Таджикские власти стремятся ослабить влияние ПИВТ

Таджикистан / Политика    7 окт., 13:48, 2014 г.    211

Ас-Сиси громит «братьев-мусульман» в Египте, Асад пытается делать то же с исламистскими группировками в Сирии, Каримов загнал их в глубокое подполье, а президент Таджикистана Эмомали Рахмон усиливает нажим на них в своей стране.

В полученной нами статье рассказывается, как таджикские власти «прессуют» главную оппозиционную силу страны - Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), и высказывается предположение о том, к каким последствиям это может привести.

***

Единственная легально действующая религиозная политическая партия в постсоветской Средней Азии – Партия исламского возрождения Таджикистана – в очередной раз за свою 41-летнюю историю переживает нелегкие времена. Давление, оказываемое на неё властями, в последнее время значительно усилилось и приняло систематический характер.

Государственные СМИ без устали распространяют сведения, порочащие как саму партию, так и отдельных ее членов. Власть идет в ногу со временем: помимо подконтрольных ей СМИ, она стала часто использовать социальные сети и видеохостинг YouTube. В многочисленных публикациях и видеосюжетах ее оппоненты из ПИВТ обвиняются в мошенничестве, многоженстве, изнасилованиях и тому подобных преступлениях, а также в разжигании гражданской войны в начале 1990-х, продлившейся более пяти лет

С 2011 года несколько партийных активистов подверглись нападениям «неизвестных», еще несколько были приговорены к лишению свободы, а как минимум один убит.

По мнению наблюдателей, власти опасаются усиления Партии исламского возрождения Таджикистана и укрепления ее позиций, вследствие чего и пытаются воспрепятствовать этому. (То же относится и к другим исламистским группам и течениям – AsiaTerra.)

Краткий курс истории ПИВТ

Первая ячейка будущей партии была создана в 1973 году, когда любые попытки объединения на религиозной основе сурово карались. Одним из основателей молодежной организации «Нахзати исломи» («Возрождение Ислама») был Саид Абдулло Нури.

Через несколько лет возникшая группа привлекла внимание КГБ. В 1986 году было арестовано около 40 ее участников. Сам Нури получил полтора года лишения свободы. Срок наказания он отбывал в Сибири.

После возвращения на родину в феврале 1988-го Нури учредил газету «Минбари Ислом» («Трибуна Ислама») – орган Казията (ныне Совета улемов) республики. А тремя годами позже ему и его сподвижникам удалось официально зарегистрировать свою партию.

26 октября 1991 года в Душанбе, во дворце «Вахдат», при участии тысячи человек состоялся первый съезд Партии исламского возрождения Таджикистана, на котором ее председателем был избран Мухаммадшариф Химматзода. (Через несколько лет ее возглавил Нури – AsiaTerra.)

Однако всего через год с небольшим, в 1993-м, в разгар гражданской войны, решением Верховного Суда Республики Таджикистан партия вновь была запрещена. (Официальным поводом для этого стали нарушения членами ПИВТ требований закона «Об общественных объединениях в Таджикской ССР» и положений ее собственного устава – AsiaTerra).

Истинная причина запрета была очевидна. Во время гражданской войны Партия исламского возрождения входила в состав Объединённой таджикской оппозиции (ОТО), противостоявшей Народному фронту, костяк которого составляли коммунисты, атеисты, южные и северные региональные группы. (Группировки и кланы, выступавшие за светское государство; все, кто был против исламистов. А Нури был активным сторонником создания в Таджикистане исламского государства – AsiaTerra.)

За пять лет гражданской войны, бушевавшей с 1992-го по 1997-й, были уничтожены десятки тысяч членов ПИВТ и их близких. (Действия ОТО были не более гуманными – AsiaTerra.)

В частности, погибли родственники одного из организаторов и лидеров Партии исламского возрождения Давлати Усмона. В ноябре 1992 года в Джиликульском районе Хатлонской области был убит брат Саида Абдулло Нури - Хабибулло. Лидеры партии - Мухаммадшариф Химматзода, Саид Абдулло Нури и Давлати Усмон вынужденно эмигрировали в Афганистан.

Боевики Народного фронта во главе с Сангаком Сафаровым, одним из рецидивистов советского периода, отсидевшим в тюрьмах СССР 23 года, целенаправленно уничтожали членов партии и ее явных или предполагаемых сторонников.

Война между Объединенной таджикской оппозицией и правительством Республики Таджикистан официально завершилась в 1997 году, после того как в Москве было подписано Общее соглашение об установлении мира и национального согласия.

Вооруженные силы ОТО, насчитывавшие, по данным СМИ, от 10 до 15 тысяч бойцов, не раз показывавших свою силу в ходе боевых действий против правительственных сил, были расформированы. Большая их часть была объединена с правительственными войсками.

12 августа 1999 года Верховный суд Таджикистана снял запрет на деятельность ПИВТ, наложенный им же самим шестью годами раньше. Легализовавшись, Партия исламского возрождения начала активно формировать свои структурные подразделения.

Саид Абдулло Нури после своего возвращения на родину почти три года возглавлял Комиссию по национальному примирению, завершившую работу в начале 2000-го. Позже его здоровье резко ухудшилось, и он оказался прикован к постели. В августе 2006 года религиозный деятель скончался от рака в возрасте 59 лет.

А несколькими годами позже, тоже 59-летнем возрасте, ушел из жизни и Мухаммадшариф Химматзода, один из основоположников ПИВТ.

На протяжении долгого времени Химматзода был депутатом нижней палаты парламента. Тоже страдая онкологическим заболеванием, он не всегда мог участвовать в его работе. В 2009 году Химматзода сложил с себя депутатские полномочия, протестуя против принятия закона «О свободе совести и религиозных объединениях», по его словам, не отвечающего его позиции. (Он считал, что закон имеет ограничительный характер – AsiaTerra.)

После смерти Саида Абдулло Нури на некоторое время партию вновь возглавил Мухаммадшариф Химматзода, а в сентябре 2007 года на 7-ом съезде ПИВТ ее председателем был избран помощник и заместитель Нури, выпускник факультета востоковедения Таджикского госуниверситета, дипломатической академии МИД России, кандидат политических наук, владеющий английским, арабским и персидским языками Мухиддин Кабири.

Позже его переизбрали и на следующий четырехлетний срок. С февраля 2005 года он депутат нижней палаты таджикского парламента от Партии исламского возрождения. Эта партия и сейчас остается единственной оппозиционной партией, представленной в парламенте Таджикистана.

Секретный протокол

Давление властей на ПИВТ начались еще в начале 2000-х. Руководители ряда министерств и ведомств, назначенные на эти посты по 30-процентной квоте для представителей оппозиции, один за другим были сняты со своих должностей.

В 2000 году Партия исламского возрождения обвинила правительство в нарушении Общего соглашения, а в июне 2003-го выступила против поправок в конституцию, позволивших Эмомали Рахмонову (он изменил свою фамилию на Рахмон в 2007 году – AsiaTerra) баллотироваться в очередной раз.

В октябре 2003 года был арестован, а впоследствии приговорен к 16-летнему заключению за организацию криминальной группировки, незаконный переход границы и многоженство заместитель Саида Абдулло Нури - Шамсуддин Шамсуддинов. Пятью годами позже он скончался от рака пищевода.

Несмотря на все трудности и определенные потери популярность ПИВТ постепенно стала расти. В конце «нулевых» в ее рядах состояли уже более 40 тысяч человек, среди которых было немало трудовых мигрантов, а количество ее сторонников, по мнению аналитиков, исчислялось сотнями тысяч.

Поворотным событием в жизни партии стало закрытое заседание президентского совета, состоявшееся 24 ноября 2011 года под председательством Эмомали Рахмона. Его результатом явился протокол № 32-20, подписанный руководителем администрации президента Манзурхоном Давлатовым и утвержденный самим президентом Таджикистана.

Тема заседания была обозначена так: «О рассмотрении социальной ситуации в стране и определению задач и обязанностей ответственных лиц и управлений». Эмомали Рахмон выступил с речью, а потом начал раздавать разные поручения. Часть их сводилась к стандартным мерам административного воздействия по отношению к различным религиозно-экстремистским группировкам. Все эти поручения были зафиксированы в протоколе. Вот некоторые из них:

«Усилить наблюдение над деятельностью религиозных ведомств, в особенности мечетей и использовать все средства и силы для борьбы с радикальными и экстремистскими движениями, в том числе салафизмом».

«Усилить процесс изъятия из общественных мест и магазинов кассет и дисков, содержащих радикальные религиозные материалы».

«Принять необходимые оперативные меры для прекращения и запрещения работы незаконных религиозных школ».

«При помощи правительственных экспертов определить источники, финансирующие политические партии, в том числе и Партию исламского возрождения Таджикистана; принять необходимые меры для контроля их финансовой деятельности».

Особое внимание, согласно протоколу 32-20, отводилось различным действиям в отношении Партии исламского возрождения Таджикистана. Здесь варианты более разнообразны и предполагают не только административное воздействие, но и оперативные мероприятия силовых структур:

«В согласовании с местными госслужащими и используя средства местных предпринимателей держать под постоянным контролем деятельность Партии исламского возрождения Таджикистана, особенно деятельность её лидеров и сотрудников; принять необходимые меры для подготовки полного списка членов Партии исламского возрождения, определить методы и способы их миссионерской деятельности, чтобы продвинуть наши операционные цели, в том числе - создать стимулы для того, чтобы они покинули партию».

То есть фактически предусматривался полный контроль над деятельностью ПИВТ и ее руководителей. Одновременно ставилась цель: добиться того, чтобы эта партия осталась без людей.

Помимо этих поручений предлагалось сократить общее количество мечетей, публиковать негативные материалы о лидерах ПИВТ, составлять списки тех, кто принимал участие в митингах оппозиции в 1992 году (в преддверии гражданской войны - AsiaTerra).

Через несколько месяцев содержание этого документа оказалось предано гласности. В начале марта 2012 года на сайте российского издания «Полярная звезда» появилась статья «Таджикистан накануне революции», где повествовалось о закрытом заседании и принятых на нем решениях.

Депутаты от ПИВТ Мухиддин Кабири и Саидумар Хусайни направили в адрес Генпрокуратуры Таджикистана письмо, в котором потребовали объяснений по этому поводу. И получили ответ, в котором говорилось, что действительный текст протокола 32-20 не совпадает с содержанием документа, опубликованного «Полярной звездой».

Очередной вехой в деятельности ПИВТ стала встреча президента Эмомали Рахмона с представителями духовенства, состоявшаяся 4-го июля 2013 года. Многие из выступавших на этой встрече высказывались за то, чтобы убрать из названия партии слово «исламская». «Ислам не нуждается в партии!», - завершали свои выступления некоторые лояльные властям религиозные деятели, в основном главные проповедники соборных мечетей республики.

Вплоть до расправы

7 февраля 2011 года в Душанбе около своего дома был сильно избит Хикматулло Сайфуллозода, главный редактор партийной газеты «Наджот», член политсовета Партии исламского возрождения. Он получил сотрясение мозга и серьезные повреждения лица.

Двумя годами позже, 22 апреля 2013 года, в подъезде своего дома в столице жестокому избиению подвергся первый заместитель председателя партии Мухаммадали Хаит. ПИВТ пообещала награду в 10 тысяч долларов тому, кто поможет установить причастных к этому нападению. Председатель партии Мухиддин Кабири попросил президента страны, как гаранта Конституции, а также как лидера Народно-демократической партии Таджикистана вмешаться в это дело. Однако нападавшие на Сайфуллозоду и Хаита так и не были найдены.

10 мая 2013 года за участие в беспорядках, произошедших 24 июля 2012 года в Хороге, административном центре Горно-Бадахшанской автономной области, к 14 годам лишения свободы был приговорен Шерик Карамхудоев, председатель Хорогского отделения ПИВТ.

Годом ранее, в июле 2012-го, в результате спецоперации по обезвреживанию группировки, которая была названа ответственной за гибель генерала спецслужб Абдулло Назарова, был убит председатель ПИВТ по ГБАО Сабзали Мамадризоев.

23 июля он выступил на митинге в Хороге и выразил недовольство экономической и социальной жизнью в стране. По сообщениям СМИ, после митинга Мамадризоев был задержан сотрудниками правоохранительных органов и отвезен в место, называемое «Кала». Там он был жестоко избит, а затем застрелен из автомата Калашникова. Тело Мамадризоева было обнаружено три дня спустя. (По данным агентства Tojnews, Сабзали Мамадризоев «участвовал лично в террористическом нападении на генерала» - AsiaTerra).

19 января 2014 года в больнице Управления исправительных учреждений Согда скончался 34-летний активист ПИВТ Умеджон Тоджиев. Он был задержан 30 октября 2013 года на территории Исфаринского района по подозрению в административном правонарушении, а позже обвинен в сотрудничестве с Исламским движением Узбекистана (ИДУ). По словам его адвоката, Файзинисо Вахидовой, он скончался от повреждений, полученных в результате побоев, нанесенных ему сотрудниками милиции (во время пыток выпрыгнул из окна здания ОВД города Исфары, сломал себе ноги и ушиб позвоночник, а через некоторое время умер в больнице – AsiaTerra).

В апреле этого года был задержан председатель ПИВТ по ГБАО - Саодатшо Адолатов. В конце июля приговором Ванджского районного суда он был признан виновным по статье 189 УК РТ «Возбуждение национальной, расовой, местнической или религиозной вражды» и приговорен к пятилетнему заключению.

Виновны во всем

15 марта 2014 года на YouTube появился 12-минутный фильм «В тени лицемерия ПИВТ», обвиняющий Партию исламского возрождения в разжигании гражданской войны 1992-1997 годов, в результате которой, по словам его создателей «погибли более 100 тысяч мирных жителей страны, а уровень экономического вреда достиг 10 миллиардов долларов». Авторы фильма неизвестны, на YouTube его выложил некий пользователь по имени Джамшед Анвари.

Незадолго до этого, в феврале, Госкомитет национальной безопасности Таджикистана сообщил о задержании в Исфаринском районе Согдийской области народного целителя Махмадулло Холова, подозреваемого в изнасиловании двух своих падчериц. В сюжете, показанном по государственным телеканалам «Шабакаи аввал» и «Сафина», утверждалось, что задержанный является членом Партии исламского возрождения Таджикистана с 1991 года и «активно участвует во всех мероприятиях партии в Согдийской области».

Руководители ПИВТ тотчас же дали опровержение, заявив, что Махмадулло Холов никогда не числился членом партии и что удостоверение № 016473, продемонстрированное по телевидению, - фальшивка, так как документ под таким номером выдан жительнице кишлака Чоркух Исфаринского района Согдийской области Азизе Солиевой.

Позже Холов получил большой срок, а в мае скончался от инфаркта в худжандском СИЗО.

Еще раньше, в конце 2013 года по детско-юношескому телеканалу «Бахористон» был показан фильм «По тропе ненависти». В нем рассказывалось об убийстве 8-летнего Киёмиддина Абдусаломова 20-летним жителем Таджикабада Сомоном Мухаббатовым. Выступая перед телекамерой, Мухаббатов признался в убийстве мальчика и поведал, что является членом Партии исламского возрождения. Он также сообщил, что сам подвергался сексуальному насилию со стороны преподавателей медресе.

Мухаббатов попросил прощения у жителей района и заявил, что совершил это преступление под воздействием того, что руководители ПИВТ критиковали власти.

Первый заместитель председателя партии исламского возрождения и депутат нижней палаты парламента Саидумар Хусайни, комментируя публикацию фильма «В тени лицемерия ПИВТ», связал её с предстоящими парламентскими выборами, которые пройдут в феврале 2015 года.

«Такие антипивтовские фильмы и сюжеты уже не раз появлялись. И мы считаем, что это дело рук политических конкурентов», - пояснил журналистам Хусайни.

Помидорная атака

28 апреля текущего года в Хороге возле областного офиса ПИВТ произошло нападение на Хусайни и его соратников, совершавших служебную поездку по Бадахшану. В результате толпа из примерно двух десятков человек избила исполняющего обязанности водителя сына Хусайни, и сопровождавших их людей.

Такие же инциденты в последние месяцы произошли и с председателем Партии исламского возрождения Мухиддином Кабири. 10 июня, после завершения встречи с молодежью города Куляба группа лиц, «вооруженных помидорами и яйцами», забросала ими лидера исламской партии и его соратников.

Сразу же после случившегося ПИВТ опубликовала на своем сайте сообщение, где говорилось, что нападение, возможно, было организовано сотрудниками ГКНБ. Впоследствии лишь двое из нападавших были привлечены к административной ответственности.

19 июня в Худжанде, административном центре северного Таджикистана, должна была состояться областная конференция, организованная Партией исламского возрождения Таджикистана в честь 17-ой годовщины Дня национального примирения. Для участия в ней в Худжанд прибыл Мухиддин Кабири. Однако толпа неизвестных, собравшихся возле офиса партии с камнями в руках, не дала возможность провести это мероприятие. В итоге глава партии и его соратники были вынуждены вернуться в Душанбе.

Одновременно с этим городские власти разобрали здание Согдийского отделения ПИВТ. Несколькими днями ранее мэр Худжанда вынес решение о сносе данного объекта, поскольку якобы в соответствии с Генеральным планом города на его месте должна была быть создана зеленая зона.

Отъем ресурсов

Один из методов, используемых нынешней властью для подрыва материальной базы ПИВТ, - лишение её лидеров источников денежных поступлений.

Так, в начале этого года по иску Агентства по борьбе с коррупцией и финансовому контролю, а также в соответствии с решением суда города Турсунзаде у супруги Мухиддина Кабири был изъят принадлежавший ей вещевой рынок «Саховат». 15 лет назад он был выкуплен у некой Лутфии Негматовой, и все сроки давности по обжалованию этой сделки давно прошли.

Формальный повод для изъятия был стандартным - «незаконная приватизация». В 1990-е годы земельный участок, на котором располагался стадион, к тому времени давно недействующий, приобрела Лутфия Негматова, которая построила там рынок, а впоследствии за 200 тысяч долларов продала его Мастуре Рахматуллоевой, супруге Мухиддина Кабири.

Комитет по делам молодежи, спорта и туризма, выступивший истцом по делу, настаивал на том, что участок, где расположен рынок, был приватизирован Негматовой незаконно.

В результате судья не принял во внимание ни один аргумент со стороны семьи Кабири, зато согласился с доводами госведомства, заявив, что спорную территорию «вернут истинным владельцам», то есть комитету по делам молодежи, спорта и туризма. При этом последний не должен выплачивать Кабири никакой компенсации.

В то же время закон от 16 мая 2007 года «Об амнистии граждан и юридических лиц Республики Таджикистан в связи с легализацией имущества» гласит: «Государственное имущество, приватизированное до введения в действие настоящего Закона, считается легализованным без соблюдения порядка, предусмотренного настоящим Законом».

Попытки обжалования не удались: Верховный суд Таджикистана оставил без изменения решение о конфискации рынка.

Адвокат семьи Кабири, Бузургмехр Ёров, после заседания суда рассказал газете «Азия-Плюс», что это произошло, потому что дело имеет политическую подоплеку.

«В деле есть письмо Госкомитета национальной безопасности Таджикистана, который поручает властям на местах проверить деятельность всех организаций, которые связаны с Мухиддином Кабири и его родственниками. Первым там стоит имя самого Кабири, а затем его родственников – жены и прочих», - сообщил адвокат.

«Охотник без ружья»

По мнению одного из лидеров ПИВТ, пожелавшего остаться анонимным, конечная цель таджикских властей заключается не в том, чтобы ликвидировать исламскую политическую партию, а в том, чтобы ее ослабить. Сделать всё возможное, чтобы она не могла стать сильным политическим оппонентом, не могла должным образом участвовать в политической жизни, особенно в парламентских и президентских выборах. Образно говоря, чтобы она превратилась в охотника без ружья.

«Они желают сохранить эту партию как фишку, демонстрирующую мировому сообществу, что они держат курс на строительство демократического, толерантного общества», - пояснил он.

«На парламентских выборах 2010 года ПИВТ одержала крупную победу, - говорит другой партийный деятель, член Президиума Партии исламского возрождения Ильхомджон Якубов. - По подсчетам независимых наблюдателей партия тогда набрала около 60 процентов голосов избирателей. По подсчетам наших аналитиков - 40-45 процентов. Однако ей «записали» всего лишь 8,2 процента». (ПИВТ была названа второй по итогам тех выборов. Её руководство заявляло о том, что им принадлежит, как минимум 30 процентов голосов – AsiaTerra).

Как считает Якубов, правительство опасается того, что в случае прохождения пяти и более депутатов от Партии исламского возрождения на парламентских выборах 2015 года, они смогут сформировать парламентскую фракцию. Избранные депутаты имеют право выступать на разных уровнях, что дает им возможность пропагандировать свои идеи, а это может привести к росту числа сторонников исламской партии. Поэтому власть и не хочет, чтобы её представители присутствовали в законодательном органе страны.

Якубов следующим образом прокомментировал распространенные утверждения о том, что в случае победы ПИВТ начнет создавать исламское государство:

«Ни в уставе, ни в программе партии, не сказано, что ее конечной целью является создание исламского государства в Таджикистане. Наше руководство везде заявляет, что конечная цель - это создание исламского общества, не государства. Мы сторонники того, чтобы Таджикистан оставался демократическим государством, в котором ислам, как и христианство, признается духовной ценностью».

Он напомнил, что настоящее время власти давят не только на ПИВТ, но и на другие партии и объединения, в том числе на Социал-демократическую партию Таджикистана, организации юристов, адвокатов, правозащитников.

Высказываются мнения, что воспрепятствование деятельности достаточно умеренной Партии исламского возрождения может привести к тому, что наиболее радикальные её члены, не найдя возможностей проявить свои стремления и силы законным способом, могут примкнуть к экстремистским группировкам и организациям. А это уже чревато реальной угрозой безопасности и стабильности, причём не только для Таджикистана, но и для других стран региона.

Ближайшие планы

В настоящее время Партия исламского возрождения Таджикистана тщательно готовится к парламентским выборам, которые пройдут в феврале будущего года. По словам Ильхомджона Якубова, они уже определились с возможными кандидатами, которые будут баллотироваться от их партии.

Говоря о сложных взаимоотношениях между руководством страны и Партией исламского возрождения, он высказал мнение, что «единственным способом ослабления ПИВТ является соблюдение властями законности и правопорядка, обеспечение быстрых темпов социально-экономического развития страны, искоренение коррупции».

Другими методами, полагает он, правительство не сможет добиться этого, и сила и авторитет исламской партии среди народа, наоборот, будут только расти.

http://asiaterra.info/religiya/tadzhikskie-vlasti-pytayutsya-oslabit-vliyanie-pivt

Назад

Актуально

Фотогалерея


Видео


Статистика