Можно ли совместить евразийскую интеграцию с ассоциацией с ЕС?

Регион / Политика    17 июля, 16:42, 2017 г.    104

Кирилл СОКОВ

Президент Белоруссии Александр Лукашенко на совещании по внешней политике 11 июля заявил, что наличие у некоторых стран СНГ соглашений об ассоциации с ЕС не должно быть препятствием для их интеграции с ЕАЭС. «Наше членство в ЕАЭС и подписание рядом государств СНГ соглашений об ассоциации с ЕС не только не должно нас разделять, а, напротив, должно стимулировать к созданию совместного продукта и выводу его на наиболее привлекательные рынки», – заявил белорусский президент.

Звучит красиво, но популистски. В реальности эти проекты не только трудно совместимы, но и, по сути, противоположны друг другу. Но, как видно, у А. Лукашенко свой взгляд на эту проблему. 

Он идет даже дальше, считая возможным развивать в СНГ более глубокие формы экономической интеграции, которые в настоящее время практикуются пока только в рамках ЕАЭС. «Создание безбарьерной торговой среды – важная точка приложения наших общих усилий, – отметил А. Лукашенко, – У нас есть ключевой элемент – договор о зоне свободной торговли. Следующий шаг – построение между странами Содружества единого рынка государственных закупок и формирование основ рынка свободной торговли услугами».

Аналогично высказался на днях, давая интервью испанскому изданию El País, глава МИД Белоруссии Владимир Макей: «Восточное партнерство» и ЕАЭС – «совместимы». Более того, как подчеркнул министр, Минск выступает за более близкие отношения ЕАЭС и ЕС.

В целом такая позиция является продолжением традиционного в последние годы для Минска курса на «многовекторность» в политике, помимо всего прочего предполагающего, как показывает практика, игнорирование перемен, которые претерпела природа политических режимов в ряде стран СНГ.

Наиболее ярким примером такого рода является Украина. Сразу после прихода к власти союза олигархов и нацистов во главе с П. Порошенко, А. Турчиновым, А. Парубием и прочими деятелями киевской хунты А. Лукашенко постарался установить с ней «добрососедские» отношения, что в значительной мере и удалось. Заметное место Украина занимала и в выступлении президента на недавнем совещании. «Следует поддерживать позитивную динамику торговли с нашей Украиной, на которую удалось выйти в прошлом и нынешнем году, – цитирует А. Лукашенко «Интерфакс», – Для нас это 12% белорусского экспорта».

Примечательно, что в стенограмме выступления белорусского президента, размещенной на его официальном сайте, слова про необходимость налаживания сотрудничества «с нашей Украиной» отсутствуют, что говорит о нежелании Минска лишний раз раздражать Москву. Тем не менее сама по себе идея совмещения евразийской интеграции, подразумевающей создание общего экономического пространства, включая единый таможенный тариф, и ассоциации некоторых стран СНГ с ЕС, которая требует, как в случае с Украиной, открытия рынков для европейских компаний, выглядит утопичной. Совместить эти два варианта интеграции в приемлемом одновременно и для Москвы, и для Брюсселя виде на сегодняшний день невозможно, а попытка усидеть на двух стульях, предпринятая Украиной, привела ее к обвалу экономики и острому внутреннему конфликту, преодолеть который она не может до сих пор.

Соглашение об ассоциации с Евросоюзом направлено на создание глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли (ГВЗСТ), которая предполагает не только отмену ограничений на движение товаров, но и полную унификацию законодательства с правовыми нормами ЕС в области внешней торговли, инвестиций и антимонопольного регулирования. Государство-участник такого соглашения обязано следить за изменениями в законодательстве ЕС и своевременно вносить изменения в свои законы, подчиняя, таким образом, свою правовую систему европейской. Помимо этого Украине договор о евроассоциации навязал болезненные ограничения примерно по 40 товарным позициям, которые приведены в соответствие со стандартами ЕС. Но если внутренний рынок Украины по этому соглашению открывается для европейских товаров практически сразу, то украинским компаниям для доступа на европейский рынок необходимо сначала привести свои товары к европейским стандартам.

Смысл соглашения о создании ГВЗСТ – получение преференциальных условий доступа на конкретный товарный рынок. Но доступ на европейский продовольственный рынок, где Украина обладает рядом конкурентных преимуществ, соглашение о евроассоциации как раз сильно ограничивает. Так, Киев может ввезти в страны ЕС без пошлины всего 400 тыс. тонн кукурузы, экспорт которой в Европу в 2012 г. (то есть еще до ассоциации) достиг 6 млн. тонн. Схожие ограничения предусмотрены в отношении мяса, мясопродуктов, пшеницы и других продовольственных товаров. Накануне майдана на Украине наблюдался резкий рост производства мяса птицы, более 70% которого благодаря действовавшему тогда соглашению о зоне свободной торговли поставлялась в страны ЕАЭС. В ЕС же Украина, производившая 1,2-1,4 млн. тонн курятины в год, может беспошлинно ввезти всего 40 тыс. тонн. При этом для европейских компаний её рынок по большинству товарных позиций становится открытым.

Неудивительно, что итоги экономического развития Украины после майдана просто катастрофические. Недаром бывший президент Леонид Кучма в эфире телеканала «112. Украина» буквально возопил: «Мы радуемся европейскому нашему выбору… А чем мы торгуем с Европой? Посмотрите статистику, там же помимо пшеницы и сельского хозяйства практически ничего нет. Квотирование идёт жёсткое… Европейцы нас ставят на колени».

Российское продовольственное эмбарго, о возможности введения которого – в случае ассоциации с ЕС – Москва заранее неоднократно предупреждала Киев, а также разрыв связей в оборонной промышленности, ставший инициативой самой Украины, привели к обвалу ВВП более чем в два раза. Если в 2013 г. он составлял 183,3 млрд. долл., то в 2016 г. – всего 83,2 млрд. Подушевой ВВП сократился с 4 до 2 тыс. долл. Вдвое упала средняя заработная плата. Инфляция в 2016 г. по сравнению с 2013 г. составила 95%. Курс национальной валюты вырос с 8 до 27 гривен за доллар. Число украинцев, живущих за чертой бедности, превысило 60%.

Трудно не заметить, что структура торгово-экономических связей Белоруссии с Россией очень похожа на ту, что была у домайданной Украины. Базируются они на трех основных составляющих – поставка российских нефтегазовых ресурсов, импорт РФ белорусского продовольствия и кооперация в сфере военно-промышленного комплекса, где РБ в основном является поставщиком комплектующих и отдельных систем для российской военной техники. За последние годы экономические связи двух стран в сфере оборонки и АПК, несмотря на многочисленные скандалы с поставками Белоруссией в РФ подсанкционной продукции из третьих стран, усилились. На Россию сегодня приходится около половины всего внешнеторгового оборота Белоруссии.

В этой связи попытки Минска переориентировать экономику на страны ЕС заставляют экспертов говорить о том, что он вступил на путь, которым много лет шла Украина. Белоруссия старается найти между Россией и Западом некий баланс интересов, проявлением чего стало состоявшееся 5-9 июля в Минске заседание Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Проведение первого за всю историю заседания ассамблеи в Белоруссии оценивается властями страны как крупная внешнеполитическая победа.

Не пиррова ли эта победа? Показательна позиция четверых из шести участвовавших в работе сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ белорусских депутатов, которые поддержали принятую 9 июля итоговую декларацию «об осуждении временной оккупации Автономной Республики Крым и города Севастополя Российской Федерацией и продолжающейся гибридной агрессии России против Украины на Донбассе». В документе содержится призыв к России «прекратить спонсирование террористической деятельности на Украине посредством притока боевиков, денежных средств и оружия через не подконтрольный правительству участок украинско-российской государственной границы». И за это голосовали представители страны, объединенной с Россией в Союзное государство. Каково!

Курс официального Минска на «многовекторность» обернулся принятием на состоявшейся в столице Белоруссии сессии ПА ОБСЕ резолюции антироссийского характера

Такая позиция Минска является – как ни прискорбно – вполне закономерной, так как он, признавая «де-факто» вхождение Крыма в состав России, юридически считает его украинским. Белоруссия поддерживала Украину даже после прихода там к власти нацистской хунты, сохраняя выгодные для себя торгово-экономические связи. Молниеносное воссоединение Крыма с Россией, почти единогласно поддержанное его населением, напугало белорусские элиты и заставило их скорректировать свой внешнеполитический курс, составной частью которого стало стремление к нормализации отношений с США и ЕС. Признание изменений границ Украины поставит крест на любых попытках Минска наладить политические и экономические отношения с Западом, а этого белорусское руководство опасается едва ли не больше всего.

Выступление А. Лукашенко на совещании по внешней политике, как и позиция белорусских депутатов на сессии ПА ОБСЕ, лишний раз свидетельствуют о том, что Минск ищет некую форму совмещения участия в ЕАЭС и возможной ассоциации с Евросоюзом, настойчиво стремясь диверсифицировать свои политико-экономические связи и снизить зависимость от отношений с Москвой.

 

https://www.ritmeurasia.org/news--2017-07-17--mozhno-li-sovmestit-evrazijskuju-integraciju-s-associaciej-s-es-31334

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика