Астанинский шанс для сирийского примирения

Казахстан / Политика    10 янв., 14:26, 2017 г.    60

Любая, даже самая ожесточенная война рано или поздно завершается миром. Особенно – война гражданская, где важно не столько выиграть войну, сколько выиграть мир. Блестящая военная операция по освобождению Алеппо и зачистка территории Сирии от международных террористических группировок сопровождаются активизацией усилий России, Турции и Ирана на дипломатическом фронте, которые, в отличие от аморфного женевского формата, способны обеспечить внутрисирийский политический диалог.

Миротворческая столица
 
Столица Казахстана Астана была выбрана в качестве переговорной площадки для урегулирования сирийского кризиса далеко не случайно. С момента обретения независимости республика позиционирует себя как государство, которое выступает за дипломатические мирные урегулирования конфликтов и готово в этом плане предоставлять всю возможную помощь. Первые посреднические попытки Казахстан предпринял еще в начале 1990-х для прекращения войны между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе. В начале 2000-х годов в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии Казахстан пытался играть роль модератора в снижении напряженности между Индией и Пакистаном. В 2013 г. в Алматы были проведены два раунда переговоров по иранской ядерной программе между Ираном и группой «5+1».
 
Не остался Казахстан в стороне и от сирийских событий, сыграв значительную роль в примирении России и Турции после вероломной атаки Анкары на российский самолет. В марте прошлого года в Казахстане уже проходили переговоры сирийской оппозиции. Хотя уровень представительства был незначительным, а участие во встрече приняли не самые влиятельные оппозиционные силы, сам факт проведения переговоров говорит о том, что Казахстан вызывает доверие у участников сирийского конфликта.
 
 
Нурсултан Назарбаев предоставил Астану в качестве площадки для мирных переговоров по Сирии
 
Сейчас Астана, ставшая в этом году непостоянным членом Совета Безопасности ООН, может стать постоянной площадкой для переговоров по сирийскому вопросу в двух форматах. Как заявил научный руководитель Института востоковедения РАН, политический советник спецпосланника Генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуры В. Наумкин, «речь идет фактически о двух дорожках: первая – это Иран, Турция, Россия, к которым сейчас присоединяется четвертая сторона – Казахстан. Второе направление – это собственно переговоры между сирийским правительством и оппозицией. Здесь очень важный ключевой момент, удастся ли, прежде всего, конечно, туркам может быть, с привлечением других сторон, может, даже Эр-Рияда – удастся ли образовать единую делегацию оппозиции. Это всегда был самый сложный аспект».
 
Действительно, проблемы появились еще до начала встречи, которая запланирована на 23 января. В соответствии с положениями «Соглашения по формированию делегации для начала спецпереговоров по всеобъемлющему политическому решению сирийского кризиса мирным путем» до 16 января оппозиция должна сформировать делегацию для участия в переговорах в Астане. Очевидно, речь идет о группировках  «Фейлак аш-Шам», «Джебхат Ахли аш-Шам», «Фирка Султан Мурад», «Джейш Идлиб», «Сукур аш-Шам», «Фейлак Рахман», «Джебхат аш-Шамия», «Таджамуа Фастакин», «Джейш аль-Иза», «Джейш ан-Наср», «Аль- Фиркат аль-Уля ас-Сахилия», «Джейш аль-Ислам», «Лива Шухада аль-Ислам» и др., присоединившихся к перемирию, вступившему в силу с 30 декабря.
 
Однако 12 группировок, включая Сирийскую свободную армию, обвинив правительство Асада в нарушении режима прекращения огня в долине Вади-Барада, регионе Восточная Гута под Дамаском, а также в провинциях Хама и Дераа, заявили об отказе участия в переговорах. Остается надеяться, что благодаря усилиям государств-гарантов мира до момента проведения встречи противоречия будут урегулированы.
 
Системный подход
 
Запланированные в Астане международные встречи по сирийскому урегулированию являются частью начатого долгосрочного и системного процесса восстановления мира в этой ближневосточной стране. На первый план здесь выходят региональные игроки, имеющие наибольшее влияние на ситуацию в Сирии.
 
21 декабря прошлого года в Москве прошла трехсторонняя встреча министров иностранных дел и министров обороны России, Ирана и Турции, на которой принято совместное заявление по согласованным мерам, направленным на оживление политического процесса с целью прекращения сирийского конфликта. Как прокомментировал результаты встречи глава МИД РФ С. Лавров,  формат Россия–Иран–Турция является наиболее эффективным для сирийского урегулирования: «Это не попытка бросить тень на усилия всех других наших партнеров добиться прогресса в урегулировании сирийского кризиса, это просто констатация факта». В свою очередь, министр обороны России С. Шойгу заявил, что «все прежние попытки договориться о совместных действиях, предпринятые США или их партнерами, были обречены на провал. Никто из них не обладал реальным влиянием на ситуацию «на земле». У Турции, несомненно, подобное влияние есть, отрицать это было бы контрпродуктивным, хотя военная роль Анкары скорее заметна в защите своих собственных интересов на сирийской территории».
 
В развитие договоренностей, достигнутых в Москве, 29 декабря, как проинформировал президент РФ В. Путин, для урегулирования ситуации в Сирии было подписано три документа: «Первый документ между сирийским правительством и вооруженной оппозицией о прекращении огня на территории Сирийской Арабской Республики. Второй документ – это комплекс мер по контролю за режимом прекращения огня. И третий документ – заявление о готовности к началу мирных переговоров по сирийскому урегулированию».  Российские предложения по мирному урегулированию были единогласно утверждены резолюцией СБ ООН 31 декабря.
 
У нового альянса действительно есть все возможности для быстрого урегулирования конфликта. На момент написания статьи к перемирию в Сирии присоединился уже 1091 населенный пункт.   По оценке обозревателя аналитической газеты «Взгляд» П. Акопова, если Путин, Эрдоган и Хаменеи находят общий язык по Сирии, то сам факт этого на три четверти открывает дорогу к сирийскому урегулированию. Решение оставшейся части проблемы зависит от США и Саудовской Аравии, но при наличии «сговора» Ирана, России и Турции деваться американцам и саудитам будет некуда.
 
Хотя участники трехстороннего альянса всячески отрицают, что площадка в Астане составит конкуренцию Женеве и Вене, именно в Центральной Азии будет определяться основная повестка мирного процесса, результаты которой будут впоследствии вноситься на обсуждение в ООН. Конкуренцией это и в самом деле назвать нельзя, но в западной парадигме внешнеполитических отношений, построенной на противостоянии и перетягивании геополитического каната, возникновение региональных союзов в урегулировании вокруг Сирии не может не вызывать ярости.
 
Тут поднялся галдеж и лай
 
Западные «борцы с терроризмом» уже начали торпедировать работу России, Ирана и Турции. Британская The Telegraph назвала состав участников встречи «беспрецедентным», отметив, что «три региональные державы, наиболее глубоко вовлеченные в войну Сирии», договорились стать посредниками  мирных переговоров.
 
Как завил, в частности,  премьер-министр Франции Б. Казнев, «мы решительно осуждаем все, что Россия может предпринимать в Сирии, внося вклад в продолжение боевых действий, что приводит правительство Башара Асада к уничтожению собственного народа, сопровождаемому массовыми убийствами, которые мы осуждаем уже многие месяцы и для которых с 2013 года мы предлагаем политическое решение. Мы желаем, чтобы политический диалог между различными внутрисирийскими силами продолжался с тем, чтобы режим перемирия увенчался успехом, а от русских мы, разумеется, требуем прекратить участвовать в этих военных действиях, которые являются губительными, учитывая массовую гибель людей, к которой они приводят».
 
В свою очередь,  официальный представитель МИД ФРГ М. Шефер потребовал ограничить полномочия Б. Асада на переговорах и отметил, что ФРГ не представляет, как переговоры в Астане впоследствии будут увязаны с межсирийскими консультациями, которые ранее велись в Женеве.
 
Но наибольшее негодование новый региональный альянс вызывает в США. ЦРУ обвинило Россию в применении в Сирии тактики выжженной земли. Начальник пресс-службы Госдепартамента США Дж. Кирби обрушился с критикой: «Мы видим то же самое, что видели до сих пор. Россия не желает или не может должным образом повлиять на Асада с целью прекратить бомбить оппозиционные группировки. А Асад и особенно Иран идут и действуют, несмотря ни на что, используют паузы, чтобы продолжать крушить оппозицию».
 
Нагнетают истерию и американские СМИ. The Washington Post отмечает, что существует соблазн исключить США из участия в сирийском процессе и действовать, исходя из ослабления американского влияния на всем Ближнем Востоке, хотя вряд ли такое целесообразно. Хотя бы потому, что альянс между Россией, Турцией и Ираном пока остается шатким и подверженным не только региональной конъюнктуре. А New York Times уверена в том, что, если «Россия, Иран и Турция будут стремиться урегулировать сирийский конфликт только в своих интересах», то это приведет к «геополитическому кризису как раз в то время, когда новоизбранный президент Трамп готовится вступить в должность».
 
Западу есть чего бояться
 
Явно агрессивная реакция неприятия объединения России, Ирана и Турции по сирийскому вопросу говорит о его успешности и реальных перспективах решения сирийского вопроса. По мнению многих аналитиков, именно для срыва нового треугольника и было предпринято убийство посла РФ в Турции А. Карлова.
 
Впрочем, проблема далеко не исчерпывается Сирией. Отношения в рамках треугольника Москва–Анкара–Тегеран далеки от безоблачности и содержат в себе множество противоречий. Речь даже не столько о трудностях диалога России и Турции, сколько об экзистенциальном соперничестве Турции и Ирана, претендующих на решающее влияние в исламском мире. Этими противоречиями охотно пользовались США и НАТО для осуществления своей политики на Ближнем Востоке и провоцирования военных конфликтов в регионе. Объединение же усилий вокруг решения сирийского конфликта послужит общему укреплению доверия трех стран и развитию сотрудничества.
 
Потому торпедирование нарождающегося союза лишь начинается и позволяет уже сейчас спрогнозировать основные направления ударов. В Сирии эта политика противодействия миротворческим усилиям «астанинского формата» будет направлена на срыв перемирия руками подконтрольных Западу группировок и дискредитацию самого переговорного процесса под предлогом совершения «военных преступлений» союзниками Б. Асада.
 
Еще одним направлением приложения усилий станет искусственное обострение суннитско-шиитских противоречий, вплоть до попытки реализации «сценария конца света», то есть суннито-шиитской войны, в которой на Западе Турцию и Иран хотят сделать «таранами». В Турции будет возрастать внутриполитическое давление на Р. Эрдогана путем проведения многочисленных терактов и путчей с требованиями прекратить переговоры с союзниками сирийской власти и налаживать отношения с «братьями по вере» суннитами. Для разрушения отношений Турции и РФ террористическим атакам могут подвергнуться российские туристы.
 
Очевидно, что приход к власти Д. Трампа в определенной мере откроет новые возможности для урегулирования конфликта в Сирии, но излишних иллюзий строить не стоит. Учитывая яркую антииранскую позицию нового президента США, трехсторонние усилия РФ, Турции и Ирана по созданию регионального диалога по безопасности вряд ли вызовут восторг в Вашингтоне.
 
Тем не менее, если и есть шанс решить сирийский конфликт, то находится он именно в Астане.
 
"Ритм Евразии"
 Ольга СУХАРЕВА
http://www.inozpress.kg/news/view/id/50381
Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика