Мохиуддин Мехди: Региональная интеграция является последним шансом на урегулирование афганского кризиса

Афганистан / Политика    4 янв., 15:13, 2017 г.    76

Мохиуддин Мехди – депутат нижней палаты парламента Афганистана от северной провинции Баглан, член партии Исламского общества Афганистана (ИОА). Анализируя трехстороннюю встречу в Москве и последние шаги России и Китая, доктор Мехди отмечает, что новая позиция этих двух стран стала реакцией на попытки некоторых кругов внутри Афганистана в тайном сговоре с Саудовской Аравией, Турцией и США переместить нестабильность на север Афганистана. 

По мнению афганского депутата, в период после распада СССР Россия уже сталкивалась с подобной угрозой, исходившей от вышеперечисленных стран, а также Пакистана. В то время таким дестабилизирующим фактором были талибы, которых смог подавить Северный альянс. Однако сейчас, в отсутствие сил Северного альянса, возникает вопрос, к чьей помощи следует прибегнуть России, и кто станет тем инструментом, с помощью которого эта страна сможет преградить дорогу угрозе запрещенной в РФ группировки «ИГ»?

Афганистан.Ру: Господин Мехди, недавно мы были свидетелями трехсторонних консультаций в Москве с участием России, Китая и Пакистана. Кабул был крайне недоволен проведением этой встречи. Действительно ли отсутствие представителей афганских властей могло стать причиной возмущения Кабула или причина кроется в другом?

М.Мехди: Я полагаю, что в еще большей степени, чем правительство в Кабуле, этой встречей были встревожены люди в Афганистане. Особенно определенная часть афганского населения, а именно люди на севере страны, которые годами сражались с талибами и понесли значительные потери и жертвы. Нынешняя позиция России и Китая повергла всех в изумление.

Разумеется, нам понятна обеспокоенность России и Китая. Мы осознаем, что именно их беспокоит. Но прибегать к столь ржавому и устаревшему оружию, каким является «Талибан», созданный Пакистаном в сотрудничестве с США и Саудовской Аравией, – это не конструктивно. Удивительно, что Россия отвечает на заговор, который, по ее мнению, США готовят против нее на севере Афганистана, используя старое оружие, которое было создано той самой Америкой. Мы не просто обеспокоены, мы еще и удивлены тем, что Москва и Пекин прибегли к подобному оружию.

Афганистан практически находится в состоянии войны с «Талибаном» и ежедневно теряет в среднем по 50 своих сынов из числа сотрудников Сил безопасности. Правительство Афганистана, несмотря на всю его слабость, ошибки и то, что оно порой само не ведает, что творит, не может не испытывать беспокойства в такой ситуации.

Афганистан.Ру: В заявлении, которое было опубликовано после трехстороннего заседания в Москве, была выражена озабоченность в связи с расширением влияния «ИГ» в Афганистане. Ранее в одной из своих статей Вы писали, что американцы перемещают «ИГ» на север Афганистана. Но в то же время имеется информация, указывающая на незначительное присутствие ИГ на севере страны. Как Вы считаете, насколько обоснованы опасения относительно проникновения ИГ на север Афганистана?

М.М.: Да, план по перемещению «ИГ» существует. Говорят, что «ИГ» внедряется на север через Бадахшан. Вопрос в том, откуда «ИГ»  проникает в Бадахшан, если не из Пакистана? Разве Бадахшан граничит с какими-то другими странами, помимо Китая, Таджикистана и Пакистана? Понятно, что игиловцы приходят из Пакистана.

В то же время, я считаю, что некоторые страны уделяют «ИГ» преувеличенное внимание. Эта группировка в Афганистане не является местным явлением, и поэтому ей будет очень трудно развиться и распространиться в этой стране. Мировоззрение «ИГ» не ограничивается только исламистскими компонентами, как это происходит в «Талибане». Помимо религиозных вопросов, у «ИГ» имеются и другие вполне конкретные лозунги, в том числе, этнические аспекты, связанные с арабским самосознанием. Это прочтение ислама не приживется на севере Афганистана.

Мы видели, как талибы подняли флаг «ИГ» во время первого нападения на Кундуз и после падения этой провинции. И они подняли свое знамя, как только поняли, что правительственные силы вновь возвращают себе Кундуз. То есть это было не более чем маскировкой, сменой флага и названия. Неужели можно допустить, что две столь великие державы, как Китай и Россия, не заметили и не разгадали эту игру?

Афганистан.Ру: На трехсторонней встрече в Москве был сделан акцент на расширении регионального сотрудничества. За прошедшие 15 лет страны региона не сыграли сколько-нибудь заметной роли в решении проблем Афганистана. Смогут ли они сейчас предложить какой-либо способ или план для выхода из нынешнего тупика?

М.М.: Я считаю, что региональная интеграция является последним шансом на урегулирование афганского кризиса. Афганистан и страны региона должны занять одну платформу и разрешить, наконец, все свои пограничные и исторические трудности.

Афганистан.Ру: Одним из вопросов, который более всего задавался в эти дни в афганских политических кругах, стал вопрос о том, каким образом две такие страны, как Пакистан и Россия, между которыми в прошлом существовали не слишком хорошие отношения, смогли сблизить свои позиции и довериться друг другу. Как случилось, что для решения афганского вопроса Москва прибегла к участию Пакистана?

М.М.: Мне представляется, что этому поспособствовали определенные круги в Афганистане, которые приложили немало усилий. В частности, если хорошенько присмотреться к многочисленным поездкам господина Карзая в Среднюю Азию и Россию, то можно заметить, что все они преследовали цель оправдать талибов и усилить их роль. А иначе в чем заключался смысл этих постоянных визитов в Москву? С самого начала было ясно, что определенные круги, в том числе господин Карзай, пытаются обеспечить связь талибов с Москвой. Господин Карзай сыграл на стороне Пакистана, и при этом проиграло правительство Афганистана. Афганское правительство с удивлением заметило, что упустило свои шансы в игре с «Талибаном» и больше не участвует в этой игре. По моему мнению, роль связующего звена в этой игре играют люди из команды Карзая.

Афганистан.Ру: Вы уже коротко охарактеризовали последние действия России и предположили, что региональные страны возлагают ответственность за дестабилизацию севера и перемещение туда «ИГ» на некоторые круги в Кабуле. С другой стороны, Вы утверждаете, что в Афганистане больше не осталось сил сопротивления, к которым могла бы прибегнуть Москва. Но разве в афганской власти нет людей, которые в прошлом были членами Северного альянса?

М.М.: Эти люди вписаны в общие рамки власти Афганистана и официально занимают антиталибскую позицию. Китай и Россия лучше других стран знают, что бóльшую часть Вооруженных Сил Афганистана составляют люди с севера и те, кто вчера имел отношение к антиталибскому сопротивлению. Мы видим, что самое большое количество тел погибших солдат везут на север через тоннель «Саланг». Это ясно и понятно всем.

Афганистан.Ру:  Почему лидеры бывшего Северного альянса не смогли сохранить свои контакты и связи с региональными союзниками?

М.М.: Я неоднократно говорил и продолжаю говорить о том, что остатки движения сопротивления или вчерашнего Северного альянса и оставшиеся в живых соратники национального героя Афганистана растеряли своих прежних союзников, во главе которых стояла Россия, в элементарной игре и совершили непоправимую ошибку, доверившись пришедшим в Афганистан американцам. Они забыли, что у США есть свои фишки и свои фигуры в этой игре. Таким образом, всеми победами и достижениями, которые были у нас за это время, и ради которых мы пожертвовали столькими людьми, в том числе Масудом, мы, как говорится, «лили воду на мельницу противоположной стороны». Сегодня они докатились до того, что ходят с протянутой рукой и выпрашивают подачки у этой противоположной стороны.

Я считаю, что будущее Афганистана, в той интерпретации, как это видится нам, а не талибам, будет связано с Россией и Средней Азией, одним словом, с ШОС.

Но для меня удивительно, что наши друзья избрали своими союзниками людей, которые являются нашими историческими противниками. Каким образом Россия могла забыть о том, что талибы официально признали чеченскую республику «Ичкерия» и первыми открыли там свое посольство!

Я надеюсь, что высокопоставленные лица в Российской Федерации пересмотрят свое отношение к докладам по Афганистану, которые предоставляют им их представители.

Афганистан.Ру:  Какой, по Вашему мнению, будет окончательная судьба политики Пакистана в отношении «Талибана», а также России и Китая?

М.М.: Мне представляется, что эта игра не будет длиться долго, поскольку Пакистан никогда не откажется от стратегии распространения своего влияния и планов по созданию обстановки нестабильности и кризиса в Средней Азии. Это часть стратегического курса Пакистана. Сегодня он играет в игру под названием «ИГ» и делает вид, что ему по пути с Россией и Китаем. Но реальность такова, что игиловцы проникают в Бадахшан и оттуда в Среднюю Азию через Пакистан. Вскоре Пакистан разожмет кулак, и правда выплывет наружу. Китай и Россия поймут, что они также оказались обманутыми в той же самой игре, в которой раньше были обмануты другие.

Афганистан.Ру:  Насколько Вы оптимистичны в отношении новой власти в Америке? Не изменится ли стратегия Вашингтона по борьбе с терроризмом в регионе? Не появятся ли в ней просветы для сотрудничества избранного американского правительства с Россией?

М.М.: По крайней мере, я не думаю, что правительство США станет давить на Пакистан, или что Пакистан поддастся на это давление. Пакистан не пойдет на установление мира. Эта страна преследует собственные конкретные цели. Кроме того, до тех пор, пока политическое руководство Афганистана не откажется от лозунгов, которые, по мнению Пакистана, идут вразрез с интересами этой страны, Исламабад не согласится на мир.

Однако в ходе избирательной кампании Трампа и после ее завершения мы наблюдали сигналы, свидетельствующие о том, что он пересмотрит свои подходы и свою политику в отношении региона.

Афганистан.Ру: В качестве заключительного вопроса хотелось бы спросить, кто виноват в нынешней ситуации в Афганистане?

М.М.: Сегодняшняя обстановка в Афганистане – это результат длительного процесса. По моему мнению, руководство коалиционными силами в Афганистане всегда находилось под давлением правительства и лично Хамида Карзая. Игра, которую они вели, привела к продолжению существования «Талибана» и к тому, что талибы остались в стране. Талибы, которые были полностью разбиты, вновь возродились, и от этой ситуации остался в выигрыше Пакистан.

Моджтаба Амири

 

http://www.dialog.tj/news/mokhiuddin-mekhdi-regionalnaya-integratsiya-yavlyaetsya-poslednim-shansom-na-uregulirovanie-afganskogo-krizisa

Назад

Актуально

  

Фотогалерея


Видео


Статистика