Россия и талибы глазами афганской политической элиты

Афганистан / Политика    27 дек., 15:53, 2016 г.    121

Поддержка талибов в целях безопасности, или противостояние России и Америки в Афганистане? После того как командующий миссии «Решительная поддержка» в Афганистане» заявил о действиях России, Ирана и Пакистана, направленных на укрепление потенциала террористов в Афганистане, посол России в Афганистане официально признал близость Москвы с талибами. Однако, на самом деле, что за политика стоит за высказываниями официальных лиц США и России?

На эти вопросы ответили в студии ToloTV депутат Волеси Джирги (нижней палаты парламента) Джафари Махдави, председатель партии «Нахзати Хамбастагии милли Афгонистон» («Возрождение национального единства Афганистана») Саид Исхак Гилани, эксперт по военным вопросам Джавид Кухистани и заместитель пресс-секретаря президента ИРА Шохусайн Муртазави.

— Какова цель близости России с талибами?

На вопрос ответил депутат Волеси Джирги (нижней палаты парламента) Джафари Махдави:

— Посол России ясно назвал страны, у которых есть связи с талибами – США, Британию, Германию, Италию, Китай, Катар, Эмираты и другие. Эти страны никак не прореагировали, не сделали никаких официальных заявлений по этому поводу. Если бы таких связей не существовало, эти страны непременно выступили бы с опровержениями, хотя бы отреагировали послы этих государств. Значит, слова посла России могут быть правдой, многие страны контактируют с талибами.

Суть контактов России с талибами имеет свою специфику. Это связано с особенностями внешней политики России, которая после прихода к власти Путина стала прозрачной, действенной (активной). Вы это видели на примере Восточной Европы, Украины, Молдовы, Сирии и, в конце концов, в Афганистане. Русские очень прозрачно и активно реагируют на возникающие проблемы. 

Мы сможем понять сущность отношений России к талибам, если проясним для себя несколько факторов. Первый фактор заключается в том, что мы должны понимать деятельность движения «Талибан». Во-вторых, ответить самим себе на вопрос каковы цели стран в установлении связей с талибами.

Являются ли талибы террористической группой или политической сепаратистской организацией? Или же являются неафганским, иностранным движением, которое зарабатывает на войне? Или талибы являются военно-политическим афганским объединением?

 Для начала нужно прояснить, каковы цели внешних игроков на момент установления связей с талибами.

Может цели стран заключаются в том, чтобы обеспечить свою безопасность? Хотят ли эти страны при этом укрепить свое политическое, культурное, экономическое, военное, или идеологическое влияние в Афганистане? Или же эти страны хотят использовать Афганистан как военную базу?

Если мы проясним для себя все эти вопросы, мы сможем выяснить сущность не только отношений России к талибам, но и отношений всех тех стран, о которых говорил посол России.

С какой целью находятся в Афганистане коалиционные силы НАТО во главе с Америкой? Мы не будем комментировать, каковы их истинные цели, но фактически они заявили, что находятся в Афганистане для обеспечения безопасности своих стран. И это присутствие официально признано ООН. Но мы, в первую очередь, должны учитывать интересы стран, которые имеют общие границы с Афганистаном, будь-то Россия, Пакистан, Иран, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, принимать их право выражать опасения по поводу политической ситуации в Афганистане.

Сегодня Афганистан, исходя из фактов о политической, военной ситуации, все читали отчет Asia Foundation, находится в числе тех стран, которые практически на грани распада. Нет сильного, организованного, упорядоченного правительства, которое контролировало бы все структуры.

Террористические группы в Афганистане стремительно усиливаются, талибы контролируют обширную территорию. Военный контингент большого количества стран, которые находятся на значительном удалении от Афганистана, присутствует в стране.

В такой ситуации, например, Пакистан имеет право беспокоиться о своих границах в связи с действиями Индии. Когда мы предоставляем право Америке находиться в Афганистане, у России появляется приоритетное право присутствовать в стране в связи с беспокойством по поводу своей безопасности.

С учетом того, что интересы стран, которые традиционно обвиняются в связях с талибами, например, Саудовской Аравии, государств Персидского залива, Пакистана, явно противостоят интересам России в регионе. Как получается, что Россия поддерживает группировку, созданную странами, интересы которых противоречат ее интересам?

Эксперт по военным вопросам Джавид Кухистани так прокомментировал ситуацию:

— После того, как международное сообщество прибыло в Афганистан, после событий в Ираке, мы были свидетелями множества сложных ситуаций: мятежей в Кашгаре, или Восточном Туркестане, в Наманганской долине, присутствия международных сил в Узбекистане, сложной ситуации в Киргизии. Было организованное нападение на юге Ирана, в Захидане, боевиками Хамида Регистани. Были созданы группировки «Джейш-ул Адр», а позже «Джейш-уль Акса». Можно вспомнить и некоторые другие события, есть о чем рассказать.

По моим данным, с 2009 года русские системно взялись за контроль над мятежами в Средней Азии, что было в прямых интересах России. У них был свой повод сомневаться в отношении поведения и стратегии США в регионе.

В 2009 году Фазыл Рабби перед тем как стать заместителем губернатора Урузгана, стал первым, кто наладил отношения талибов с русскими, посольством России. Позже, как я слышал, по указанию Карзая, в конце 2009 года Фазыл Рабби совершил Хадж, а после своего возвращения из Хаджа был убит в Таринкоте после вечернего намаза.

Его целью было донести послание русских представителю талибов Хошими Ватанволу, члену ЦК НДПТ Афганистана, который провел много лет в СССР, Рабби предполагал, что он будет доволен этими связями. Но с этими событиями связаны последовавшие затем смерти известных персон Матиуллы, Джона Мухуммад Хана и Хошими Ватанвола. Многие теракты и убийства в нашей стране были совершены, исходя из интересов других стран. 

С тех пор русские поддерживают контакты с боевиками, в попытке контролировать деятельность группировок, которые базируются на границе Афганистана и Пакистана среди талибов. Кори Фарук из Таджикистана, утверждает, что Тахир Юлдашев, основатель и лидер Исламского движения Узбекистана, был захвачен в плен в боях в Зурмате, но потом освобожден американцами и англичанами. Все операции, которые осуществлялись в Северном Вазиристане против террористических баз, никогда не были направлены против боевиков из Средней Азии. Абсолютное большинство боевиков Средней Азии никогда не подвергалось атаке международных сил.

Они без сопротивления действовали на севере Афганистана, в Гуртеппе, Чинордаре, Кундузе в 2008-2009 году, тогда об этом было много разговоров. Но и те лица, которые были захвачены в Гуртеппе, были освобождены иностранцами. Прибыли англичане и заявили, что «эти боевики являются членами Аль-Каиды, они нам нужны». Позже, в ходе следующей операции появилась информация, что эти же боевики снова участвуют в беостолкновениях. Один из них вновь попал в плен.

Это была запутанная политика, о которой вы не раз слышали из СМИ, из уст президента Карзая, некоторых губернаторов и командиров.

Не следует забывать, что существует еще и проблема наркотиков.

Источники в «Талибан» заявили, что в 2015 году заметную помощь, около $10 млн русские передали талибам, чтобы те не присоединились к ИГИЛ. Тогда еще не была известна судьба муллы Омара, но руководил боевиками уже Ахтар Мансур. Ожидалось, что весной 1394 года (2015 года) большинство территорий на севере Афганистана, в том числе Кундуз, Бадахшан, Фарьяб и Сарипуль перейдут к ДАИШ. Но этого не произошло, а Ахтар Мансур стал проблемой для иностранцев.

Спецслужбы США, ЦРУ, ФБР и другие проводят подрывную работу в Средней Азии. Все были свидетелями, как лидера террористической группировки «Джундуллах» Абдулмалика Реги, которого везли на базу Манас, сняли с самолета. Это все было открыто, и как Реги прибыл в Афганистан, и как он был подготовлен в Кандагаре, и как потом вылетел из Эмиратов с целью прибыть на базу Манас в Киригизии. Иранские истребители задержали самолет, а Реги повесили. Это один из примеров западных «связей с боевиками» в Афганистане. СМИ это зафиксировали, русские были вынуждены ради защиты своих интересов сотрудничать как с пакистанской разведкой, так и с Эмиратами вести переговоры, да и боевиками не брезговали. Заметно не только влияние русских на силовые и политические структуры Афганистана, но и их влияние посредством различных каналов в среде талибов, они их поддержали, чтобы, во-первых, они не действовали против их интересов в Афганистане, так и против интересов России в средней Азии.

Председатель партии «Нахзати Хамбастагии милли Афгонистон» («Возрождение национального единства Афганистана») Саид Исхак Гилани ответил следующим образом:

— Я думаю, что мы должны признать право русских на сближение с талибами в связи с тем, что у них есть право на защиту своих границ, обеспечения безопасности своей территории. К сожалению, за последние 15-16 лет в Афганистане мы не смогли выработать ясной и прозрачной политики в отношении своих оппозиционеров, чтобы обеспечить безопасность границ нашим соседям.

Россия и страны Средней Азии опасаются не талибов, а ДАИШ. Это новое явление, которое не признает границ. Под слоганом «Исламское государство» они хотят распространить свои идеи по всему миру. Только талибы могут хорошо противостоять ДАИШ. К сожалению, правительство Афганистана не смогло ликвидировать ДАИШ в Афганистане, и международные силы, которые присутствуют в Афганистане долгое время, не смогли ликвидировать ДАИШ. Представителям суннитов и шиитов Афганистана необходимо организовать совместные действия против ДАИШ, хотя это является обязанностью правительства, которое до сих пор, к сожалению, не предприняло никаких мер.

— Но, не смотря на многочисленные визиты официальных лиц Афганистана в Россию, посол России делает такое заявление в самом Афганистане. Вам не кажется, что у нас имеются проблемы с дипломатией?

Саид Исхак Гелани в свою очередь заявил:

— У нас вообще нет дипломатии. Главная проблема в том, что мы до сих пор не смогли обозначить своих друзей и врагов. В один период Америка была нашим единственным другом, в следующий момент мы уже ругали Вашингтон. В другой раз мы называли Россию врагом, в другой мы заявляем, что они наши братья, должны с нами сблизиться. Мы не смогли сохранить отношения с нашими друзьями.

Большая проблема, которая существует в нашем правительстве, заключается в том, что мы действуем эмоционально, и эти наши действия ослабляют нас.

Наш МИД – бесполезное министерство, и мы до сих пор не слышали, чтобы наш министр совершил визит и добился благосклонности какого-либо государства, чтобы оно поддерживало наше правительство.

Все дела мы делаем на уровне секретных служб. Либо глава национальной безопасности, либо секретарь Совета национальной безопасности, или кто-то из безопасности ведут все эти дела, что, на мой взгляд, противоречит мировым правилам государственного управления, когда политические вопросы находятся в ведомстве спецслужб.

Даже на переговорах с оппозицией, сначала все вопросы решаются спецслужбами, а потом Совету мира говорят, решение такое-то, вы идите и оповестите. И так со всеми оппозиционными группами, если так будет продолжаться, мы никогда не станем свидетелями мира в этой стране, и те государства, которые протянули нам руку дружбы, обратятся к нашим противникам.

Заместитель пресс-секретаря президента ИРА Шохусайн Муртазави выразил официальную позицию:

— Правительство национального единства за два года работы показало, что его действия сильно отличаются от предыдущего правительства. Президент в своем заявлении указал вполне конкретно, какие меры принимаются во внешней политике. За прошедшие два года правительства Афганистан добилось значительных успехов во внешней политике.

Те, кто утверждают, что у нас нет дипломатии, не имеют достаточной информации. Или, бытует мнение, что министр иностранных дел не делает свою работу, но по крайней мере, на саммите НАТО министр иностранных дел присутствовал и это без учета других визитов. За прошедшие два года в отношении внешней политики сделано столько, что впервые за последние 15 лет сильнейшие державы мира выразили политическое единодушие по проблемам Афганистана. Вы посмотрите на саммит в Варшаве, на саммит в Брюсселе…

— Что было предпринято по отношению к России? В начале деятельности правительства национального единства власти России выступили за подписание стратегического соглашения в области безопасности с Афганистаном. Что произошло, ответило ли правительство на этот запрос?

Продолжает комментировать Шохусайн Муртазави:

В настоящее время кроме Пакистана, мы тесно сотрудничаем со всеми странами региона в различных сферах. С Россией мы тесно сотрудничаем в вопросах борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков. И даже такие страны как Китай готовы сотрудничать с Афганистаном в военной сфере. Даже не смотря на противостояние Ирана и Америки, или России и Америки, на нашей площадке мы установили со всеми этими странами очень добрые отношения.

Исламская Республика Иран тесно сотрудничает с нами в проекте «Чобахар», в строительстве железной дороги, соединяющей Иран с Гератом. 

На конференции «Сердце Азии», на встрече министра иностранных дел Ирана с президентом была достигнута договоренность о том, что в ближайшее время диалог продолжится, и будет обсужден широкий круг вопросов.

Все наши проблемы мы обсудили со всеми странами региона. Во-первых, все признают, что терроризм является общей угрозой. Мы не используем терроризм в своих целях. Страна, которая ради своих политически целей натравливает одну террористическую группу на другую, использует ту же политику, что и Пакистан.

Всем известно, что талибы не являются единой группой, офис в Катаре делает свои заявления, Совет Кветты свои, те, кто базируется внутри Афганистана, мулла Расул и мулла Хайбатулла утверждают что-то свое, каждый полевой командир или теневой губернатор выступают со своими заявлениями.

— Т.е. вы думаете, что посол России сам не знает, что говорит, и на практике у русских нет связей с талибами?

— Русские противоречивы, посол говорит одно, а спецпредставитель другое.

Прошли те времена, когда соседняя страна в одной провинции раздает хурму, в другой раздает фото своих руководителей, а в третьей оружие и снаряжение. В настоящее время правительство национального единства обладает всей полнотой информации о ситуации.

Мы ясно дали понять всем странам, даже тем, у которых есть давние связи с талибами, что контакты с террористическими группами не смогут помочь стабильности в Афганистане. И какие-либо решения по поводу Афганистана, которые принимаются без участия официальных представителей в какой-либо стране, не могут быть действенными.

Перевод Башар Ахмад Гардези,
Редактура Егор Королев

 

http://www.gumilev-center.af/archives/4471

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика