Уйдёт ли НАТО из Афганистана?

Афганистан / Политика    5 янв., 14:24, 2017 г.    115

Автор: Анна Королевская

22 декабря в «южной столице Казахстана» городе Алматы состоялся круглый стол «Присутствие НАТО в Афганистане: промежуточные итоги и перспективы, влияние на регион». Организатором мероприятия выступил Центр Льва Гумилева.
Промежуточные итоги нахождения сил ISAF в Афганистане, этнорегиональную специфику и взаимоотношения региональных лидеров, влияние присутствия коалиционных сил на процессы незаконного производства и распространения наркотиков, вероятные сценарии развития ситуации и перспективы сотрудничества стран региона и НАТО обсудили эксперты Центра Льва Гумилёва, политологи-востоковеды из России, Казахстана, Афганистана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизстана в конференц-зале отеля «Амбассадор».

Павел Зарифуллин, директор Центра Льва Гумилева, в своем выступлении подчеркнул, что: «Вопросами взаимодействия НАТО, России и стран Центральной Азии Центр Льва Гумилева занимается уже несколько лет, два года назад на нашей конференции выступили руководитель координационного центра НАТО в РФ Роберт Пшель и глава американской аналитической организации Stratfor Джордж Фридман.
Позиция Роберта Пшеля была предсказуема, он выступал за целесообразность присутствия сил НАТО в Афганистане, в свою очередь господин Фридман уже тогда заявлял о том, что роль НАТО будет снижаться, поскольку североатлантический альянс давно пережил те цели, которые ставились при его создании. Сегодняшний баланс сил в мире в любой момент может измениться.
Несмотря на фактическую удаленность Афганистана и Сирии от рубежей России, вероятность распространения террористической угрозы на территории Евразии достаточно велика. Вопросы, которые мы обсуждаем сегодня во многом касаются каждого из нас».

Ахмадулла Васток, руководитель Афганского культурного центра «Ариана» в Алматы, в своем выступлении отметил: «Присутствие сил НАТО в Афганистане довольно наболевший вопрос.
Так сложилось, что наши американские друзья совсем не разбираются в психологических тонкостях и ментальности азиатских народов, климатических особенностях региона, здесь сразу же возникает ряд трудностей, к примеру, американское вооружение быстро приходит в негодность, в отличие от российского вооружения.
Мы видим, что действия российских военных в Сирии против боевиков ДАИШ намного более эффективны, нежели действия сил НАТО и США в Афганистане на протяжении десятилетий.
Возможным выходом из создавшейся ситуации может стать сотрудничество таких организаций как ШОС и ОДКБ с НАТО и США, такое взаимодействие позволит стабилизировать ситуацию с безопасностью в Афганистане».

Князев Александр, политолог, ученый-востоковед, озвучил свою позицию относительно заявленной темы следующим образом: «Начиная с 1838 года, когда началась первая англо-афганская война, и по сегодняшний день, любые конфликты, в том числе и военного характера, на территории Афганистана имеют не столько внутреннюю подоплеку, сколько зависят от длительного геополитического противоречия между крупными внешними центрами, такими как США, Россия, Китай, странами Персидского залива.
С этим в большей мере связано то, что за последние несколько десятилетий процесс утверждения государственных институтов в Афганистане так и не смог завершиться, чем объясняется и слабость государственности и наличие тех самых внешних причин того, что сейчас происходит в Афганистане.
В связи с этим, вопрос присутствия сил НАТО в Афганистане не может быть решен внутри страны, он должен быть решен путем нахождения консенсуса между внешними центрами, главными из которых сейчас являются США и РФ, НАТО скорее выступает инструментом, субъектом нежели активным объектом этой игры.
Поскольку у Москвы со времени подписания женевских соглашений по выводу войск из Афганистана нет собственного проекта в стране, то будущее военного присутствия иностранных сил будет решаться скорее теми странами, чья позиция относительно Афганистана определена предельно ясно. Произойдет столкновение интересов политического проекта США и экономического проекта Китая. Россия в этом случае может рассчитывать лишь на статус «при участии».
Несмотря на то, что в предвыборной программе нового президента США Дональда Трампа Афганистан не упоминается, одним из ключевых пунктов обозначено противодействие распространению влияния Китая. Афганистан выступает в этом случае лишь одной из наиболее важных политических площадок, на которых сталкиваются интересы этих держав. К этой борьбе против монополии Китая подключается и ведомая Западом и Израилем Индия.
На сегодняшний день в Пекине присутствует достаточно высокий уровень раздражения тем, что происходящее в Афганистане препятствует реализации масштабных китайских трансграничных проектов экономического освоения Азии, для китайцев принципиально важна стабилизация обстановки в Афганистане. Пекин будет вынужден искать инструменты для оказания влияния на сферу безопасности в стране.
Помимо антикитайской позиции нового американского президента, не стоит забывать, что многие проблемы, связанные с дестабилизацией ситуации в Афганистане, имеют пакистанское происхождение. Последние два-три года Пакистан разрывают противоречия, прозападную направленность правящей элиты начинает размывать присутствие китайских денег. Все большая часть правящих кругов Пакистана начинает склоняться в сторону реализации в стране интересов Пекина, завершение этого процесса в значительной мере повлияет на ситуацию с безопасностью в соседнем Афганистане.
Возвращаясь к вопросу, касающемуся присутствия сил НАТО в стране, неоспорим тот факт, что текущая власть в стране существует благодаря наличию военных баз ISAF в Кабуле и других провинциях, натовцы играют немаленькую роль стабилизирующего фактора.
Кроме того, не стоит списывать со счетов происходящее в самом Афганистане. По последним данным, и.о. губернатора провинции Балх Атта Нур подписал соглашение о взаимодействии с президентом Ашрафом Гани и, возможно, заменит на посту вице-президента протурецкого Абдулрашида Дустума, кроме того не исключено, что Нур сможет стать новым главой исполнительной власти в стране. Провинция Балх остается одной из самых спокойных провинций в Афганистане, и Атта Нур признает тот факт, что немаловажную роль в этом играет присутствие немецкого контингента ISAF.
Что касается непосредственно войск НАТО, они, действительно, совершают много ошибок, что множит недовольство среди местного населения вплоть до желания кровной мести. Американцам очень сложно адаптироваться к восточной специфике».

Султан Акимбеков, директор Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента Казахстана, выразил свое мнение следующим образом: «На нынешний фактический момент, в связи с межобщинной разобщенностью Афганистана, западники в стране — это и проблема, и, одновременно, решение. Именно они выступают посредниками и объединяющим, стабилизирующим фактором между разными общинами, которые, в противном случае, вступили бы в жесткую конфронтацию, заручившись поддержкой той или иной внешней стороны.
Хотя ключевой фактор нестабильности на сегодняшний день, даже не присутствие натовских войск, а то, что силы национальной безопасности Афганистана скорее полицейское образование, нежели полноценная армия, без единиц тяжелого вооружения, и критически зависят от американской воздушной поддержки и американского финансирования.
В связи с приходом к власти нового американского президента, вероятность того, что американский контингент покинет Афганистан, теоретически существенно возросла. И здесь возникает закономерный вопрос, какие силы будут балансировать возникшую внутриполитическую лакуну во избежание конфликта интересов разных общин, и второй вопрос - как оставшиеся региональные игроки будут выстраивать в изменившихся условиях новую конфигурацию.
В этом году уходящая администрация Барака Обамы приняла несколько решений о продолжении финансирования афганской армии на период до 2020 года, $5-7 млрд в год американцы потратят на финансирование афганского государства, армии и полиции.
Сейчас американцы непосредственно имеют 9 баз, которые расположены в ключевых точках и обладают превосходством в вооружении и так далее.
Следуя американскому законодательству на пересмотр и отмену решений о продолжении финансирования практически всех госструктур Афганистана, Дональд Трамп в любом случае потратит от двух до трех лет, то есть на этот период американское присутствие в любом случае сохранится.
В случае же вывода американского контингента, Китаю, который на сегодняшний день предпочитает держаться в тени и не участвовать на прямую в стабилизационных процессах, придется занять более активную позицию, и здесь уже ключевую роль начнет играть ШОС, как площадка для конструктивного диалога региональных игроков».

Рафик Сайфулин, независимый политолог из Узбекистана, в своем выступлении отметил: «Попытки как советских, так и американских военных не принесли результата, и более того только мешали и продолжают мешать афганцам навести порядок у себя дома.
Сейчас главам государств стран азиатского региона стоит сфокусироваться и сформулировать новый проект в Афганистане, обозначить некую объединительную идею, где будут ответы на вопросы: что мы все вместе хотим от Афганистана? Что мы будем делать в отношении Афганистана? Как мы можем экологично помочь внутриафганскому урегулированию? Как нам действовать всем в одном русле?
Пока на эту тему только начинает задумываться экспертное сообщество. Как только ответы на вышеобозначенные вопросы будут получены, подключатся и профессионалы стратегического планирования, технологии реализации давно отработаны.
Но тут дело упирается в личную ответственность стран Центрально-азиатского региона, у которых «пока не горит, и слава Богу», ни Узбекистан, ни Таджикистан, ни Туркменистан, ни Киргизия не готовы «на все 100» включаться в проблемы соседа и взваливать на себя воз, который тащат американцы, до тех пор, пока не возникнет прямая непосредственная угроза безопасности внутри своей территории.
Многие до сих пор мыслят, исходя из личных шкурных интересов, проецируя такой же рваческий подход с минутной выгодой в отношении Афганистана.
А стоит уже начинать думать о нашем общем будущем, объединяться, формулировать и реализовывать практические проекты по примеру Китая».

Илхом Нарзиев, эксперт из Таджикистана, в своем докладе выразил беспокойство сложившейся ситуацией: «До того, как хорошо вооруженные и многочисленные войска НАТО прибыли в Афганистан, талибов весьма успешно сдерживали силы афганского Северного альянса.
В 2001 году войска НАТО смогли высадиться в Афганистане именно благодаря отрядам Северного альянса, которые смогли при поддержке авиации коалиционных сил вытеснить талибов из всех крупных населенных пунктов страны. За время пребывания в Афганистане коалиционные силы несколько раз меняли стратегию, но так и не смогли урегулировать обстановку с безопасностью в стране, ситуация ухудшалась год от года. 2015-2016 годы названы самыми худшими.
Антиправительственные группы активны в 32 из 34 провинций страны, в шести провинциях, где почти все уезды контролируются боевиками, ситуация критическая, административные центры этих провинций находятся продолжительное время в осаде. Даже в одной из прежде самых спокойных провинций Афганистана Балхе, и в этом заслуга в большей степени губернатора провинции Атта Мохаммада Нура, в 2016 году появились боевые формирования под флагом ДАИШ, выросло производство наркотиков.
По данным НАТО, афганская национальная армия в значительной степени укрепилась, вырос контингент, улучшилось вооружение, но по факту меньшие по численности и уступающие в вооружении формирования боевиков продолжают контролировать значительную территорию страны.
В парламенте Афганистана уже ставили вопрос о пересмотре соглашения о безопасности с США, поскольку по мнению афганцев американцы и союзники не выполняют своих обязательств по обеспечению мира и устранению производства наркотиков, более того в стране возросли опасения, что Афганистан, который становится зоной соперничества США и России, может стать «второй Сирией».

 

http://polit-asia.kz/index.php/analytics/1932-ujdjot-li-nato-iz-afganistana

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика