Сагинтаев увольняет вице-министров: дойдет ли дело до отставки всего правительства?

Казахстан / Политика    12 окт., 14:41, 2017 г.    97

Топливный кризис, начавшийся в Казахстане в сентябре и достигший апогея в октябре, все-таки привел к отставкам в правительстве и – в перспективе – в компании «КазМунайГаз». Во вторник на заседании правительства Бакытжан Сагинтаев выступил в двойном амплуа – главы Кабмина и председателя Совета директоров Фонда «Самрук-Казына», уволив вице-министра энергетика Асета Магауова и объявив, что главе государства будет внесено представление об объявлении выговора министру энергетики Канату Бозумбаеву. Санкции грозят так же топ-менеджменту «КазМунайГаза» - председателю правления нацкомпании Сауату Мынбаеву и его заму Данияру Берлибаеву.

Публичный разнос и праведный гнев главы Кабмина, излившийся на головы государственных менеджеров, ответственных за топливно-энергетический кризис, при всей своей логичности для казахстанской политической традиции выглядит достаточно необычно. То, то премьер собственноручно уведомил вице-министра Магауова об увольнении, и вовсе отдавало театральностью. Традиционно подобные противоречия решаются в закулисье: в публичное пространство, как правило, выносятся только результаты кулуарных «разборок» – сухие сводки об отставках проштрафившихся чиновников.

Нынешняя же ситуация выглядит так, словно действующий глава правительства отводит огонь от себя, назначая виновных в ситуации. Быть может, потому, что его собственное положение в виду целой серии провалов в работе правительства последнего времени, достаточно шатко?

Вопрос об отставке премьера повис в воздухе

Политолог Султанбек Султангалиев напоминает наиболее очевидные фиаско нынешнего состава правительства:

«Период пребывания Сагинтаева в должности премьер-министра отмечен скандалами и провалами в работе различных ведомств. Наиболее проблемной сферой является образование. Сначала там были скандалы с распределением грантов по итогам ЕНТ, затем с учебниками, немало нареканий вызывают продолжающиеся реформы школьного образования. Не меньше претензий к сектору здравоохранения, в частности к пресловутому проекту обязательного социального медицинского страхования, совершенно непродуманному и раскритикованному президентом», - поясняет Султангалиев.

По мнению эксперта, при Кариме Масимове подобных системных сбоев в работе правительства, вызвавших широкое общественное недовольство, все-таки удавалось избегать:

«Благодаря своему политическому весу и авторитету Масимов не только удерживал ситуацию под контролем, но и продавливал необходимые решения, и умел активизировать работу министров. К сожалению, у Сагинтаева это не получается. Конечно, Бакытжан Абдирович – это настоящий труженик. Он постоянно в разъездах, на совещаниях – по-моему, он рекордсмен по количеству проведенных совещаний. Но вся эта сверхактивность не помогает ему стратегически планировать работу правительства. По сути, за провал каждого министра косвенно отвечает глава Кабмина», - говорит политолог.

Султангалиев уверен, что вопрос об отставке премьера повис в воздухе левобережной Астаны. Причем наиболее вероятно, что на эту должность вернется – причем уже в третий раз – нынешний председатель Комитета национальной безопасности Карим Масимов.

Это смелое решение

Политолог, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК – Елбасы Уразгали Сельтеев ничего обычного в демарше Сагинтаева не находит:

«Премьер-министр имеет полномочия назначать и увольнять вице-министров. На практике предыдущие главы Кабмина также увольняли замминистров, объявляли выговоры и заместителям акимов областей, в основном, вследствие срывов госпрограмм и нерешенности каких-то хозяйственных, организационных вопросов. Что касается министров и акимов областей, то это прерогатива главы государства. В этой ситуации, конечно, и министр заслуживает отставки. Допущение коллапса в стратегической сфере жизнеобеспечения государства – более чем достаточная причина. Но все равно со стороны премьер-министра это смелое решение, особенно в условиях нашей политической действительности. Обычно фигуры такого ранга не рискуют «портить отношения» друг с другом. Но с имиджевой точки зрения для Сагинтаева не было иного выхода», - поясняет политолог.

В сложившейся ситуации Сельтеев отмечает пассивность законодательного органа, который, благодаря проведенной в нынешнем году конституционной реформе, сегодня наделен инструментами воздействия на Кабмин:

«Удивляет, почему парламент опять занял «страусиную позицию». Тем более, что после конституционной реформы у депутатов есть четкие полномочия вынести вотум недоверия конкретному члену правительству», - говорит эксперт.

За год работы Сагинтаев не заработал очков

С вопросом, приведет ли череда неудач правительства к отставке действующего премьера, мы обратились к политологу, главному редактору биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияру Ашимбаеву:

- Данияр Рахманович, можно ли назвать демарш Бакытжана Сагинтаева необычным шагом. Сигналом того, что правительство в нынешнем составе переживает кризис?

- На самом деле предшественники Сагинтаева периодически увольняли вице-министров, причем причины были разные – от неумения выстроить эффективную работу до подозрения в причастности к коррупционным скандалам. Правда, не всегда эти причины озвучивались, а скандалы крайне редко выносились на публику.

Однако сейчас в Кабмине сложилась специфическая ситуация. Действующее правительство сегодня никем не воспринимается как эффективно работающий орган. Прошло больше года с тех пор, как Сагинтаев стал премьером и сформировал новый Кабинет министров, но позитивного отношения к себе он не заработал. Масса вопросов имеется не только к эффективности работы каждого ведомства, но и к их взаимодействию. Состав правительства неоднократно обновлялся – в августе были назначены два новых вице-премьера – Ерболат Досаев и Аскар Жумагалиев. Таким образом, в правительстве насчитывается четыре вице-премьера на довольно небольшое количество министерств. И полномочия между ними распределены довольно своеобразно.

Причем критика в адрес правительства нарастает. Достаточно вспомнить, что многие решения, принятые в рамках президентской программы План нации «100 конкретных шагов» были отыграны назад – по замене НДС налогом с продаж, по поправкам в Земельный кодекс, по медицинскому страхованию.

Отставки Магауова и Берлибаева – это передел сфер влияния в ТЭК

Сейчас накатил топливный кризис – в течение многих лет, в одно и то же время, примерно в одинаковых условиях, по одним и тем же причинам возникает дефицит бензина. Очевидно, что ситуацию усугубили внешние факторы – девальвация, ценовая политика на российском рынке – но это было вполне предсказуемо. В принципе, вполне можно было подготовиться заранее – сделать прогнозы, изыскать резервы. Какими бы объективными причинами не объясняли топливный кризис Минэнерго и «КазМунайГаз», претензий к ним это не снимает, особенно на фоне невысокой результативности реализации ими других проектов.

В этой связи вполне объяснимо, почему «КазМунайГаз» ведет не слишком прозрачную информационную политику – хвастаться особо не чем, а признавать просчеты нацкомпания и ее руководство не любит. Понятно, что сегодня Минэнерго и «КазМунайГаз» сделали своего рода «козлами отпущения». Где-то это обоснованно, но в то же время, на мой взгляд, чрезмерно политизировано. И Берлибаев, и Магауов – опытные и компетентные специалисты, много лет проработавшие в нефтегазовой отрасли. И какие бы справедливые претензии к ним не предъявлялись, все-таки несложно заметить одно: никогда в рамках дискурса по этой проблеме, по крайней мере, официального, не ставился вопрос о том, кто и как управляет оптово-розничным рынком ГСМ в Казахстане – в частности в Алматы и Астане. Независимые эксперты, журналисты подобный вопрос актуализируют постоянно. Имена прекрасно известны.

Очевидно, что либо эти фигуры относятся к разряду неприкасаемых, либо речь идет о неспособности принять кардинальное решение в этой сфере, потому что процессы в нем не самые транспарентные и не самые эффективные. И хотя давно известно, что нужно делать, чтобы выправить ситуацию на топливном рынке, меры предприняты не были именно поэтому.

Сейчас официально назначены двое виновных в кризисе. Причем в существующих политических реалиях отставки Магауова и Берлибаева выглядят как шаг к переделу собственности и сфер влияния в топливно-энергетическом комплексе.

- Кто именно их делит?

- И Берлибаев, и Магауов всегда считались людьми, входящими в команду Тимура Кулибаева (зять казахстанского президента, председатель Ассоциации Kazenergy, председатель президиума Национальной палаты предпринимателей Казахстана «Атамекен» - Прим. авт.), который негласно курирует всю нефтегазовую сферу страны. К этой же категории относится и Сауат Мынбаев. В отношение Бозумбаева высказываются несколько другие мнения: что он не только не входит в эту команду, но и порой находится в оппозиции к ней.

Что же произошло в итоге? Торжественно названы виновные, виновных было велено уволить. Премьер формально набрал очки, но за бортом остались главные вопросы. Первый – какие меры необходимо предпринять для того, чтобы топливный кризис не повторился? И второй – насколько отставки топ-менеджеров госсектора адекватны степени их вины. Может быть, проблема не столько об отдельных замах, сколько в системе в целом?

Правительство перекладывает ответственность за президента

- И все-таки почему на этот раз скандал, происходивший раньше, как вы отметили, в основном в закулисье, был вынесен на публичное обозрение?

- Смотрите, что у нас происходит. Правительство – это орган, который должен заниматься управлением экономики. Оно должно брать на себя ответственность в этой сфере – речь идет об управлении активами, бюджетной политике, экономических реформах – и при необходимости принимать на себя удар.

В то же время сегодня мы наблюдаем, что действующее правительство так и не стало единой командой, уклоняясь во многих вопросах от ответственности и перекладывая ее на плечи президента. Вспомним, как главе государства лично приходилось проводить совещания по некоторым кризисным вопросам, например, о девальвации, стучать кулаком по столу, требовать наказания виновных и принятия мер.

А ведь эти проблемы должны, по сути, решаться на уровне правительства, которое, не будучи монолитным, представляя собой коалицию представителей различных аппаратных группировок и финансово-банковских структур, пытается проводить курс, основанный на принципе «лишь бы никого не обидеть». А в наших условиях это невозможно. Корпоративные интересы в элите настолько переплелись, что для принятия важных стратегических условий нужно выйти за рамки традиционной модели и резать, что называется, по живому. Невзирая на то, что многие крупные фигуры давно причисляют свои интересы к государственным и ведут себя соответствующе. Очевидно, что в существующих политических реалиях эта система модернизации не поддается.

Можно отправить в отставку все правительство

- Может ли быть в связи с постоянными скандалами в различных ведомствах поставлен вопрос об отставке главы правительства?

- Вопрос о смене правительства и глав отдельных регионов обсуждается давно. Проблема в другом: есть ли у нас фигуры, способные проводить иной курс? Механическая замена одного премьера на другого сложившуюся ситуацию кардинальным образом не исправит. Безусловно, в кадровом резерве президента есть управленцы с необходимым уровнем квалификации и опытом работы, но у них в любом случае будут связаны руки.

Понимаете, в чем тут дело: вопрос об отставке решить не трудно, а вот найти полноценную замену – не просто поменять Петрова на Васечкина, а назначить управленца, способного обеспечить эффективную системную работу – задача крайне сложная.

В принципе, в правительстве достаточно много опытных профессионалов и управленцев. Нельзя ничего плохого сказать про нового вице-премьера Ерболата Досаева, квалифицированным менеджером в своей сфере показал себя Аскар Жумагалиев. Очень сильный управленец первый вице-премьер Аскар Мамин. Позитивно оценивается работа глав Минтруда и Минздрава Тамары Дуйсеновой и Елжана Биртанова. Виден фронт работы главы Министерства по инвестициям и развитию Жениса Касымбека.

Отдельные министерства, отдельные главы ведомств у нас достаточно эффективны, но как цельная команда правительство не сложилось. Имеются стыковые противоречия, нерешенные на уровне Кабмина.

По сути, можно отправить в отставку все правительство. Но будет ли положительным полученный результат? Смогут ли новые министры заняться реальными делами, а не перекладыванием бумажек и рисованием лозунгов?

Ответ на этот вопрос является одним из принципиальнейших на сегодняшней стадии развития государства.

 

В Казахстане быть премьер-министром может только Масимов?

- Стоит ли ожидать возвращения Карима Масимова на должность главы правительства? Ведь считается, что уж ему-то удавалось управлять казахстанской экономикой в «ручном режиме».

- Кандидатура Масимова, действительно, периодически рассматривается. В должности премьера он провел немало времени, поставив рекорд продолжительности пребывания на посту главы Кабмина. Масимовский «ручной режим» управления экономикой – вещь достаточно умозрительная. У Масимова действительно есть свой стиль работы, который заключается, прежде всего, в децентрализации полномочий под единым контролем. Грубо говоря, он доверял замам, доверял министрам, чтобы они отвечали за определенный фронт работы, не занимаясь при этом методично их опекой, но требуя результат.

С другой стороны, Масимов сторонник того, чтобы потенциальные кризисы перевести на периферию сферы своей ответственности. Напомню, что энергетический кризис был и при Масимова, и коррупционных скандалов было не меньше, чем сегодня. Тем не менее, Карим Кажимканович настолько грамотно делегировал ответственность, что большинство этих проблем не били по его личному реноме. Эта политика для самого Масимова, конечно, выигрышная, но для организации работы правительства в целом – спорная.

И потом, третье возвращение Масимова на должность премьер-министра создало бы очень некрасивую картину. Сложилось бы впечатление, что в Казахстане быть премьер-министром может только Масимов. А ведь за годы независимости мы подготовили целую когорту политиков и управленцев. При этом кое-кто из них себя неплохо проявил на разных участках работы.

Выдвигая Масимова в третий раз в премьеры, президент тем самым подчеркнет, что все остальные к этой роли не способны, не готовы и не годятся. Это стало бы достаточно нелицеприятной оценкой всему кадровому составу исполнительной власти.

Безусловно, на пост премьера могут претендовать некоторые акимы, некоторые члены правительства, и возможно, они бы справились с этой ролью лучше, чем действующий глава правительства.

Вероятно, Масимову было бы комфортно в уже знакомой среде. Но с другой стороны он достаточно эффективен на посту председателя Комитета национальной безопасности: с его приходом серьезно расширились полномочия ведомства, оно начало активно вовлекаться не только в профильную работу, но и в общеполитическую сферу. К сожалению, это привело к некоторым негативным ожиданиям и даже скандалам. В последнее время в Интернете появились материалы, выставляющие в негативном свете новую команду. В то же время очевидно, что в КНБ выстраивается новая, достаточно эффективная структура.

Ждать от Масимова революционного прорыва в борьбе с терроризмом и экономической преступностью не следует, но, будучи опытным политиком, опытным чиновников, новую систему он создает. Было бы интересно посмотреть, что у него получится в этом ведомстве.

Автор: Жанар Тулиндинова

 

http://ia-centr.ru/experts/zhanar-tulindinova/sagintaev-uvolnyaet-vitse-ministrov-doydet-li-delo-do-otstavki-vsego-pravitelstva/

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика