Иран, Кыргызстан и Китай", — пояснил замглавы Мининфокома.

Технические работы на комплексе автоматической фиксации нарушений правил дорожного движения на перекрестке улиц. Архивное фото

Он отметил, что до конца года будут подписаны соглашения о продаже и об аренде каналов с национальными операторами этих стран. Умаров считает, что это позволит обеспечить высокую скорость Интернета и сделать его более дешевым.

Сегодня средняя скорость интернет-подключения в странах СНГ в десять раз выше, чем в Узбекистане. Операторы связи не вкладывают ресурсы в расширение телекоммуникационной сети в отдаленных районах и на территориях, примыкающих к автомобильным и железным дорогам.

https://ru.sputnik.kg/asia/20180112/1037228326/uzbekistan-uvelichit-skorost-interneta.html


Активизируется экономическое сотрудничество между КР и РУз

Узбекистан откроет в Кыргызстане девять предприятий по обслуживанию автомобилей, сборке сельскохозяйственной техники, выпуску пластиковых изделий и других направлений. Cемь компаний будут иметь статус кыргызско-узбекского совместного предприятия. По всем этим договоренностям уже заключены меморандумы.

Предприятия откроются в трех городах

В Оше узбекистанская Artel Engineering и кыргызстанская фирма «Л.Т.Б» будут собирать стиральные машины марки Artel, Perfect Plast Profil (РУз) и Имзо ЛТД (КР) построят цех по выпуску пластиковых и алюминиевых профилей.

Вице-мэр города Оша Замир Аскаров отметил, что строительство этих предприятий находится на стадии завершения:

- Делегация нашего города встречалась с руководством Андижанской области Узбекистана и города Андижана, провела переговоры, подписан ряд соглашений. Часть из них реализована, остальные будут запущены в скором времени. К примеру, в соответствии с заключенным соглашением с «УзАвтоСаноат» в городе Асака в Оше открыт салон легковых автомашин, он уже работает. Кроме того идет сотрудничество между нашими и узбекистанскими частными предпринимателями.

В соответствии с меморандумом, узбекистанская «УзАвтоСаноат» будет сотрудничать с тремя предприятиями Кыргызстана и планирует запустить заводы по сборке сельскохозяйственной техники и автотранспорта. Об этом рассказал заместитель Агентства по привлечению и защите инвестиций КР Шумкарбек Адилбек уулу:

​ - Был составлен меморандум с первой компанией. Компания «УзАвтоСаноат» вместе с «Автоцентр Эстакада» и «Равон Моторс Тянь-Шань» договорились об открытии завода по сборке автомобилей и дилерского центра. По второму соглашению совместно с отечественными «ДТ Техник» и «Автоцентр Эстакада» откроют заводы по сборке автобусов и обслуживанию транспорта соответственно, а с «АвтоОндооЗавод» - предприятие по сборке сельскохозяйственной техники.

Шумкарбек Адилбек уулу сообщил, что Агентство по привлечению и защите инвестиций заключило меморандум с Artel Engineering, в соответствии с которым узбекская компания откроет в Бишкеке школу «Артельтех» и развлекательный центр MediaPark в Оше.

Дорогой железнодорожный транзит

Кыргызстанские предприниматели отмечают, что после того, как политические отношения между странами наладились, развивается и экономическое сотрудничество. Предприниматель из Джалал-Абада Бейшенбек Бегматов отметил, что после открытия границ намного легче стало торговать между странами.

Но, по его словам, для укрепления этого успеха необходимо уменьшить транзитную плату за железнодорожные перевозки. Свое предложение Бегматов озвучил 13 декабря во время визита президента Сооронбая Жээнбекова в Узбекистан и встречи с узбекистанскими властями:

​- Казахстан снизил для нас ставки за транзитные перевозки, мы об этом просили и узбекистанские власти. Узбекистан после строительства объездной железной дороги из Кыргызстана в обход Таджикистана повысил тарифы на транзит. Поэтому доставить товар железной дорогой в Казахстан и Россию стало дороже. Приходится несколько дней ждать и отправлять товары через Тоо-Ашуу. Если цены на транзитные перевозки снизятся, то можно будет доставлять ГСМ по железной дороге, тогда и цены бы снизились.

Предприниматели отметили, что в прошлом году Узбекистан снизил стоимость транзитных перевозок для Таджикистана на 40 процентов. Они надеются, что Ташкент не оставит их просьбу без внимания. Бейшенбек Бегматов отметил, что стоимость транзитных перевозок за тонну товара из Казахстана составляет 28 долларов.

Другой предприниматель - Муратбек Ибраев отметил, что после открытия кыргызско-узбекской границы цены на товары заметно снизились:

- Наша кондитерская компания покупает арахис в Узбекистане. Раньше после осени цены вырастали. В этом году завозим по таким же ценам, как во время сбора урожая.

«Изменений нет, контрабанда - в силе»

Из Кыргызстана в Узбекистан экспортируются травертин, цемент, уголь, мед, мясо, молоко, картофель, лук, морковь и минеральная вода. Из Узбекистана импортируются минеральные удобрения, сельскохозяйственная продукция, одежда, ткани и так далее.

Предприниматели отмечают, что на сегодняшний день многие товары проходят через границу контрабандой. Предприниматель из Баткена Жаныбек говорит, что, к примеру, товары в узбекский анклав Сох завозят по прежней схеме:

​- Границы открыли. Но мы не почувствовали никаких изменений. Уголь и другие товары перевозят через границу, как и раньше. Также мы привозим рис и масло. Наоборот, въезд и выезд автомашин намного усложнился, потому что плата за каждую автомашину выросла до 50-100 долларов.

По официальным данным, объем товарооборота между Кыргызстаном и Узбекистаном составил в 2016 году 150 миллионов долларов. За 11 месяцев прошлого года – 260 миллионов долларов. Правительство Кыргызстана прогнозирует, что этот показатель в 2018 году достигнет 500 миллионов долларов.

https://rus.azattyk.org/a/kyrgyzstan-uzbekistan-economic-relations/28970456.html


«Валюнтаризм Атамбаева. Признание Жеенбекова»

Интервью с заместителем директора по геоэкономике и геокультуре Средней и Центральной Азии Центра традиционных культур Бахтиёром Эргашевым.

— Прошлый год был прорывным в отношениях Узбекистана и Кыргызстана. Вы, в отличие от наших политиков, экспертов не связываете это со сменой президента Узбекистана. Можете объяснить свою позицию?

— Я считаю, что любой внешнеполитический прорыв всегда основывается на каких-то серьёзных, глубинных экономических изменениях. Это мое твердое убеждение. И экономические основания для того, чтобы Узбекистан на нынешнем этапе резко активизировал свою региональную политику, политику, направленную на формирование пояса добрососедства с соседними странами, заключаются в том, что на предыдущем этапе были созданы условия для сформирования определенного класса собственников, производителей, малого и среднего бизнеса, который работает внутри Узбекистана и уже готов для выхода на внешние рынки. И правительство услышало этот запрос. И сейчас в стране реализуется очень активно, целенаправленно и системно, я это подчеркиваю, политика экспортоориентированного развития, которая предполагает активную работу со странами-соседями по региону. Поэтому запрос на экономическое сотрудничество вызвал волну активизации внешней политики, которая стремится к улучшению отношений, к прорывным моментам со странами- соседям,и и это видно.

— Одним из системных проблем во взаимоотношениях между Узбекистаном и Кыргызстаном, так и Таджикистаном является строительство крупных ГЭС, чему Ташкент активно противился. Поэтому для нас удивительно было услышать заявление президента Шавката Мирзиёева о желании Узбекистана участвовать в строительстве и дальнейшей эксплуатации Камбар-Атинской ГЭС на реке Нарын. Как надо понимать эти слова?

— Я хотел бы уточнить этот момент. На самом деле предложение о том, что Узбекистан мог бы участвовать в со-финансировании строительства тех или иных гидротехнических сооружений как в Киргизии, так и в Таджикистане они звучали из Узбекистана еще во второй половине 90-х годов прошлого века. Но ситуация была такова, что эти предложения Узбекистана, которые озвучивались на заседаниях самых разных рабочих групп, не звучали с высоких трибун, и поэтому были малоизвестны общественности. Но такие сценарии просчитывались и рассматривались. Это так, в порядке уточнения. Поэтому это предложение сейчас не возникло спонтанно.

Что же касается того, что Узбекистан мог бы участвовать в строительстве и потом эксплуатации, которое высказал президент Ш.Мирзиеев. Понимаете, любое правительство должно рассматривать различные сценарии развития ситуации.

Есть ситуация, которая называется – дефицит электроэнергии в Узбекистане. Это проблема.  Мы эту проблему признаем и над решением задачи ликвидации энергодефицита в стране, которая становится серьезной проблемой, как для населения, так и для развития бизнеса (прежде всего, промышленно ориентированного, которому нужна бесперебойная электроэнергия) —  правительство работает по нескольким направлениям.

Первое направление – в Узбекистане серьезно занялись, единственные пока в регионе ЦА, вопросами внедрения альтернативных источников электроэнергии. Есть программы строительства солнечных и ветровых электростанций. Около 7-8 % генерируемой электроэнергии в Узбекистане уже через 7-8 лет, к 2025 году будет вырабатываться на этих электростанциях. Это один сценарий, но он не самый главный.

Второй сценарий – Узбекистан активно реализует программу строительства и модернизации малых и средних ГЭС и я бы сказал мини-ГЭС. Их на ближайшее десятилетие должно быть построено и модернизировано свыше 40. Это другое направление.

Совсем недавно, буквально на прошлой неделе прошло сообщение о том, что Узбекистан готов рассмотреть вопрос о строительстве атомной электростанции. Конечно, он только обсуждается, но если Узбекистан его реализует, то это будет серьезный прорыв.

Также одним из сценариев может быть участие Узбекистана в строительстве и эксплуатации Камбар-Ата-2. Может быть и других ГЭС. Для получения более дешевой электроэнергии. Но опять же насколько это будет быстро реализовано и насколько высока приоритетность этого проекта? Еще в 2012-2013 гг. была принята идея строительства Туракурганской ТЭС в Наманганской области. Строительство этой ТЭС должно в значительной мере решить проблему энергодефицита в Ферганской долине, ее трех областях узбекской части долины. И встает вопрос – как правительство Узбекистана выстроит приоритеты. Строить ТЭС, которая будет работать на топливе узбекском? Или оно будет направлять деньги узбекских налогоплательщиков на строительство энергомощностей в другой стране? И если честно, то я думаю что энергомощности будут строиться сначала на территории Узбекистана. Такими будут приоритеты.

— Другой системной проблемой был вопрос границ. Раньше чуть ли не каждую неделю проходили стычки на границе Узбекистана и Кыргызстана. После визита президента Мирзиеева в Кыргызстан начался процесс урегулирования этого вопроса. Бывший президент Атамбаев даже заявил, что вопрос с делимитацией и демаркацией по всему периметру границ между Кыргызстаном и Узбекистаном будут решины до его ухода. Однако этого не произошло. Вы верите что это может произойти в текущем 2018 году?

— Вернемся к истории вопроса. Подписанные и согласованные участки границ на сегодня составляют более чем 85%, а по некоторым оценкам уже доходят до 90%. И они были описаны и согласованы еще при Первом Президенте Узбекистана И.Каримове. Эти участки проходили в основном по малонаселенным территориям, в местностях, где нет серьезных экономических интересов. Оставалось 15% участков границы, которые проходили по густонаселенным территориям и которые представляют особый экономический и военно-стратегический, если хотите, интерес. И там были серьезные разногласия. Вспомните то же Орто-Токойское водохранилище, по которому уже 20 с лишним лет никак не могут решить – кому оно все-таки принадлежит и кто его должен эксплуатировать? Или гора Унгар-Тоо, где стоит станция. И тоже непонятно, что с ней делать. И эти самые сложные 10-15% неурегулированных границ – по ним сейчас работают. Те участки границ, по которым подписали соглашения о делимитизации во время визита Атамбаева в Ташкент в октябре 2017 г. — это та часть работы, которая во многом была сделана за предыдущие годы. Фундамент был заложен давно и он прочный. Оставшиеся 10-15% участков узбекско-кыргызской границы — они будут решаться.

Мне всегда было интересно наблюдать такое оптимистическое настроение господина Атамбаева по поводу делимитизации узбекско-кыргызской границы. Я не понимал и не понимаю до сих пор этот оптимизм. Потому что невозможно решить за 2-3 или 5 месяцев, то что не было решено в течении последних 20 с лишним лет. Ведь там не самые глупые люди решали эти вопросы, искали выходы. И то, что не получалось согласовать за 20 лет – желание сделать это за несколько месяцев — это волюнтаризм. И я с этим волюнтаристким подходом не согласен.

- Можно ли отрегулировать оставшиеся участки границы за 2018 год?

Думаю, что будут найдены решения по определенным участкам. Они могут составить 5-10%. По некоторым участкам уже сейчас можно сказать, что есть прорывы и есть решения. Но опять же, я не уверен что все 100% будут урегулированы за этот год. Для такого оптимизма я не вижу оснований. Потому что есть очень сложные участки, которые надо решать с учетом интересов десятков и сотен тысяч людей. И это одним рывком не делается.

— Сколько я слышу о возможном строительстве железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан», столько сомневаюсь в его реализации. Причинами этого «долгостроя», кроме внутренних противоречий стран по которым будет проходить эта дорога, говорилось еще о том, что другие игроки не заинтересованы в ее строительстве. Однако президент Мирзиеев во время визита в Бишкек заявил, что этот проект реализуется в скором времени. Какие основания для его оптимизма, с учетом того что этот проект 20 лет не двигался с места?

— Да вы правы. Когда Первый Президент Узбекистана И.Каримов в 1996 году выдвинул эту идею — она тогда казалась большим мифом, мечтой. Потому что не было оснований для нее. А теперь давайте посмотрим на 2017 год.

Летом прошлого года запущен участок Южно-Кавказской железной дороги – «Баку-Тбилиси-Карс». И теперь есть возможность напрямую выходить из Баку на территорию Турции. А это значит  — выходы на порты Средиземного моря. Это выход на южную Европу, на северную Африку. Сделана серьезная работа и этого не было скажем в 1996 году.

В марте 2017 года, в ходе первого государственного визита президента Узбекистана в Туркменистан, были открыты два моста. Один железнодорожный, один автомобильный через реку Амударья, что создает абсолютно новые возможности и объемы для перевозки грузов из Узбекистана в Туркменистан и обратно.

Идем дальше. Туркменистан вкладывает в ближайшие годы более 2-х млрд. долларов в реконструкцию Туркменбашинского международного морского порта, что позволит  в несколько раз увеличить объем грузоперевозок через данный порт. И этого тоже не было в 1996 году.

Узбекистан в 2016 году закончил строительство участка железной дороги «Ангрен-Пап», который тоже станет составной частью железной дороги «Узбекистан-Кыргызстан-Китай».

Таким образом, сейчас уже есть основа для функционирования сквозного транспортного коридора от Узбекистана через всю Центральную Азию, через Каспий и Южный Кавказ на Турцию и дальше в Европу, Средиземноморье. Остается единственный участок, который должен обеспечить основное наполнение этой магистрали. Это участок между Узбекистаном-Кыргызстаном-Китаем. Когда из Китая по данному южному маршруту будут построены железная и автомобильная дороги, значительная часть товаров, которые  направляются  в Южную Европу — они пойдут через Кыргызстан-Узбекистан и далее через Туркменистан, Каспийское море, Кавказ и в Турцию. То есть у этой дороги есть транспортное будущее, там есть объемы грузов, которые пойдут туда.

На сегодня основные составные части этого коридора существуют. И теперь только надо построить эти 800 с лишним километров железной дороги и грузопотоки пойдут.

Сейчас намечается первый этап, когда будет модернизирована  автомобильная часть коридора. Из двухполосной сделают  четырехполосную. После этого, оценив объем грузоперевозок автомобильных, можно будет   более точно оценить потребности и  перспективы железнодорожной колеи и начать её строительство.  Это вполне можно сделать.

То, что 20 лет тому назад было мечтой Первого Президента Узбекистана сейчас получает очень зримые очертания. И президент Мирзиеев абсолютно прав, когда говорит о том, что мы сейчас можем выйти на этап практической реализации транспортного коридора «Китай-Кыргызстан-Узбекистан».

И самое главное. Есть инициатива Китая «Один пояс – один путь», где существуют два главных финансовых инструмента – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и Фонд Шелкового пути. Они направлены на то, чтобы финансировать, прежде всего, инфраструктурные проекты в рамках этой инициативы, которые свяжут Китай и Европу.

Эти инструменты вполне можно использовать для того, чтобы железная дорога «Узбекистан-Кыргызстан-Китай» была реализована. Тем более, в рамках сопряжения ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути» (ЭПШП) есть определенные договоренности о том, что Россия снимет свои озабоченности по строительству железнодорожного коридора «Узбекистан-Кыргызстан-Китай», если китайская колея остановится на границе и не будет переходить на территорию Кыргызстана. Дальше пойдет уже более широкая, привычная, «советская» колея. Она будет доходить до г. Ош и затем пойдет дальше в Узбекистан.

— Когда случилось, скажем так, непонимание между лидерами Кыргызстана и Казахстана, вы сказали, что в первую очередь медиативную, посредническую роль в улаживании этой ситуации должна взять на себя Россия, а не Узбекистан. Почему Узбекистан с самым большим населением, многочисленной и боеспособной армией, республика с амбициями регионального лидера в ситуациях, затрагивающих интересы всей Центральной Азии, не берет инициативу в свои руки?

— Хотел бы уточнить. Я сказал, что Узбекистан будет участвовать в медиации данного конфликта, но основным посредником должна быть Россия. Потому что Казахстан и Кыргызстан являются членами ЕАЭС и ОДКБ, а там системообразующий игрок — это Россия и поэтому большую часть медиации она должна взять на себя.

Но Узбекистан никогда не отказывался от тех или иных попыток медиации, потому что мы страна — сосед и Казахстана, и Кыргызстана. Узбекистан заинтересован  в рамках активизации региональной внешней политики в том, чтобы отношения двух соседних стран Центральной Азии были позитивными.  Узбекистан не отказывался от медиации, но есть понимание того, что есть определенные ограничения и рамки. В этой ситуации Узбекистан все-таки пусть и в непубличной форме, свою часть медиации выполнил. И это все знают и признают. И как мне кажется, вручение ордена «Данакер» президенту Узбекистана Ш. Мирзиееву президентом  Кыргызстана  С.Жээнбековым было одной из форм признания этой роли.

А теперь более развернуто отвечу на более серьезную часть вашего вопроса – почему Узбекистан не хочет этой излишней активности.

В 2005 году мы с коллегой написали статью «Видение перспектив региональной кооперации и интеграции и опыт участия Узбекистана в региональных объединениях и организациях». И в этой статье мы писали, что Узбекистан не очень активен в «гонке по выдвижению» инициатив по региональной интеграции, потому что он решает задачи внутреннего политического, экономического, социального развития. И что «Узбекистан сосредотачивается». Мы позволили себе использовать выражение канцлера Российской Империи А. Горчакова: «Россия сосредотачивается».  Так и мы писали, что Узбекистан сейчас сосредотачивается и решает внутренние проблемы. Прошло 12 лет после выхода этой статьи. И на сегодня какая-то часть проблем решена, другая часть проблем требует своего решения.

Узбекистан сейчас выходит на новый этап своего экономического развития, на этап экспортоориентированного развития. Это, конечно, потребует более активной внешней политики, которая должна «работать» на увеличение экспорта из страны.

Но даже реализация активной внешней политики, как мне представляется, не приведет к тому, что Узбекистан будет сверхактивным в выдвижении каких-то глобальных инициатив. Это не стилистика узбекской политики, в целом, и её  внешней политики, в частности. Узбекистан не любит громких заявлений,  не делает шагов, которые не обеспечены и не просчитаны экономически. Поэтому Узбекистан будет более активно работать во внешнеполитической сфере и это уже видно, но ждать того, что Узбекистан будет брать на себя какие-то сверхполномочия, которые лягут бременем на его экономику — на это Узбекистан не пойдет.

http://respub.kg/2018/01/12/valyuntarizm-atambaeva-priznanie-zheenbekova/


К 25-летию дипотношений между Кыргызстаном и Таджикистаном в Академии наук проходит конференция

В Национальной академии наук Кыргызсктана сегодня, 12 января, проходит конференция, посвященная 25-летию установления дипломатических отношений между Кыргызстаном и Таджикистаном.

Конференция проходит в формате «круглого стола». Как сообщили организаторы мероприятия, 14 января 2018 года исполняется 25 лет с начала дипломатического сотрудничества Кыргызстана и Таджикистана, в укрепление которого большой вклад внесла академическая наука: в 1998 году было подписано Соглашение о научно-техническом сотрудничестве двух стран, а в 2016 году – Протокол о намерениях.

В мероприятии, посвященном юбилейной дате принимают участие учёные, общественные деятели, представители Жогорку Кенеша КР, Министерства иностранных дел КР, посольства Таджикистана в КР и представители общества таджиков Кыргызстана им. А.Рудаки.

http://bilim.akipress.org/ru/news:1425463?from=portal&place=last

Посол Таджикистана: Добрососедство между нашими народами — навечно

В Академии наук проходит круглый стол, посвященный 25-летию дипломатических отношений между Кыргызстаном и Таджикистаном. В мероприятии принимают участие ученые, академики, представители таджикской диаспоры и посольства Таджикистана. посольства Таджикистана.

«За 25 лет сотрудничества были достигнуты ряд поставленных целей и проделано много работы. Это мероприятие не зря проходит в Академии наук, так как есть успехи в научном сотрудничестве. После обретения независимости в наших странах возникли проблемы в научной сфере, в связи с чем были подписаны соглашения и договора о сотрудничестве. В результате десятки наших ученых защищали свои работы в Таджикистане, получили степени в области физики, энергетики, горной инженерии и так далее», - сообщил президент НАН Мурат Джуматаев.

Посол Таджикистана в Кыргызстане Сухроб Олимзода отметил, что в честь 25-летия установления дипотношений как Кыргызстане, так и в Таджикистане пройдут ряд мероприятий.

«Мы достигли хороших отношений благодаря правильному руководству глав наших стран и мудрости наших народов. В честь этой исторической даты мы проведем ряд мероприятий. Уверен, что наши взаимоотношения перейдут на новый уровень. Без добрососедских отношений мы бы ничего не достигли. А добрососедство между нашими народами — это у нас навечно», - сообщил С.Олимзода.

На мероприятии также выступили академики и представители общества таджиков в Кыргызстане. Они отметили сотрудничество между странами в разных областях.

«Мы — родственные народы со времен Манаса. Каныкей-Санирабига была дочерью таджикского народа. Родственные народы должны жить всегда в мире», - сообщил председатель общества таджиков Кыргызстана им.Рудаки Равшанбек Сабиров.

http://kg.akipress.org/news:1425485?from=portal&place=last


Доля Таджикистана в экспорте электроэнергии в проекте CASA-1000 составит 70%, Кыргызстана - 30%

Доля экспорта электроэнергии из Таджикистана в рамках проекта CASA-1000 составит 70%, а Кыргызстана 30%, сообщает пресс-служба Министерства энергетики РТ.

Как уточнили в ведомстве, проект обеспечит транзит до 5 млрд. кВт/ч электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана в Пакистан. Доля таджикского экспорта электроэнергии составит 3 млрд. кВт/ч электроэнергии.

«С учетом нынешних энергетических мощностей, Таджикистан в состоянии в летний период экспортировать больше указанного объема, если возрастёт потребность потребителей. С пуском первой очереди Рогунской ГЭС, который ожидается в текущем году возможности экспорта расширятся», – отметили в энергосекторе.

Ранее сообщалось, что согласно достигнутым договорённостям по проекту CASA-1000 экспортная цена составит 9,35 цента за киловатт часов.

В рамках проекта планируется построить 477-километровую ЛЭП-500 кВ от подстанции Датка (Кыргызстан) до Худжанда. Кроме того, предполагается соединить Сангтуду, Кабул и Пешавар 750-километровой высоковольтной ЛЭП.

Общая стоимость проекта составляет свыше $1млрд. Расходы проекта распределены следующим образом: Таджикистан $314 млн., Кыргызстан $209 млн., Афганистан $354 млн. Пакистан $209 млн. В Таджикистане определены источники финансирования.

В роли инвесторов выступают международные финансовые институты, Всемирный банк (ВБ), Европейский банк, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Исламский банк развития (ИБР), правительство Великобритании и другие.

В частности, на реализацию таджикского участка указанного проекта ВБ выделит $45 млн., ИБР- $70 млн., ЕБРР $110 млн.

http://ca-news.org/news:1425502?from=portal&place=last

 

***

Вместе сила — зачем президенты стран ЦА ходят друг к другу в гости

Официальный Таджикистан в ожидании визита в эту страну президента Узбекистана Шавката Мирзиёева. И хотя визит этот запланирован на начало марта, подготовка к нему уже началась.

В среду в Душанбе прибыл премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов, одна из задач которого — согласовать с руководством Таджикистана вопросы, которые станут предметом обсуждения президентов двух стран. Видно, что Ташкент придает огромное значение предстоящей встрече лидеров, тем более что Мирзиёев в статусе главы государства посетит Душанбе впервые.

С не меньшей серьезностью готовятся к визиту узбекского лидера и в Таджикистане, надеясь подвести черту под теми непростыми отношениями, которые были у Эмомали Рахмона с Исламом Каримовым.

Замечу, что в последний год наблюдается резкий рост региональной активности президентов всех пяти стран Центральной Азии. Тот же Шавкат Мирзиёев за это время встретился с главами Туркменистана (6-7 марта прошлого года), Казахстана (22 марта) и Кыргызстана (5-6 сентября). Причем визиты главы Узбекистана в Ашхабад и Астану состоялись до его посещения России и Китая.

Внешнеполитические приоритеты, как говорится, обозначены, и они говорят о многом. Как видим, президент Узбекистана намерен установить не просто тесные, но продуктивные и откровенно дружеские отношения со странами-соседями. И его намерения, судя по всему, разделяют лидеры других государств региона.

В этом смысле можно говорить о начале принципиально нового этапа в развитии Центральной Азии, когда главной задачей внешней политики каждой из стран ЦА становится реальное партнерство с ближайшими соседями.

Так, в последний год главы стран вновь заговорили о необходимости региональной экономической интеграции и, возможно, оживления Союза центральноазиатских государства (СЦАГ). Активно обсуждается ими также идея создания ассоциации глав регионов стран Центральной Азии. Идут активное подписание договоров о взаимном признании границ и согласование позиций по самому широкому кругу проблем, ключевыми из которых становятся вопросы согласованного развития в ЦА транспортных коммуникаций и энергетики.

Осенняя (прошлого года) дискуссия между президентом Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым и некоторыми высокопоставленными чиновниками Казахстана стала, судя по всему, последним неприятным инцидентом в двусторонних отношениях государств региона. Сегодня все без исключения главы стран ЦА настроены на плодотворный диалог. Не исключение и новый президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков, который менее чем через два месяца после своего избрания на пост главы государства совершил визит в Казахстан, в ходе которого подписал с руководством РК целый ряд важных и взаимовыгодных соглашений.

Чем можно объяснить начало столь явного движения глав центральноазиатских государств навстречу друг другу? Только ли приходом к власти в Узбекистане и Кыргызстане новых лидеров, заинтересованных в том, чтобы начать отношения с соседями с "чистого листа"?

Полагаю, что главным фактором сближения центральноазиатских государств и начала активной региональной интеграции стало осознание элитами названных стран своих стратегических интересов.

Закончилось то время, когда практически в каждом государстве постсоветского пространства довольно прочные позиции занимали политики первой волны "демократизации" бывших советских республик, понимаемой в основном с националистических позиций. Время популизма и политического эгоизма закончилось. Опыт позитивного взаимодействия большинства стран постсоветского пространства в рамках таких форматов, как СНГ, ОДКБ, ШОС и ЕАЭС, показал, что ключевыми факторами социально-экономического развития новых независимых государств являются партнерство и консолидация, а не поиск виновников собственных неудач за пределами государственных границ и мифотворчество.

Одним из главных мифов в сознании политических элит новых независимых стран довольно долгое время было представление о том, что постсоветским государствам нужно как можно скорее избавиться от "имперского" прошлого, и желательно при помощи Запада. В результате каждая из центральноазиатских стран получила свой уникальный опыт сотрудничества с государствами ЕС и теми же США, и надо сказать, не самый позитивный.

К примеру, Узбекистан, который после событий сентября 2001 года в Нью-Йорке в порядке доброй воли предоставил свою территорию для размещения на ней войск США и НАТО, расстался с иллюзиями по поводу партнерства с Западом уже в 2005 году. Это произошло после беспорядков в Андижане, когда Евросоюз и США фактически поддержали организаторов мятежа и в ответ на жесткие действия Ташкента в Ферганской долине ввели санкции против этой страны.

Еще более сложная история отношений с американскими партнерами у Кыргызстана, который пережил две "цветные революции", поддержанные Западом. К счастью, и эта страна постепенно избавилась сначала от иллюзий по поводу перспектив партнерства с Вашингтоном, а затем и от американской военной базы на своей территории.

С моей точки зрения, 2017 год стал переломным моментом для Кыргызстана и региона в целом. Алмазбек Атамбаев обвинил американских военных — и небезосновательно — в стремлении столкнуть народы Кыргызстана и Узбекистана, попросил их на выход, и ничего… госдеп утерся и ретировался.

У Таджикистана, в отличие от ближайших соседей — Узбекистана и Кыргызстана, никогда не было иллюзий относительно того, какая страна является его основным стратегическим партнером. Всю последнюю четверть века таким партнером была Россия, которая обеспечивала охрану границ Таджикистана от проникновения в эту страну наркоторговцев и разного рода квазиисламистских радикалов из Афганистана. Россия всегда поддерживала и продолжает поддерживать республику экономически, в том числе обеспечивая работой сотни тысяч простых таджиков.

В последние годы в Центральной Азии все более прочные позиции занимает Китай. Глобальные транспортные и иные проекты КНР дают странам региона надежды на скорое и динамичное развитие, но одновременно и пугают. И эти закономерные опасения оказаться либо в зависимости от новой сверхдержавы, либо в эпицентре столкновения интересов ведущих цивилизаций — еще один фактор сближения центральноазиатских республик: все они объективно заинтересованы в том, чтобы сообща противостоять новым вызовам и угрозам.

Как бы там ни было, укрепление в ЦА позиций китайских транспортных, торговых и иных компаний (в том числе мегапроект КНР "Один пояс — один путь") сформировало мощные основания для трансформации былой окраины Советского Союза в территорию ускоренного экономического развития.

В свою очередь тренд на суверенизацию региона и укрепление в нем трансевразийских связей, заданный усилением военно-политического влияния России в Передней Азии и соответствующим коллективным выдавливанием из региона американских военных, создает условия для превращения Центральной Азии в пространство политической стабильности.

Такой вот новый геополитический контекст сегодня уже вполне понятен лидерам стран региона. Формула эффективного взаимодействия "центральноазиатской пятерки" выработана, главные стратегические партнеры (Россия и Китай) определены, остается только работать.Как результат экономическое взаимодействие стран Центральной Азии обрастает новыми совместными проектами и конкретными межгосударственными договорами и соглашениями. Регион сосредоточивается и начинает восхождение. Так что визит Шавката Мирзиёева в Душанбе и его встреча с главой Таджикистана Эмомали Рахмоном, вне всякого сомнения, станут еще одной важной вехой во всесторонней интеграции центральноазиатских государств.

https://ru.sputnik.kg/opinion/20180111/1037223814/kak-iz-centralnoj-azii-vygonyali-amerikanskie-bazy.html

 

 

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика