Таджикистан: мутации «сиамских близнецов»

Таджикистан / Безопасность    19 июня, 15:01, 2017 г.    134

Информационная волна после теракта в питерском метро, который осуществил этнический узбек из Киргизии, пошла на убыль и вскоре будет забыта. Картинка повторяется. То же самое было после громких терактов в Москве, Волгограде, Беслане. События разбирались до «косточек». Начиная от жития-бытия смертников и их родственников до аналитических публикаций на злобу дня. Затем наступают мирные будни с их повседневными заботами, сама трагедия и, навеянные ею, страхи уходит в историю. Такова человеческая природа. Нельзя же вечно жить ужасами Второй Мировой войны. Ведь так можно и свихнуться.

Но, что интересно. Практически незамеченной осталась информация о предотвращении теракта в Москве, где был задержан таджик, который приехал из Турции и успел повоевать в Сирии в рядах Исламского государства. Как установило следствие, он планировал совершить взрыв во время праздничных мероприятий в российской столице в день празднования Международного женского дня 8 Марта. Представим, что злодейский замысел удалось осуществить, а затем через недели три происходит подрыв смертника в питерской подземке.

Нетрудно догадаться, сколь мощная информационная бомба тогда бы сдетонировала бы на эскалации террористической активности, поставившая ситуацию в России в один ряда с положением дел в Европе с ее «террористическим веером» по Парижу, Брюсселю, Берлину, далее по списку.

Как бы неприятна не была эта мысль, но новых терактов России не избежать. Вопрос лишь в том, где и когда они произойдут. Необязательно, что это будет метро, железнодорожный вокзал или аэропорт. Автобусные остановки и общественный автотранспорт в час пик, торговые центры и заведения общепита. В общем, мест для осуществления терактов в форме самоподрыва – уйма. При всей мощи российских спецслужб у террористов есть свои неоспоримые преимущества. Та же армия смертников, которые совершают чудовищные преступления. Ведь, как правило, об этих зомби-убийцах общество узнает после совершенного злодеяния.

Поэтому не лишены основания требования по отмене безвизового режима с республиками Средней Азии или хотя бы ужесточения контроля за передвижением и пребыванием трудовых мигрантов оттуда на территории РФ. И эти растущие пожелания вполне обоснованы.

В конце прошлого года в Душанбе были задержаны 15 граждан Таджикистана по подозрению в организации экстремистских ячеек «Салафия». Тогда же был арестован духовный лидер радикалов 40-летний житель столицы Кодирали Мирхонов – мулло Кодирали. Пока он формировал свою паству на родине, его жена и дочь, находившиеся на заработках в Москве, куда больше преуспели в привлечение под знамя Джихада земляков. Они не ограничились вербовкой и вовлечение в свои ряды таджикской молодежи женщин среди трудовых мигрантов: отправляли новобранцев на «переподготовку» в  Москву   ТЯЦ -Москва район Люблино и Московскую область к сообщникам, где рекруты познавали азы террористической деятельности. Сколько таких сетевых ячеек, скоординировано работающих в Таджикистане и России, можно только догадываться.

Еще одним большим заблуждением является вера в то, что в Таджикистане власти, как могут, борются с религиозными радикалами, пропагандой исламского терроризма и экстремизма. Эта подчас экстравагантная форма борьбы лишь создает иллюзию борьбы и лишь льет воду на мельницу радикалов. За последние полтора года в стране развернулась самая настоящая охота на мужчин с бородой и женщин в хиджабах. Первых в принудительном порядке бреют, вторых унижают и стыдят, требуя повязывать платки в соответствии с национальными традициями – сзади, не закрывая шею. С осени 2015 года в Таджикистане были закрыты около 1,5 тысячи незаконных мечетей и все медресе. Детям до 18 лет запрещено посещать мечети. Среди молодежи проводятся агитационные кампании, в рамках которых разъясняются нормы умеренного ислама. В школах и вузах ввели изучение истории ислама, где школьники и студенты знакомятся с ханафитским мазхабом – официально принятым течением в Таджикистане. МВД республики на своем сайте разместило список граждан, присоединившихся к ИГ. Свой перечень террористов и экстремистов опубликовал даже Национальный банк Таджикистана, призывая коммерческие организации прекратить финансовые отношения с указанными лицами.

В тоже время Таджикистан – яркая иллюстрация тому, что корни проблемы террористических угроз для самой страны и исходящих из нее лежат в социально-экономической сфере. В Таджикистан наблюдается огромный разрыв в уровне доходов власть имущих и простого населения. Молодежь не видит перспектив жизни на родине и уезжает за границу. Система социального обеспечения разрушена.

Как тут не согласиться с мнением лидера запрещенной в Таджикистане партии исламского возрождения (ПИВТ) Мухиддина Кабири, который говорит, что никто не думает о причинах, все заняты последствиями. «Так как изменений в сторону демократизации и либерализации экономической и политической жизни не проводятся и не предвидятся, авторитарный режим в Душанбе и исламские радикалы – это «сиамские близнецы», которые заинтересованы в сохранении статус-кво. Имея в качестве оппонента только радикальную оппозицию, власти, таким образом, привлекают к себе внимание и добиваются понимания со стороны России, США, ЕС, Китая. Все оказываются вынужденными помогать материально, технически и в военном плане диктаторскому режиму, чтобы тот мог сохранять стабильность и бороться у себя с радикализмом. Это недальновидная политика. В один момент контроль над этим процессом с их стороны может быть утерян», – полагает Кабири.

Нигматило Ализода

 

http://ca-snj.com/politika/tadzhikistan-mutacii-siamskix-bliznecov.html

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика