Ситуация на севере Афганистана стремительно деградирует

Афганистан / Безопасность    10 авг., 15:58, 2017 г.    273

Выступление Ильхома Нарзиева, независимого журналиста, эксперта Центра Льва Гумилева, на международной конференции «Политический и межэтнический кризис в Афганистане. Влияние на страны региона», организованной Центром Льва Гумилева в Душанбе

За последние несколько лет особо обострилась ситуация в граничащих с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменистаном провинциях на севере Афганистана.

Безвластье в соседних с Таджикистаном афганских провинциях привело к локальной активизации международных организованных преступных групп, занимающихся контрабандой наркотиков и оружия.

Так, за последние два года участились попытки вооруженного прорыва государственной границы с Таджикистаном со стороны Афганистана. Пограничникам Таджикистана все чаще приходится вступать в боестолкновения с вооруженными контрабандистами.

Для Таджикистана важна безопасность в соседнем Афганистане. Однако, ситуация в Афганистане стремительно деградирует. Очень сложно сказать, кто контролирует обстановку сейчас в Афганистане. Одно могу сказать точно, в 25-ти из 34-х провинций страны постоянно идут боевые действия. Официальные власти имеют свои представительства в центре провинций и уездов, но сельская местность в основном отдана а откуп многочисленных вооруженных групп, которые «живут» за счет поборов с населения, нападают на правительственные и международные организации. В Афганистане с каждым днем ситуация становится все более запутаннее, похожее на хаос.

В провинции Бадахшан антиправительственные вооруженные группы более двух лет полностью контролируют два стратегически важных уезда Вардудж и Ямган, а также физически присутствуют в десяти уездах провинции. Костяк этих вооруженных групп составляют местные афганцы, граждане Афганистана из южных и юго-восточных провинций, граждане Пакистана и среднеазиатских республик.

Большинство боевиков называют себя талибами, или бойцами Исламского Эмирата Афганистан. Есть группы, выступающие вместе с талибами под флагом группировки «Ансаруллах», состоящей из граждан Таджикистана. Были попытки некоторых групп объявить себя представителями террористической группировки «Исламское государство». Примечательно, что некоторые операции против правительственных сил в провинции Бадахшан эти группы проводят совместно, пытаясь удержать под своим контролем, или же влиянием месторождения и прииски, находящиеся на территории провинции.
Наиболее сложная ситуация складывается в соседней с Бадахшаном, также граничащей с Таджикистаном провинции Тахар. Уже более двух месяцев в провинции Тахар нет губернатора, бывший глава, Ясин Зия, в конце мая 2017 года неожиданно подал в отставку и покинул провинцию, а нового центр ставить не спешит. Зия был назначен главой провинции указом президента Ашрафа Гани два года назад. В аппарате президента Афганистана уход Зии не прокомментировали.

Местные эксперты предсказывают в провинции Тахар ухудшение ситуации в течение летне-осеннего периода 2017 года.

Как еще более сложное афганские эксперты оценивают положение тахарских уездов Ишкамиш, Даркад и Хводжагор, а также Бахарак, Хаваджах Бахаводин, Чахи Аб, Дашти Кала и Банги. В отдалённых от уездных центров районах происходят регулярные убийства мирных жителей, воровство имущества, похищение людей и другие преступления. Сообщается о массовых переселениях людей. Основной причиной дестабилизации провинции Тахар является укрепление позиций различных вооруженных террористических организаций в большинстве ее уездов.

Афганские аналитики со ссылкой на МВД ИРА публикуют сведения об активности в этом районе группировок «Движение талибов» (ДТ), «Аль-Каида», «Хизб-ут-Тахрир», «Исламское движение Узбекистана». Кроме того, ситуация осложнена функционированием в провинции 94 различных вооруженных групп, в рядах которых состоит 1130 человек. Отмечается, что эти группы чаще всего возглавляются различным местным клановым лидерам.

Неподконтрольные группы боевиков

Сегодня государственные силы безопасности Афганистана в отношении вооруженных групп, орудующих в стране, все чаще применяют термин «мухолифини давлат» (противники правительства), или «гурухои гайри масул» (неподконтрольные группы), практически в каждом уезде действуют вооруженные группы численностью от нескольких десятков, до нескольких сотен человек, которые часто выступают под различными знаменами — «Талибан», ДАИШ, «Ансаруллах», «Аль-Каида», «Хизб-ут-Тахрир», «Исламское движение Узбекистана» и другие.

Само понятие «талибы» стало очень условным. Если во времена правления радикальное исламское движение «Талибан» можно было условно разделить на две основные группы. Группа муллы Омара, основателя и духовного военно-политического лидера движения, была ориентирована на спецслужбы Пакистана и имела тесные связи с венно-политическими религиозными группами Пакистана (в первую очередь с двумя фракциями «Джамияти Уламои Исламии Пакистан»). Вторая группа муллы Мухаммада Раббани, председателя правительства Исламского Эмирата Афганистана (так официально себя называли талибы) поддерживалась некоторыми государствами Ближнего Востока, прежде всего Саудовской Аравией.

Мулла Омар постоянно находился в своей резиденции в Кандагаре, не было официально зафиксировано ни одного факта его участия в мероприятиях движения в Кабуле. В конце 90-х, на фоне слухов о конфликте между саудитами и муллой Омаром из-за Усамы бен Ладена, которого главарь талибов отказался выдавать Эр-Рияду, мулла Раббани бежал в Саудовскую Аравии, якобы на лечение, и больше о нем в Афганистане не было слышно.

В июле 2015 года после смерти муллы Омара, его приемником объявил себя мулла Ахтар Мансур. Часть лидеров движения, в том числе и ближайшие родственники Омара (сын и брат лидера талибов) отказались принять его лидерство и даже обвинили его в причастности к смерти Омара. Оппозиционное Ахтар Мансуру движение возглавил мулла Расул.

Через год, в конце мая 2016 года США объявили о ликвидации в пакистанской провинции Белуджистан, рядом с афганской границей, лидера Ахтара Мансура. На его место был избран мулла Хайбатулла Ахундзода, от имени которого позже было обнародовано несколько обращений. Именно при Ахундзоде наметилось стремление лидеров «Талибана» к объединению, было объявлено о включении в состав руководства движения в качестве его заместителей, лидера террористической сети Хаккани – Сиражуддина Хаккани и сына муллы Умара – муллы Якуба. Но с тех пор, ни Ахундзода, ни другие лидеры публично не выступали, и не известно, живы они или нет.

Нет сведений также и о лидере оппозиционной фракции талибов – мулле Расуле. По данным пакистанских СМИ, он пропал в марте 2016 года, после того, как посетил Пакистан. С тех пор не было ни одного его публичного выступления в социальных сетях и региональных СМИ. Вместо него от имени второй по численности группы талибов выступает мулла Маннан Ниязи, вооруженные отряды которого ведут активные боевые действия в основном в западных провинциях Афганистана.

Активизация боевиков ИГИЛ в Афганистане

Впервые о появлении террористической группировки ИГИЛ (ДАИШ) в Афганистане было заявлено в начале 2015 года. Выдворенные с территории Пакистана боевики «Исламского движения Узбекистана» вместе со своими семьями появились на территории южных провинций Афганистане. Именно их лидеры впервые публично объявили о том, что присягают на верность лидеру ИГИЛ, Аль Багдади.

Позже последователи ИГИЛ объявились на востоке Афганистана, но уже из числа местной молодежи. В Нангархаре с флагами ИГИЛ на демонстрацию вышли студенты Джалалабадского университета. Сегодня география ИГИЛ расширилась за счет северных провинций Афганистана. Согласно сообщениям афганских источников, вооруженные группы, действующие под флагом ИГИЛ присутствуют в некоторых уездах провинций Сари-Пуль, Фарьяб, Джаузджан – на северо-западе страны, в уездах провинций Бадахшан, Тахар и Кундуз, на северо-востоке Афганистана , непосредственно граничащих с Таджикистаном.

Экономические последствия присутствия вооруженных групп в Афганистане для региона

Действия боевиков также наносят вред экономическим связям Афганистана со странами региона. Так, совсем недавно, в середине июля, в ходе столкновений между правительственными силами ИРА и вооруженными боевиками, вблизи населенного пункта Пули-Кандахори, провинции Кундуз, была повреждена опора ЛЭП, поставляющая электроэнергию из Таджикистана в Афганистан. В результате, часть афганской столицы осталась без электричества. Таджикский энергохолдинг «Барки Точик» заявил, что возобновит поставки электроэнергии в Афганистан, как только будет восстановлена опора ЛЭП. Представитель афганской энергетической компания «Ды Афганистан Брешна Шеркат» сообщил, что в месте, где повреждена опора ЛЭП, идут боевые действия.

«Если будет обеспечена безопасность наших сотрудников, мы постараемся в кратчайшие сроки восстановить опору. А пока мы ведем переговоры с Узбекистаном по поводу увеличения объемов поставки электроэнергии из этой страны», — сообщил представитель афганской компании.

Он сообщил также, что компания заинтересована в скорейшем восстановлении подачи электроэнергии из Таджикистана, так цены на электричество, поставляемое из Узбекистана значительно выше.

Кроме того, боевики часто блокируют основные автомагистрали, препятствуя свободному передвижению населения и грузов. Так, из-за угроз боевиков на автодороге, ведущей из приграничного с Таджикистаном порта Шерхан-Бандар в Кундуз и далее на юг Афганистана, за последнее время резко сократился грузопоток из Таджикистана.

Таджикистан и страны Средней Азии теряют огромные возможности из-за ситуации в Афганистане. На днях на встрече глав государств и правительств, участников проекта CASA-1000, в Душанбе была оглашена цифра в $50 млн, столько теряют участники проекта в год из-за того, что CASA-1000 не реализован. А таких общих, региональных проектов, как утверждают эксперты, могло бы быть реализовано десятки. Осуществление этих проектов способствовало бы решению важнейших социально-экономических проблем не только Афганистана, но и стран региона.

Условия наступления мира в Афганистане

Все мероприятия, которые до сих пор проводились под эгидой мирных переговоров не учитывали эти внутренние и внешние факторы и поэтому результата не дали.

В Афганистане все больше опасаются превращения страны во вторую Сирию, или Ирак. Активизация соперничества США и России в Афганистане может повести развитие событий по ближневосточному сценарию.

Если каждая из держав начнет поддерживать одну из противоборствующих сторон конфликта, это приведет к еще большему разгоранию войны, расширению ее до регионального уровня.

Шестнадцатилетнее присутствие сил международной коалиции во главе с США в Афганистане так и не принесло мира и спокойствия этой многострадальной стране. Более того, ситуация все более ухудшается, а представители международной коалиции даже не обещают никаких улучшений. Заявляют, что будет все хуже и хуже. За шестнадцать лет коалицией так и не было предложено ни одного реального плана по мирному урегулированию.

До сих пор в стране не удалось создать правительство, признанное большинством населения. Нынешнее, так называемое «договорное» правительство национального согласия, которое многие афганские политики называют «правительством Джона Керри», оказалось недееспособным из-за внутренних разногласий, которые вынудили даже часть этого правительства создать альтернативную коалицию по «спасению Афганистана».

Мирное урегулирование афганского конфликта не наступит, пока не будут учтены интересы всех военно-политических, этнических групп. А так как эти группы связаны с внешними игроками, в мирный процесс необходимо включить и представителей этих государств. План миростроительства в Афганистане должен осуществляться под эгидой ООН при посредничестве и под гарантиями России, США, Китая и стран региона, как это было в Таджикистане. Схема, использованная в Таджикистане, может быть адаптирована и использована для стабилизации ситуации в соседней стране.

Ильхом Нарзиев
Центр Льва Гумилёва в Афганистане

 

http://www.gumilev-center.ru/situaciya-na-severe-afganistana-stremitelno-degradiruet/

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика