Центральная Азия – 2016: изменения конституции, экономический кризис, борьба с террористами и надежды на мегапроекты и … региональное сотрудничество

Регион / Политика    9 янв., 14:25, 2017 г.    149

Экономические проблемы 2016 года ударили наиболее сильно по двум энергетическим экспортерам региона – Казахстану и Туркменистану. В Казахстане, помимо экономических трудностей, выпукло обозначились вызовы, связанные с протестной мобилизацией населения и очередной актуализацией угрозы религиозного экстремизма. Способность управленческой элиты адекватно и эффективно реагировать на возникшие трудности – главный вопрос текущей политической повестки.

Власти Туркменистана, столкнувшись с серьезным сокращением бюджета, понимают, что не могут сдержать государственные субсидии на том же уровне. Готовность к кризису и способность им управлять оказались на низком уровне. Государственное обеспечение, которого хватало вдоволь, позволяло создать атмосферу безопасности, но, как оказалось на деле, система требует реформ и незамедлительных.

В Кыргызстане 25-летие независимости было встречено новым политическим кризисом. На День независимости президент Атамбаев обрушился с критикой на соратников по революции, обвинив бывших членов Временного правительства в организации клеветнической кампании против него. Присутствовавшая на мероприятии Роза Отунбаева даже покинула трибуну в знак протеста. Это выступление президента было расценено аналитиками как отмежевание от своих соратников по революции и решимость провести референдум по изменению конституции.

Окончательное усиление власти Рахмона и его семьи, не менее уверенная победа над оппозицией, радикализм, проблемы мигрантов, проблемы банков, возобновление строительства Рогунской ГЭС, и первая в истории олимпийская золотая медаль – уходящему 2016-ому году есть чем войти в историю Таджикистана.

Уходящий год для Узбекистана стал эпохальным из-за неожиданной смерти президента Ислама Каримова, бессменно руководившего страной в течение 27 лет. Прямая трансляция похорон бессменного президента по национальному телевидению, потерянные и рыдающие люди, наверное, станут самими запоминающими символами уходящего года, завершившего эпоху Каримова.

Изменения конституции

Тенденция цементирования вечной семейной власти в Таджикистане приняла откровенные формы в этом году. В мае 94,5% проголосовавших в референдуме высказались за изменения в конституцию, по которым президент Рахмон может бесконечное число раз выдвигаться на должность президента или выдвинуть туда своего молодого сына Рустама, которому референдум тоже открыл дорогу к президентству после снижения возрастного ценза от 35 до 30 лет.

Рустаму сейчас 29 лет и он возглавляет очень сильное ведомство в стране – Агентство по борьбе с коррупцией. Великолепную карьеру также делает его сестра Озода, которая начала уходящий год в должности руководителя исполнительного аппарата президента – должность, которая в стране считается выше министерской по степени близости к президенту. Озода Рахмон в мае была также избрана в верхнюю палату парламента, где еще и возглавила Комитет по правовому обеспечению конституционных основ, прав и свобод человека, гражданина и законности. В этом году первую руководящую должность также получила одна из младших дочерей президента – Рухшона, которая стала заместителем руководителя департамента по работе с международными организациями в МИДе страны.

Сам президент Рахмон, который начал 2016 год с титулом Лидера нации, Основателя мира и национального согласия после подписания соответствующего закона в декабре 2015 года, в этом году продолжал насаждать культ личности. В 2016 году в стране впервые отметили День Президента 16 ноября. В этот день в далеком 1992 году Эмомали тогда еще Рахмонов впервые был избран на высший пост страны. Год 2016-й проводили обсуждением появления портрета Лидера Нации на купюре в тысячу сомони, которая, если будет выпускаться, станет самой высшей по номиналу банкнотой в стране.

В Кыргызстане также провели изменения в конституцию. Несмотря на сопротивление оппозиционных групп и на заложенный в самой конституции запрет на внесение поправок до 2020 года, властям удалось добиться проведения референдума по конституции. Явка на референдуме 11 декабря 2016 г. была одной из самых низких в истории Кыргызстана – 40%, и из общего числа проголосовавших около 80% проголосовали за принятие поправок. В конституцию внесено около 30 поправок, в том числе поправки, серьёзно усиливающие исполнительную власть. Чтобы склонить общественное мнение в пользу референдума, власти акцентировали внимание общества на тех поправках, которые, по мнению инициаторов, помогут стране лучше бороться с терроризмом, защищать традиционные ценности и нормы, а также поставить заслон вмешательству во внутренние дела со стороны международных организаций. Так, в новой конституции вводится возможность лишения гражданства, например, за вовлечение в террористическую деятельность, отменяется приоритет международных договоров по правам человека, а семьей признается только союз мужчины и женщины.

Если кто-то считает, что решения и действия во внутренней политике Туркменистана происходят внезапно, то очень сильно ошибается. В предстоящем 2017 году предстоят выборы президента Туркменистана. Нынешний президент служит свой второй пятилетний срок. В связи с предстоящими перевыборами, правительство заблаговременно начало пересмотр и внесение поправок в конституцию. В сентябре 2016 года на совете старейшин были приняты поправки в конституцию Туркменистана, продлевая срок пребывания нынешнего президента Туркменистана на своем посту до конца его дней.

В начале 2016 года новая редакция конституции была вынесена на общественное обсуждение в национальной газете «Нейтральный Туркменистан». Все желающие могли высказать свое мнение и направить комментарии в национальный Меджлис (Парламент). Однако именно совет старейшин утвердил финальный вариант конституции в том виде, который позволяет нынешнему президенту страны баллотироваться на следующий срок в 7 лет неограниченное количество раз. А в конце года развернулась предвыборная гонка 9 кандидатов. Важно отметить, что количество кандидатов стало значительно больше. Четверо являются представителями существующих политических партий, что, несмотря на существующие недостатки системы, все же является признаком перемен в политической жизни.

Проекты будущего

В 2016 году были начаты сразу несколько мегапроектов Центральной Ащии. 11 мая 2016 года в Душанбе прошла официальная инаугурация миллиардного проекта CASA-1000. На мероприятии приняли участие президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай, а также официальные лица Кыргызстана и Пакистана. Другим значимым событием 2016 года стало открытие железнодорожного пути Атамырат-Ымамназар-Акина между Туркменистаном и Афганистаном. Президенты двух стран приняли личное участие в церемонии открытия и запустили первый состав на трассе. Задача данной железной дороги является транспортировка нефтепродуктов через Афганистан.

29-го октября в ходе помпезного мероприятия президент Таджикистана Эмомали Рахмон сел за руль трактора и самолично перекрыл русло реки Вахш для возобновления работ по строительству Рогунской ГЭС. Узбекистан никак не отреагировал.

А в начале декабря в казахстанском городе Атырау прошла официальная презентация Кашаганского месторождения. Консорциум NCOC, оператор разработки Кашагана, официально начал коммерческую эксплуатацию месторождения, после неудачного запуска в 2013 году и затяжной разработки.

Узбекистан просыпается или новая региональная политика

Смена власти в Узбекистане не внесла сумятицу (смерть Ислама Каримова оказалась такой неожиданной, что даже узбекская оппозиция не смогла координироваться), и общество быстро привыкло к энергичному подходу своего нового лидера в лице Шавката Мирзиёева. Хотя тот обещает продолжить дело и политику Каримова, многие обещанные им реформы были встречены населением с искренним энтузиазмом. Наблюдатели фиксируют подъем общественного настроения и веру в то, что «пришло время, когда государственные органы должны служить народу, не народ государству».

Популярности новому президенту добавили такие инициативы, как открытие вирутальной приемной, снятие разных ограничений. В столице заново открыты центральные улицы, закрытые при Каримова в целях безопасности, снят негласный запрет на известных поп-исполнителей, попавших было в немилость властей, одним за другим снимаются с должности губернаторы и руководители за невнимательность к жалобам граждан, и главное, то, что президент стал говорить о проблемах открыто и естественно, стало достаточным, чтобы у общественности появилась надежда на изменение лучшего, на долгожданные реформы, и это волна не обошла даже оппозицию, некоторые представители которой начали поддерживать Мирзиёева, несмотря на то, что тот пока не собирается решать вопросы прав человека и политических свобод в стране.

Смерть Каримова стала поворотной не только для Узбекистана, но и для региона в целом.

В декабре президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев побывал в Самарканде. На встрече с президентом Мирзиёевом обсуждались вопросы интенсификации политического диалога и экономического сотрудничества между странами, в том числе вопросы развития эффективных транспортных коридоров и повышения транзитного потенциала не только двух стран, но и всего региона. Данный визит очень важен и для Кыргызстана, и для Узбекистана как свидетельство восстановления дружественных взаимоотношений. В последние годы отношения между двумя соседними республиками были непростыми. Позитивные сдвиги в отношениях с одним из ближайших соседей наметились с середины 2016 года, когда впервые состоялся диалог Ислама Каримова и президента Атамбаева в Ташкенте в рамках саммита ШОС. Уже после смерти Каримова состоялся визит представительной делегации Кыргызской Республики в Андижанскую область Узбекистана в октябре этого года и ответный визит делегации Республики Узбекистан в Ошскую область. Все эти события и нынешняя личная встреча двух президентов дали основание аналитикам говорить о потеплении и «перезагрузке» отношений между Узбекистаном и Кыргызстаном.

Примерно в то же время, то есть довольно быстро после переизбрания президента, узбекская делегация во главе с вице-премьером Рустамом Азимовом провела переговоры в Душанбе и была принята президентом Рахмоном, где обсуждался вопрос восстановления авиа и транспортного сообщения, также снятия визового режима между странами.

Но хотя в целом в региональной политике Узбекистана 2016 год стал действительно прорывным, контуры будущих отношений в регионе еще неясны. Пока неизвестно, поменяются ли позиции Ташкента по поводу спорных вопросах, как с водой, так и по приграничным проблемам. Молчание Ташкента во время помпезного начала строительства Рогунской ГЭСа может быть знаком, что новое руководство Узбекистана будет вести себя иначе, чем Каримов.

Во внешней политике Узбекистана тоже неясно будут ли серьезные сдвиги и Мирзиёев при каждом удобном случае повторяет, что курс страны, основанный первым президентом, не изменится, страна будет вести сбалансированную политику и не будет присоединяться к политическим и военным блокам.

Но при голосовании в ООН по вопросу Крыма в ноябре и декабре Узбекистан впервые поддержал Россию, при Каримове страна воздерживалась в подобных голосованиях или даже голосовала против России. Ожидается также, что свой первый официальный визит Мирзиёев совершит в Россию по приглашению Путина. Российские олигархи (Алишер Усманов) проявляют интерес к инвестированию в Узбекистан.

Казахстан — стандартные выборы и нестандартные митинги

Самым примечательным событием начала 2016 года в Казахстане стало проведение досрочных выборов в Мажилис, которые, согласно официальной риторике, должны были «мобилизовать общественные и политические ресурсы в условиях экономического кризиса и в дальнейшем помочь более эффективной реализации антикризисной программы президента». Прошедшие строго по сценарию властей выборы должны были в очередной раз продемонстрировать, что Акорда способна полностью контролировать ситуацию в стране и работать на упреждение социальных и политических рисков. Выборы, действительно, прошли без эксцессов, и был получен вполне ожидаемый результат. Даже медиа-скандалы по поводу проживания вновь избранных депутатов в люксовых номерах в Астане не смогли нарушить общее ощущение стабильности и предсказуемости общей ситуации в стране.

Однако управляемость внутриполитической ситуации оказалась скорее иллюзией, как и способность Акорды предвидеть возможные риски. Предложенные правительством изменения в Земельный кодекс о передаче сельскохозяйственных угодий в аренду иностранцам вызвали серьезную волну общественного недовольства. Весной 2016 года в ряде городов страны прошли митинги с требованиями не допустить передачи земли в аренду иностранцам. Помимо явных обвинений правительства в продаже интересов страны, в обществе значительно усилилась антикитайская риторика. Эксперты назвали эти митинги результатом накопившегося негатива за предыдущие провалы властей в экономической политике, а также общего уровня недовольства населения. В этой ситуации явно обозначилась проблема ограниченности инструментов, которыми власть могла повлиять на нестандартную ситуацию. Переговоры и разъяснения официальных лиц оказались малоэффективны. Протестную волну удалось сбить только после того, как президент объявил мораторий на изменения в Земельный кодекс, и была создана Комиссия по земельным вопросам.

Земельные митинги стали, пожалуй, первым за период Независимости открытым проявлением кризиса в отношениях между властью и гражданами страны. Быстрая самоорганизация людей против решения правительства и массовый характер выступлений серьезно напугали руководство страны. В попытке не допустить эскалации были приняты сверхмеры по обеспечению безопасности, в том числе силовой разгон митинга в Алматы с задержанием активистов и участников. В дальнейшем уголовные дела были заведены в отношении т.н. «лидеров» массовых протестов в лице М.Бокаева и Т.Аяна. Задержали также «организатора» этих выступлений – Т.Тулешова, который, по версии властей, хотел совершить переворот и захватить власть в стране.

Ситуация вокруг митинга запомнилась также тем, что вкупе с силовыми методами широко были использованы приемы по манипуляции общественным сознанием. Например, сенсацией стала новость, которую распространил один из центральных каналов о том, что участники митинга были проплаченными, и есть третьи силы, которые пытаются дестабилизовать ситуацию в стране. В социальных сетях эта информация была названа грубой пропагандой и стала поводом для саркастических интернет-мемов.

В целом, год оказался насыщенным на аресты знаковых общественно-политических фигур, начиная от известных журналистов, редакторов СМИ, заканчивая представителями и экс-представителями властей. В этой связи эксперты предположили об усилении в Казахстане внутриэлитной борьбы за экономические ресурсы и политическое влияние в условиях приближения постназарбаевского периода.

Валютный кризис продолжается

В то время как казахстанцы до сих пор болезненно вспоминают девальвацию-2015, снизившую их доходы почти в два раза и значительно отразившуюся на потреблении, в других странах региона резкое снижение валютной выручки даже создало дефицит долларов.

В 2007 году, после смерти первого туркменского президента Ниязова, одной из реформ нового правительства Туркменистана было уравнивание банковского и рыночного курсов валют. Но в 2016 году в стране приостановили конвертацию для предпринимателей и жителей в целях сохранения валюты внутри страны. Вслед за этим последовало ограничение переводов валюты за рубеж по системе Western Union. В результате в стране вновь образовалась система двух курсов, где банковский составляет 3,5 манат, а рыночный колеблется в пределах 6,5-7 манат.

В Таджикистане власти предприняли немалые усилия, чтобы стабилизировать курс сомони по отношению к доллару административными мерами. Доллар, который за год вырос от 5,30 сомони (01.01.2015) до 7,11 сомони (01.01.2016), пока так и не перешагнул за психологическую отметку в 8 долларов, не дотянув пару дирамов. Во многом этого удалось достичь, благодаря жестким мерам по пресечению торговли в долларах и закрытию всех частных обменных пунктов.

А в Кыргызстане местная валюта, сом, напротив, укрепилась по отношению к доллару. В Кыргызстане, который стал членом ЕвразЭС, выросли трансферты мигрантов (в рублевом выражении), а также росту валютной выручки способствовал рост цен на золото. С другой стороны, укрепление сома может повредить внешней конкурентоспособности страны в рамках того же ЕвразЭС.

Сокращение притоков иностранной валюты в Казахстане и Таджикистане отразилось на состоянии банковского сектора. В Казахстане банки, чрезмерно перекредитовавшиеся сами и перекредитовавшие экономику в тучные годы, оказались зависимы от государственной поддержки. Государственные деньги – главный источник банковского кредитования, а также депозитов. В Таджикистане в 2016 году три крупных банка прекратили выплаты своим клиентам. Зарплаты и вклады застряли в “Тоджиксодиротбонке”, “Агроинвестбонке” и “Тоджпромбонке”. Только в декабре, по данным некоторых СМИ, правительство Республики Таджикистан выделило три миллиарда сомони для спасения всех трех банков от банкротства. В Казахстане для Qazkom – крупнейшего банка страны — государство может выделить до 1,5 трлн тенге ($4,5 млрд).

Терроризм под прицелом

Для стран Центральной Азии главным вызовом безопасности оказываются не социальные протесты, а террористическая деятельность радикальных ячеек. Летом 2016 года в Казахстане произошло сразу два теракта – в Актобе и Алматы, тем самым вновь обозначив проблему радикализации части казахстанского общества под влиянием джихадистской идеологии. В случае Актобе большая группа молодых людей совершила нападение на оружейный магазин и воинскую часть, в результате чего насколько человек были убиты, а десятки ранены. В Алматы теракт произошел по еще более невероятному сценарию – один человек напал на пункт полиции и в одиночку убил нескольких представителей правоохранительных органов.

Реагируя на эти события, власти, главным образом, сконцентрировались на принятии дополнительных мер по повышению общественной безопасности и усилении полномочий силовых структур. Одновременно с подачи президента развернулась дискуссия о роли салафизма в радикализации казахстанских граждан. Неоднократно поднимались инициативы о запрете этого религиозного течения, но созданное профильное ведомство заявило об отсутствии такой необходимости.

В Таджикистане в начале года глава МВД Рамазон Рахимзода приводил цифры, согласно которым до 1000 таджиков примкнули к запрещенному Исламскому государству (ИГ), 61 вернулись на родину и 148 были убиты в боях. В самом Таджикистане в прошедшем году активно находили и сажали тех, кого заподозрили в связях с запрещенным ИГ. В феврале 13 жителей Норака в Хатлонской области приговорили к срокам от 10 до 27 лет за публичное поднятие флага ИГИЛ, а в мае за то же самое двое молодых душанбинцев получили по 4 и 6 лет тюрьмы. 14 жителей Евона, Хатлонский район, в часе езды от Душанбе, задержали за “классы” пропагандистскому видео ИГ в Одноклассниках, десятерых после выпустили, а что случилось с четырьмя, неизвестно. В этом году первая женщина получила тюремный срок за присоединение к ИГИЛ: 34-летнюю Зарину Сардорову отправили за решетку на 13 лет. А вот вторую жену бывшего командира ОМОН выпустили из вида и Хумайро Мирова, бывшая пресс-секретарь Таможенной службы во времена, когда там главой еще был сын президента Рустам Эмомали, со своими четырьмя детьми сбежала в Сирию и примкнула к мужу, Гулмуроду Халимову. Сам Гулмурод Халимов, по некоторым данным, в этом году заменил на посту главного военачальника запрещенного Исламского государства ликвидированного чеченца Омара аш-Шишани. Данная информация позже была опровергнута другими источниками.

Другому таджикскому военному, молодому пограничнику из Куляба, не удалось примкнуть к Талибану, так как его задержала афганская сторона после незаконного пересечения границы и передала Таджикистану, где его осудили на 17 лет.

В этом году в Согдийской области Таджикистана на севере страны также проводилась зачистка среди имамов мечетей, которых вообще-то назначают власти и выплачивают им зарплату. Таджиков по подозрению в участии в террористической организации ИГ задерживали не только в самом Таджикистане, но и в Турции, России и даже в Германии.

В Кыргызстане 30 августа в Бишкеке произошел теракт, целью которого было китайское посольство. Неизвестный на автомобиле протаранил ворота посольства Китая и подорвал себя на его территории. В результате взрыва пострадали три гражданина Кыргызстана, единственный погибший при взрыве — сам смертник. До этого, в июле, президент страны Атамбаев распорядился развесить по столице баннеры, на которых были фотографии, изображавшие женщин в национальной одежде и национальных головных уборах «элечек», и рядом — женщин с закрытыми лицами в мусульманской одежде белого и черного цвета. Под фотографиями была надпись «Бедный мой народ, куда мы идем?». Баннеры стали частью акции, инициированной Атамбаевым и нацеленной против навязывания чужой культуры и ценностей под видом религии. Дискуссия в обществе вокруг этих баннеров развернулась нешуточная и держала в напряжении социальные сети и СМИ более месяца. Эти дискуссии показали глубокое разделение общества, усиление влияния религии и нарастающую конкуренцию светской и религиозной идентичностей.

Каждый год международные эксперты пророчат Туркменистану конфликты на границе и вторжение Талибана. Однако пока Туркменистан неуклонно следует политике добрососедства и продолжает поддерживать северные регионы Афганистана, таким образом, создавая щит от агрессивных формирований. Напротив, в 2016 году Талибан заявил о намерении обеспечивать безопасность экономическим проектам на территории Исламского Эмирата, в число которых входят проекты Туркменистана — газопровод ТАПИ, энергетический проект CASA-1000, строительство железной дороги Атамырат-Ымамназар-Акина.

Внешние связи

В центральноазиатский регион в 2016 году приезжали многие. В апреле 2016 года Душанбе навестил председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, который встретился с президентом Эмомали Рахмоном. Это был не единственный контакт Лидера таджикской нации с европейцами в 2016 году. Президент Рахмон в октябре правил балом на Будапештском водном саммите, а после гулял по Праге с чешским президентом. Также его в этом году принимали в Индонезии, Индии и в Шри-Ланке. Всякие визиты в рамках ОДКБ и СНГ в страны ближнего зарубежья отбросим, но, наверное, оставим тот факт, что президент Рахмон был единственным высшим руководящим лицом, кто, следуя восточным традициям и вопреки дипломатическому протоколу, своими руками поднял гроб президента Ислама Каримова, с которым у него были натянутые отношения все эти годы.

В августе Таджикистан вместе с Пакистаном и Афганистаном присоединился к военному альянсу Китая по борьбе с исламским военным радикализмом, а в октябре проводил совместные военные учения с Китаем на своей границе с Афганистаном. На этих военных учениях были задействованы, по меньшей мере, 10,000 солдат.

Кыргызстанцам запомнился визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Кыргызстан 14 июля 2016 года. Многие надеялись на то, что удастся привлечь внимание Германии, да и всей Европы к Кыргызстану, тем самым наладить многовекторную внешнюю политику. В декабре 2016 года в Кыргызстан прибыл с официальным визитом президент Исламской Республики Иран Хасан Роухани. По итогам визита были подписаны ряд двусторонних документов о сотрудничестве, в том числе программа долгосрочного сотрудничества на 2016-2026 гг. и ряд меморандумов о сотрудничестве в различных сферах, состоялся кыргызско-иранский  бизнес-форум. Визит иранского президента в Казахстан и Кыргызстан показывает, что Иран активизирует свою внешнеполитическую деятельность в Центральной Азии после отмены международных санкций. Президент Роухани также посетил Армению в ходе своего регионального турне. Поэтому аналитики связывают визит иранского руководителя также с интересом к ЕврАзЭС. Предположительно, в 2017 году Иран может подписать соглашение о свободной торговле с ЕврАзЭС.

В то же время отношения Туркменистана с Ираном оставляют желать лучшего и особо обострились после отмены санкций и отказа Ирана выплатить 2 миллиарда долларов долга за поставку газа с 2012 года. Более того, в последние два месяца 2016 года Иран несколько раз заявлял о том, что прекратит импортировать газ из Туркменистана. Официальные лица Ирана заявляют, что сумму долга необходимо пересмотреть, т.к. оплата проводилась бартером во время периода санкций.

Неоднократные взаимные визиты представителей высшей власти России и Туркменистана вызвали немало версий в 2016 году – получение российского кредита, приглашение вступить в ЕврАзЭС или ОДКБ, или даже возможность открытия военной базы. Президенты Бердымухамедов и Путин встречались дважды, генералы обоих стран проводили встречи, а министр иностранных дел Сергей Лавров был в Туркменистане для урегулирования вопросов поставки газа и открытия нового посольства России.

В действительности, одной из причин интенсификации сотрудничества Туркменистана с Россией может быть нарастающая необходимость укреплять афганскую границу и военную мощь в связи со строительством газопровода ТАПИ, который должен быть сдан в эксплуатацию в конце 2019 года. С другой стороны туркменские власти уже провели реформу и модернизацию армии и системы обороны, а также приняли новую военную доктрину в 2016 году. Поэтому дальше координации действий и совместных учений переговоры с Россией не продвинулись.

В 2016 году Туркменистан избрали вице-председателем 71-й сессии Генассамблеи ООН, проводилось немало конференций, для участия в Глобальной конференции по устойчивому транспорту, которая прошла в Ашхабаде 26-27 ноября, в страну прибыл бывший Генсек ООН Пан Ги Мун. Туркменистан стал первой страной в регионе, где в течение года были рассмотрены, адаптированы и приняты ЦУР (цели устойчивого развития).

Казахстан добился многого во внешней политике – устоял в турбулентных отношениях России с Турцией, но главное, Казахстан займет кресло непостоянного члена Совета Безопасности ООН в 2017 году.

Мигранты

Несмотря на то, что положение трудовых мигрантов из Кыргызстана, которые работают на территории ЕврАзЭС, улучшилось (хотя количество не увеличилось), печальным событием 2016 года стал пожар в одной из московских типографий 27 августа, в котором погибло 17 женщин, 14 из которых были гражданками Кыргызстана. Дискуссии о проблемах трудовых мигрантов, работающих за пределами страны, и о неэффективности политики государства в области трудовых ресурсов и миграции развернулись в информационном пространстве с удвоенной силой.

Число таджикских трудовых мигрантов в России в этом году сократилось — согласно официальной статистике, в первой половине этого года их было на 7 процентов меньше, чем в этот же период прошлого года. В мае произошло знаменательное событие, которое, наверное, изменит роль таджикской диаспоры в России. Обычно тихие таджикские гастарбайтеры, готовые за мизерную плату приняться за любую черную работу и поделиться кровными деньгами и с рэкетирами, и с полицейскими, лопатами пошли на чеченских рэкетиров на Хованском кладбище. Кровавая бойня могильщиков и рэкетиров, у последних было огнестрельное оружие, привела к гибели трех таджиков, убитых на поле боя, а несколько десятков доставили в больницы. Проблему подняли даже в обычно тихом таджикском парламенте.

В конце года к проблемам трудовых мигрантов добавилась “воздушная война” между Россией и Таджикистаном, когда страны не могли договориться о количестве обслуживающих мигрантов высокими ценами авиакомпаний. В результате пострадали сотни пассажиров, в основном мигранты, застрявшие в аэропортах в канун Нового Года.

О спорт!

На Олимпиаде в Рио в 2016 году центральноазиаты радовались — 17 медалей Казахстана, триумф узбекских боксеров и харизматичного метателя молота Дилшода Назарова.

Вторые Всемирные игры кочевников, которые состоялись с 3 по 8 сентября 2016 на Иссык-Куле, прошли с большим успехом. Некоторые назвали игры кочевников аналогом олимпиады для кочевых народов. В программу игр было включено 26 видов спорта, и в разыгрывании медалей участвовали спортсмены из 62 стран мира. «Если бы Чингиз-хан был жив, он бы хотел быть сейчас на Играх кочевников». Под таким заголовком, британская The Guardian напечатала статью, посвященную Играм кочевников на Иссык-Куле. Как показали результаты социологического опроса, проведенного консалтинговым агентством «SIAR», 73% респондентов положительно оценили Игры кочевников как мероприятие, способствовавшее формированию положительного имиджа Кыргызстана, а 15% предложили проводить игры на постоянной основе. При этом около 11% респондентов выразили сомнение в целесообразности проведения дорогостоящего мероприятия, учитывая размер внешнего долга страны.

 

http://caa-network.org/archives/8179

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика