Российско-казахстанские отношения в 2018 году: на повестке модернизация экономик и безопасность

Казахстан / Политика    12 янв., 14:21, 2018 г.    262

Своими прогнозами относительно динамики развития российско-казахстанских отношений делятся известные российские и казахстанские эксперты, которых мы попросили ответить на следующие вопросы:

1. Какие вопросы, на Ваш взгляд, будут преобладать в повестке двусторонних казахстанско-российских отношений в 2018 году?

2. Одним из ключевых событий 2018 года в России станут президентские выборы, намеченные на март. Какое влияние они окажут на внутриполитическую ситуацию в Казахстане, на двусторонние отношения наших стран?

3. По данным ЕЭК, в январе-октябре 2017 года Казахстану и России удалось остановить негативную тенденцию снижения объемов взаимной торговли и увеличить ее показатели на 33%. Как Вы считаете, удастся ли продолжить этот позитивный тренд в 2018 году и за счет каких секторов?

4. В 2018 году продолжится членство Казахстана в Совете безопасности, помимо этого, ожидаются новые раунды Астанинского процесса по сирийскому мирному урегулированию. Как, на Ваш взгляд, будет складываться сотрудничество России и Казахстана в вопросах безопасности в 2018 году?

Эдуард Полетаев, руководитель Общественного фонда «Мир Евразии»:

1 - 3. Уверен, что больших изменений повестка двустороннего казахстанско-российского сотрудничества не претерпит, все будет направлено на его развитие по эволюционному пути.

Помимо двустороннего сотрудничества, будет продолжена работа в рамках многосторонних форматов взаимодействия – в первую очередь, Евразийского экономического союза. Как известно, в 2018 году Россия председательствует в этой организации, наверняка, следует ожидать от нее каких-то значимых инициатив и подвижек в этом направлении.

Следует также ожидать решения проблемы «недоинтеграции» наших экономик: только начал работать Таможенный кодекс ЕАЭС, который страны-члены объединения долго не могли согласовать и принять. Предстоит еще «утрясти» возможные противоречия, сложности и недопонимания в этой части - работа переходит «в поле».

В двусторонних отношениях основная проблема в экономике – спад взаимной торговли – решена. В прошлом году нам удалось добиться определенных успехов в росте товарооборота между нашими странами. Есть большая надежда, что эта позитивная тенденция будет продолжена. Кроме того, существует ряд договоренностей по совместным инвестиционным проектам, в том числе в приграничных областях. Российские бизнесмены инвестируют в экономику Казахстана в среднем 1 млрд долларов ежегодно. Казахстан также является инвестором для российской экономики, хоть и в меньшем масштабе.

Напомню, что около 70% товарооборота между нашими странами приходится на приграничные регионы. Плюс Татарстан является нашим важнейшим торговым партнером. Среди перспективных совместных проектов я бы назвал завод по производству автомобилей в Усть-Каменогорске. Активно развивается сотрудничество с Оренбургской областью.

Есть ряд проблем в топливно-энергетическом комплексе, от которого сильно зависят наши экономики. Но надо признать, что в последнее время усилился тренд на расширение товарной номенклатуры взаимной торговли - частично это связано с деятельностью ЕАЭС, частично с санкционным противостоянием, в которое оказалась втянута российская экономика. Хотя существенно структура экспорта в России еще не изменилась, тем не менее, взаимные поставки продукции обрабатывающей промышленности между Казахстаном и Россией все-таки увеличились. Вполне возможно, что в следующем году мы увидим продолжение и нарастание этого тренда. Ведь ЕАЭС создавался во многом именно для того, чтобы сформировать прогрессивную структуру экономики и преодолеть сырьевую специализацию наших стран в международной системе разделения труда.

В связи с тем, что у России изменился контекст взаимодействия со многими ее традиционными внешнеэкономическими партнерами, у ее партнеров по евразийской интеграции появились неплохие шансы занять ниши на российском рынке.

Отмечу, что в товарообороте Казахстана со странами ЕАЭС более 90% приходится на Россию. Объемы торговли с Беларусью, Кыргызстаном, не говоря уже об Армении довольно незначительны. Поскольку в России идет тенденция на импортозамещения и переориентацию на экспортные поставки в Юго-Восточную Азию, Казахстан может сыграть свою, пусть и небольшую, соответствующую масштабам экономики, роль в этих процессах – например, в сфере поставок продуктов питания на российский рынок, а также реализации своего транзитного потенциала.

Приведу пример такого импортозамещения: недавно один латвийский журналист с большим удивлением обнаружил на прилавках российских магазинов шпроты шымкентского производства. Это показательный пример того, как в Казахстане смогли наладить выпуск товара, который вовсе не характерен был для нашего рынка и для нашего региона. Шпроты, это ведь в какой-то степени политический товар: Россия, как известно, отменила санкции на их ввоз для ряда производителей Латвии и Эстонии в декабре 2017 года. Однако вполне возможно, что латвийские и эстонские производители обнаружат, что эта ниша уже занята казахстанскими предпринимателями. Почему бы не попробовать по этой же схеме производить и поставлять на российский рынок ряд других продуктов из санкционного перечня?

Фармацевтика – это еще одна отрасль, в которой страны ЕАЭС сильно зависят от западных технологий и сырья. Не случайно единый рынок лекарственных средств был создан один из самых первых – напомню, что он заработал в прошлом году. И хотя эта производственная сфера не находится в блестящем состоянии в странах ЕАЭС, тем не менее, перспективы сотрудничества здесь очень существенны. Для этого есть даже исторические предпосылки: к примеру, еще в начале ХХ века лекарства из Шымкента экспортировались за пределы Российской империи.

2. Казахстан уже высказал свое отношение к выборам президента в Российской Федерации, поддержав действующего российского лидера. Казахстану не нужны сюрпризы и неожиданности в российском электоральном цикле. К тому же наша республика заинтересована в сильном и авторитетном лидере соседнего дружественного государства.

Наша республика спокойно и без стрессов пережила самые разные выборные кампании в Российской Федерации: и когда уходил Борис Ельцин, и когда был избран Дмитрий Медведев. Это не сказывалось ни на состоянии двусторонних отношений, ни на внутриполитической ситуации в республике. Хотя, безусловно, население интересует то, что происходит в Российской Федерации, но степень предсказуемости итогов голосования очень высока и потому каких-либо сюрпризов от выборов не ждут.

Важны будут, пожалуй, только технические моменты. К примеру, срок действия подписанного в Екатеринбурге в 2013 году Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Казахстаном и Россией в XXI веке истекает в 2018 году. Если стороны не хотят ничего менять, то его просто пролонгируют. Быть может, стороны захотят его усилить, внести в него новые форматы взаимодействия. Тогда вполне возможно, будет подписан новый договор.

Разумеется, Казахстан внимательно отнесется к тому, какие новые задачи поставит перед страной избранный президент Российской Федерации и, вероятно, исходя из этого, скорректирует свои стратегические планы развития.

В целом же серьезных изменений от выборов в России Казахстану и казахстанцам ожидать не стоит.

4. В том, что касается сотрудничества Казахстана и России в сфере безопасности, существенных проблем, на мой взгляд, не предвидится.

Иное дело, что сегодня мы наблюдаем, как сирийский кризис мутирует – в него включились новые игроки, наметились новые конфликтные точки, новая проблематика и новые вызовы. К примеру, недавно появились новости о том, что Израиль нанес удары по сирийской территории. В связи с протестами осложнилась ситуация в Иране – стране, которая является одним из гарантов разрешения сирийского кризиса. Все эти изменения необходимо будет учесть при проведении нового раунда переговоров в Астане.

У Казахстана есть существенный бонус в 2018 году для поддержки инициатив в сфере безопасности – доступ к международному микрофону в Совбезе ООН, как минимум, в течение января, когда он будет председательствовать в Совете.

Отмечу, что Казахстан достаточно серьезно отнесся к миссии своего членства в Совбезе ООН. Можно по-разному оценивать амбиции Казахстана, которые он реализовывает благодаря нахождению в Совбезе, тем не менее, очевидно, что эти амбиции оказались подкреплены серьезной организационной работой. Была разработана программа председательства Казахстана, были сформулированы семь приоритетов. Прошло огромное количество заседаний, подписаны резолюции, заявления. ООН – это непростая бюрократическая система. И членство в Совбезе – это, прежде всего, хорошая практика для Казахстана. Казахстанской современной дипломатии всего 25 лет, в этом мы уступаем таким странам, как Украина и Беларусь, которые состоят в организации с 1946 года, наравне с Советским Союзом, и фактически являются странами-основателями ООН.

Казахстан хотя и не первая постсоветская республика, получившая статус непостоянного члена Совбеза ООН, ее опередили Украина и Литва, однако первая в Центральной Азии. Мы представляем весь регион. Опыт это очень хороший. Конечно, будет очень тяжело, потому что у многих стран созрел запрос на реформирование Совбеза – об этом неоднократно заявляли и лидеры различных государств, и международные организации.

Казахстан имеет существенное преимущество в Совбезе – он не испытывает противоречий ни с одним из его постоянных членов. Уверен, что к мнению нашей республики будут прислушиваться и нам удастся реализовать многое из запланированного.

Сергей Рекеда, директор Информационно-аналитического центра

1.  Экономика и безопасность – эти две сферы останутся приоритетными в российско-казахстанских отношениях и в 2018 г. Первый пункт определяется тем фактом, что остается актуальной задача выхода на траекторию стабильного социально-экономического развития, соответствующую модернизационным задачам, стоящим перед обеими странами. В Казахстане эти задачи уже сформулированы и обнародованы, в России, по всей видимости, будут представлены в 2018 г., но при этом вряд ли будут принципиально отличаться от казахстанских формул.

Актуальность второго пункта – безопасности – диктуется международным контекстом. Помимо нарастания угроз на афганском направлении, первая неделя 2018 года уже ознаменовалась рядом важных событий и в Сирии, и в Иране, которые свидетельствует, что международная напряженность в наступившем году не ослабнет.

2.  Серьезных изменений во внутриполитической ситуации Казахстана в связи с выборами президента России, думаю, прогнозировать не следует. Главным результатом выборов для Казахстана должно стать сохранения прежнего уровня союзнических отношений и продолжение реализации совместных проектов. В предвыборный период можно будет ожидать информационные «вбросы», которые станут попытками либо дискредитировать партнерство двух стран, либо увязать внутриказахстанские проблемы с «ростом агрессивности Москвы в предвыборный период». Логично, конечно, предположить, что первую половину года в связи с выборами внимание российского руководства к внутренней ситуации усилится по сравнению с внешней политикой, но на диалог Москвы и Астаны это всерьез не повлияет.

3.  Отмеченный Евразийской комиссией рост взаимной торговли понятен и ожидаем – пока это период восстановления прежних показателей, нежели рывок вперед, который следует ожидать лишь в 2018 г. Ожидать его следует во многом за счет наращивания экономического взаимодействия между регионами России и Казахстана, а также за счет высокотехнологических отраслей. Проблема в том, что взаимной торговли в традиционных отраслях после начало работы ЕАЭС – это те «сливки», которые по большому счету уже практически сняты. Дальше нужно выходить на рост экономического взаимодействия за счет кооперации в новых отраслях. Усилия на этом направлении можно наблюдать с обеих сторон.

4.  В 2017 г. действительно можно было наблюдать весьма эффективное сотрудничество Москвы и Астаны на международной арене и подобную согласованность действий, думаю, можно будет наблюдать и в 2018 г. Западный фланг внешней политики для России сейчас не приоритетен. Точнее, продвижение на этом направлении зависит от успеха внешней политики на других направлениях – ближнее зарубежье, Ближний Восток, Китай, Юго-Восточная Азия. В этих областях…

Уразгали Сельтеев, политолог, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК – Елбасы:

1. Не следует ожидать каких-то особенных изменений. Сохранится традиционный формат стратегического партнерства. Продолжится укрепление торгово-экономических связей и культурно-гуманитарного сотрудничества.

Это вполне закономерно, поскольку Казахстан и Россия друг для друга являются одними из основных рынков сбыта. Важно учитывать, что РФ занимает весомую долю в общем объеме импорта РК. Этот показатель за последние пять лет возрос до более 38%.

Будет продолжено развитие приграничной торговли. Взаимодействие между регионами имеет значительный потенциал. Есть точки роста, которые не задействованы в полной мере. Об этом свидетельствуют ежегодно проводимые форумы межрегионального сотрудничества.

Учитывая, что это 2018-й – это год председательства России в ЕАЭС, основной акцент будет сделан на укреплении отношений в рамках евразийской интеграции. Со вступлением в силу нового Таможенного кодекса будут решаться проблемные вопросы, связанные с ликвидацией изъятий и ограничений в торговле.

Вместе с тем, в ближайшей перспективе можно ожидать некоторую синхронизацию внутренних повесток развития. Речь идет о том, что для Казахстана уже сейчас ключевым направлением является цифровизация экономики и технологическое обновление. В России же эти вопросы, скорее всего, более четко зазвучат в предвыборной программе Владимира Путина, и впоследствии на их реализации сосредоточится правительство в рамках нового плана реформ. Соответственно, здесь могут возникнуть какие-либо совместные проекты.

2. Абсолютно никакого. Результат грядущих выборов в России предсказуем. Поэтому в Казахстане ориентируются на продолжение устоявшегося диалога с соседом.

3. Понятно, что основным фактором снижения объемов в предыдущие периоды было падение цен на нефть и газ. Многое зависит от этого, поскольку энергоресурсы в структуре торговли занимают серьезную долю – 20-30%. А прогнозы по мировым ценам на этот год самые противоречивые.

В целом, я думаю, никаких принципиальных изменений в этой сфере не будет. Во взаимной торговле сохранится та же линейка товаров. В структуре казахстанских поставок в РФ доминируют продажи сырья в виде энергоносителей, руды и металлов, аграрная продукция. В свою очередь, основными статьями экспорта российских производителей в Казахстан являются продукция машиностроения, продовольствие и изделия химической промышленности.

4. В сфере безопасности видение Казахстана и России совпадает. Помимо того, что Казахстан в январе председательствует в Совбезе ООН, в 2018 году наша страна находится и во главе ОДКБ.

Несомненно, Россия как постоянный член СБ ООН и стратегический партнер будет поддерживать инициативы Казахстана в этих международных структурах.

Стоит отметить, что те проблемы, которые Казахстан планирует поднять в Совбезе ООН, будут актуализированы и по линии ОДКБ. Это касается безопасности в Центральной Азии, водных ресурсов, ситуации в Афганистане.

Записала Жанар Тулиндинова (Астана)

 

https://365info.kz/2018/01/vneshnij-dolg-kazahstana-bolshe-vvp-respubliki/

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика